«Земляки»: через тернии…

19 декабря 2019

Владимир Белосков

Первый месяц зимы нынче выдался мягким. И это на руку фермерам КХ «Земляки» Нижнекамского района. Дело в том, что около года назад кто-то устроил им пожар в овощехранилище — сгорело все: помещение, продукция, три трактора. 8 миллионов рублей будто ветром сдуло! И фермеры к нынешней зиме не успели восстановить хранилище в том виде, в котором оно должно быть. К своему удивлению, глава КХ Владимир Аппаков открыл для себя, что даже среди друзей много «обещалкиных», а та фирма, с которой заключили-таки договор, попросту кинула «земляков», и теперь предстоят суды. А время ушло. Смогли лишь сделать крышу из профлиста, и все: никаких утеплителей. А урожай в этом году выдался особенно хорошим: и картофеля, и столовой свеклы, и моркови, и нескольких видов капусты, не считая разных там кабачков, баклажанов и патиссонов. Сотни тысяч тонн сельхозпродукции! Сразу, с осени, продать дары полей не удалось: сбыт — это хроническая проблема. Доходило до того, что более 106 тонн картофеля и 102 тонны столовой свеклы отдали по 2 рубля за килограмм — надо же зарплату людям платить, ведь в коллективе — более 40 работников. И вот основное хранилище забито до отказа картофелем, а в тамбуре лежит бурт моркови. Заполнено и хранилище-погорелец: картофель, свекла, морковь, капуста, но чтобы поддерживать оптимальную температуру, приходится использовать «пушку» — жечь солярку ежесуточно на 5 тысяч рублей, плюс две электрообогревательные установки.

— Как только солнышко пригреет, — с крыши течет прямо на клубни, — рассказывает один из соучредителей крестьянского хозяйства Риаз Закиров. — Пришлось изыскать большой полиэтиленовый полог — накрыли им картошку.

И, вздохнув, добавляет:

— Эх, даже беспроцентный кредит не дали…

Всего три абзаца в газетной ста­тье, а сколько разных мыслей он рождает. Первым делом вспо­мина­ется цитата, воспроизведенная председателем Ассоциации ферме­ров, крестьянских подворий и сельскохозяйственных потребительских кооперативов РТ Камияром Байтемировым на недавнем совете фермеров: «Фермеры живут бедными, а умирают богатыми».

Вот и Ирина, супруга фермера Владимира Аппакова, 28 лет, можно сказать, не снимавшая с себя рабочей робы, умерла богатой. Она была просто женой соучредителя, и работала без устали наравне с семью основными фермерами. Наверное, мечтала о том, что и на их улицу когда-нибудь придет праздник. Но не дождалась. Видимо, пожар отнял у нее последние силы.

Да, у Ирины с Владимиром, если продать с молотка все имущество крестьянского хозяйства — здания, тракторы, комбайны, оборудование, продукцию и поделить на семерых, на счету объявились бы хорошие деньги. Только женщина это богатство не очень-то ощущала.

За этот год у Владимира Ильича много всего на душе накипело, много дум всяких он передумал. Чтобы установить поджог, а не несчастный случай, пришлось приглашать казанских экспертов. Но поджигателей не нашли, да и искали ли? Но особенно ранило, что ничем не помогло государство в лице Минсельхозпрода РТ. Так вот и остались фермеры один на один с бедой. Спасибо главе Нижнекамского района Айдару Метшину — выделил миллион рублей, как раз на кровлю хватило.

Слушаешь Аппакова — фер­мера теперь уже с 28-летним стажем, известного своим элитным семенным картофелем, считай, и задумываешься: кто умнее — те, кто дни напролет лежит на диване, случайными приработками зарабатывая себе на кусок хлеба с чаем. Или те, кто с рас­све­та­ до темна жилы рвут, чтобы на этот кусок намазать еще и масла?

И вроде бы вопрос-то глупый, но почему он приходит на ум?

А ведь таких, лежачих, на селе много. И их не убавится ни в здешней деревне Смыловка, ни в соседнем Сухареве, если отношение к фермерам будет вот такое, казенное.

Нам могут возразить, хотя бы в том же Минсельхозпроде РТ: все виды полагающейся господдержки КХ «Земляки» получали. И несвязанную поддержку на гектар пашни, и льготное топливо, и субсидию на минеральные удобрения, и субсидию на элитные семена. Весомую компенсацию получило хозяйство за приобретение и установку оросительной системы.

Так-то оно так. Да только раньше на селе пожары тушили, можно сказать, всем миром. Бедой они были общей. И погорельцам по­могали. А тут…

Замечено: одна и та же история переливается самыми разными красками, смотря с какой точки зрения­ на нее взглянуть и с каким настроением. Вот КХ «Земляки» — что мы об этом хозяйстве знаем? По публикациям в прессе судить, так это группа преуспевающих фермеров, кормящих своей продукцией целый Нижнекамский район, и не только. Причем