Участковый из Урняка

17 января 2019

Что для людей важно? Чтобы не было войны. Ни в мире, ни в стране, ни в родном селе. Ни на улице, ни в семье. Остальные напасти с божьей помощью можно перетерпеть. В Урнякском сельском поселении Арского района, куда после укрупнения входят шестнадцать населенных пунктов, можно сказать, жизнь течет тихо и спокойно.

 …Мы вместе со старшим участковым полиции по Урнякскому поселению, старшим лейтенантом Маратом Бариевым на его белой «Ниве» едем в один из населенных пунктов. Ему тридцать два года, у него два высших образования и уже немалый опыт. Главным принципом в своей работе считает профилактику преступлений. У него есть запрограммированные маршруты — по домам, где проживают отсидевшие срок за какие­либо тяжкие преступления люди, а значит потенциально опасные рецидивами. И обязательные поездки по вызовам: где­то произошла кража, где­то происходит драка, где­то просто пьяная ссора возникла. Такая уж у него работа: чтобы 3340 человек населения в 16 населенных пунктах жили без волнений и тревог, он, участковый, всегда должен быть там, где тлеет потенциальная угроза этому миру и спокойствию.

В состав территории поселения входят населенные пункты: поселок Урняк — административный центр, села Бимери, Верхний Пшалым, Казанбаш, Культесь, Средний Пшалым, Старые Турнали, деревни Алга­Куюк, Апайкина Гарь, Казанка, Кутук, Малые Турнали, Нижний Пшалым, Толонгер, поселки Гарталовка, Четыре Двора.

— Работаю в тесном контакте с исполкомом поселения, директорами школ, — говорит Марат Габдельхаевич. — Стараюсь всегда быть в курсе их общественных мероприятий, по возможности бываю на них…

Жизнь иногда такие «Санта­Барбары» преподносит — ни один писатель­фантаст такого не придумает. В одном из населенных пунктов на заснеженной улице к нам подходит абийка, обращается к участковому. Так, мол, и так — защитите мою дочь от сожителя­убийцы…

Подъезжаем к бревенчатому дому за глухим забором. Полицейс­кий знает этот дом, семью. Действительно, там проживает дочь обратившейся к нему бабушки с отсидевшим срок за убийство жены мужчиной. Участковый долго и громко стучит в ворота. Наконец, открывают. Хозяева — средних лет, энергичная симпатичная женщина и сухощавый мужичок встречают нас во дворе. Тут же подходит абийка — мать хозяйки дома. Вскоре информация подтвердилась.

— Бьет, угрожает, — жалуется хозяйка участковому. — Вон, на лице еще синяк не прошел…

Сожитель сидит тихо, молча — сразу видна школа длительной отсидки. Ни следов возлияний, ни запаха перегара нет. В избе тепло и чи­сто. По правде сказать, даже подумалось — еще надо разобраться, кто кого тут бьет. Хозяйка по виду из тех, кто «коня на скаку остановит…»

Участковый, как и положено, предлагает женщине написать заявление. Та отказывается. Ей, похоже, хочется, чтобы сожитель перестал и пить, и бить, и хорошо стал зарабатывать, но при этом без тесного контакта с полицией. Задача, прямо скажем, в подобных семьях сложная…

Уже в машине старлей поясняет: «Сколько раз ей говорили: пиши заявление — утихомирим. Однажды она даже написала, сожителя ее мы забрали. А потом она приехала и отозвала заявление — пожалела… Чего хотят женщины, понять иной раз бывает трудно. Но стараемся…»

В тот день мы побывали еще в двух населенных пунктах — Среднем Пшалыме и Культеси. Заходили с участковым в дома для проведения профилактических бесед.

Из таких поездок, многочисленных бесед и состоит жизнь участкового. 35­40 тысяч километров накручивает в год спидометр его служебной машины.

— Он очень добросовестный и отзывчивый, — характеризует Марата Бариева глава Урнякского сельского поселения Ильгиз Камалетдинов. — Для него не существует понятий ночной отдых, выходной или праздничный день. Быстро и оперативно выезжает по любому звонку. Очень уважительно и внимательно относится к людям.

Участковый не живет с шорами должностных инструкций. Он внимательно всматривается в жизнь людей, анализирует, что происходит на селе. Он видит, что села хорошеют, люди обустраивают дома — крыши, фасады;  строятся и капитально ремонтируются объекты соцкультбыта. И душа его радуется. Но его также, как и всех сельчан,  волнует и отток молодежи из села, и случаи безработицы, и низкие зарплаты. Он видит, что люди живут непросто, а потому не ищет легкой жизни и для себя. По пути из Среднего Пшалыма подвезли двух пешеходов, шедших в сторону Урняка. Полицейский перебросился с ними о том, о сем.

…Где­то в час дня, когда мы уже вернулись в Арск, на его мобильном телефоне раздался звонок. Выслушав звонившего, он сказал:

— Надо ехать в Казанбаш, там какие­то чужие ходят…

Благодаря таким звонкам участковый уполномоченный полиции всегда в курсе, где и что происходит. О «чужаках», к примеру, сообщают непременно.

Мы поехали. И сразу же на центральной улице увидели «их», четверых  маленьких  женщин. Сначала подумалось — цыганки. Но уже при более близком контакте выяснилось: это туристки из Южной Кореи. Старлей, проверив паспорта, попытался выяснить, как они оказались в Казанбаше, не входящем в туристические маршруты, но кореянки ни по­русски, ни по­английски, ни тем более по­татарски толком не разговаривали. Правда, на предложение довезти их до Арска охотно согласились…

— Самые разные эпизоды случаются, — говорит участковый. — Ко всему надо быть готовым, нельзя ни от чего отворачиваться, будто не видишь. Мы поставлены служить народу и должны это делать на совесть…

В отделе МВД РФ по Арскому району старшего лейтенанта полиции Марата Бариева ценят как одного из лучших участковых района и ставят его в пример другим сотрудникам.

Тимофей Троицкий.

 На снимке:  участковый уполномоченный полиции Марат Бариев.

Фото автора.

Вернуться в раздел "В номер!"

Комментарии: