В ритме созидания

08 декабря 2016

Замечено: если целый день ничего не делать, а только лежать и сидеть, к вечеру устаешь не меньше, чем если­ бы целый день копал огород, только с приятной музыкой в магнитоле или жаворонком в небе, нормальной едой и чаем на травах. Эту истину давно для себя уяснили Садыковы из Ерыклов Новошешминского района­, для которых отдых — это просто смена деятельности.

Вот, к примеру, взять старшего сына супругов Садыковых Ильгиза. Окончил в этом году Казанский медицинский университет, поступил в ординатуру, принят на работу в РКБ. Согласитесь: за труды праведные на ниве образования имел полное право летом отдохнуть: позагорать, поплескаться в речке, да просто книжки почитать. А он в августе, когда шел сев озимых культур в фермерском хозяйстве отца, целый день стоял на мостиках сеялки. Почти три недели. Приходил домой — только глаза блестели на черном, запыленном лице. Начало августа выдалось жарким, безветренным, и от этой пыли, поднимавшейся над полем столбом, укрыться было невозможно ни на правом мостике, ни на левом. Но ему даже в голову не приходило задать самому себе вопрос: а зачем ему это надо?

А что, младшему его брату Инсафу, десятикласснику, легче? На нем — целое подворье: больше ста овец, корова, лошадь, куры, гуси. Утром пораньше встал, задал всей этой живности сено, фураж, солому, свекловичный жом, налил воды, подоил корову, только тогда — в школу. После школы — опять хлопоты по хозяйству. И так — каждый день. Когда все три брата были школьниками, нагрузка распределялась на троих, а теперь и Ильфат — студент КНИТУ, братья приезжают только на выходные — накопившиеся горы навоза выгрести, сено в рулонах подготовить к раздаче.

Может, Ильфат белоручка? Да где там, в этой семье таких не держат. Весь выходной — на подворье, плюс дрова для бани напилить­наколоть. А летом братья втроем карду на ферме огородили для коров: 250 погонных метров за пять дней. Это восемьдесят ямок — правда, не вручную, приспособлением, но тоже не сладко. Плюс установка металлических труб, фиксация их щебнем и заливка бетоном, плюс протягивание металлических тросов. А еще — установка вентиляционных шахт в новом коровнике… В общем, работы братьям хватает. И при всем при этом они успевают и за ягодами­грибами ходить, банные веники заготавливают, спортом занимаются. Ильгиз и Ильфат — борцы, Инсаф — волейболист. Ильфат еще и по бегу чемпион района, вместе с Инсафом ежедневно пробегают по 6­7 километров…

Смотрю на братьев и думаю: почему в иных семьях дети вырастают инфантильные, инертные, ничего­то их, кроме социальных сетей, не интересует. Ни учиться, ни работать не хотят. А вот эти — будто с другой орбиты. Тут уж, понятное дело, надо посмотреть на отца­мать.

Марат Хаметзакирович — глава крестьянско­фермерского хозяйства. У него 2000 гектаров арендованной земли, в том числе 1357 гектаров пашни. На ферме содержится 300 голов КРС, в том числе 100 коров. Имеется 60 лошадей. Есть пасека. Постоянных наемных работников — 20­-25 человек. Зарплату выдает вовремя.

Больше всего на свете он ценит жизнь. Особенно, если целы руки, ноги, видят глаза и слышат уши. Уже одно это, в его понимании, большое счастье. А пришел он к такому выводу, проведя два года в Афганистане, участвуя в военных действиях в составе ограниченного контингента советских войск и видя, как в одно мгновенье прерывались жизни товарищей, с которыми несколько минут назад сидел в казарме и ел кашу.

По образованию Марат Садыков — ветеринар, получил это образование осознанно, потому что, можно сказать, вырос на ферме. Мать его, Халима Шамсутдиновна, всю жизнь работала в колхозе телятницей, поэтому и сына частенько брала с собой. Видимо, от того, что парень с детство впитал в себя особенности ухода за животными, их кормления и поения, на его ферме созданы все условия для их содержания и достижения высокой продуктивности. Взять дойное стадо. Коровник добротный, без сквозняков, с вентиляцией. Нынче к отремонтированному старому пристроен новый. Все необходимое оборудование имеется: доильные аппараты, танк­охладитель молока, транспортер. Имеется обширная карда, на которой есть сено, солома, куда завозят и сенаж. Воду буренки получают во время специального прогона длиной километр­полтора, такой моцион им необходим для здоровья.

Обновление дойного стада ведется за счет собственных первотелок. На ферме ведется строгий зоотехнический учет, коровы и телки осеменяются вовремя, приносят здоровых телят. В этом году от каждой коровы надой будет в пределах 5800 килограммов, килограммов на двести побольше прошлогоднего.

 

— Сейчас работать стало интереснее, — говорит Марат Хаметзакирович. — Закупочные цены на молоко увеличились, продаем его по 26,5 рублей за килограмм — в прошлом году в это время было 18-­19 рублей.

На полях в КФХ «Садыков М.Х.» — тоже порядок. Он применяет трехпольный севооборот: чистый пар — озимые зерновые — яровые зерновые. Еще имеет 400 гектаров многолетних трав. В этом году озимых получено около 30 центнеров с гектара, яровых — по 15 центнеров. И это — на самых бедных в районе по плодородию и каменистых землях.

— Виды на яровые были прекрасные, но июльская жара сделала зерно щуплым, — сетует фермер. — Тем не менее, жаловаться грех.

Техники в КФХ достаточно: и для обработки почвы, и для посева, и для ухода за растениями, и для уборки. В этом году для обработки чистых паров куплен новый дискатор. На машинно­тракторном дворе бросается в глаза обновленная крыша мастерской.

— Отец у нас строгий, обязательный, дал слово — держит, и работящий, — говорит об отце Ильгиз.

А супруга Марата Хаметзакировича Венера добавляет, что за мужем, как за каменной стеной:

— Все финансовые вопросы он решает, для сыновей — пример во всем. И на работе, и в быту. Пять раз становился батыром района, сейчас регулярно ходит в спортзал на волейбол, на тренажеры.

Сама Венера Исхаковна тоже не знает, что такое отдых. Сидеть долго перед телевизором у Садыковых не принято. Дом большой, хозяйство обширное, всегда есть чем заняться. К тому же она работает учительницей младших классов.

Самое яркое ее впечатление последних лет — это хадж в Мекку. Недешевая получилась поездка, но памятная: она глубже осмыслила свою жизнь.

Полушутя спрашиваю у братьев:

— Не устали от крепостного права­?

Они пожимают плечами. У них нет таких понятий: «трудно», «тяжело». К тому же у Ильгиза новенький автомобиль «Киа», у Ильфата — собственная «газелька».

«Ну, как всегда обиженный — младший», — думаю. Высказываю это свое соображение.

— У него «Ока» и лошадь, — говорит­ Ильгиз.

И все три брата смеются.

Дети Садыковых многое взяли и от отца, и от матери. Стараются по пятницам ходить в мечеть, читать намаз, а уразу держат уже несколько лет в обязательном порядке. Нынче она была в июне, в самые длинные и жаркие дни, но, как говорят братья, трудно было только первые три дня — хотелось пить.

…Некоторые спортсмены высокого класса — и в России, и за рубежом — для достижения выдающихся результатов применяют так называемый кровяной допинг: пузырек собственной крови кладут на хранение, а перед соревнованием закачивают в кровеносную систему. Получается энергетическая подпитка. Мне кажется, нечто подобное происходит и у фермеров: они, трудясь на полях и фермах, заряжают своей энергией все окрестности, а потом она их подпитывает в моменты, когда им трудно.

Садыковы в трех поколениях в окрестностях Ерыклов создали такой энергетический резервуар, что запаса надолго хватит и им самим, и их потомкам.

 

Владимир Белосков.

На снимках: братья Инсаф, Ильфат и  Ильгиз Садыковы; фермер Марат Садыков.

 

Фото автора.

Вернуться в раздел "В номер!"

Комментарии: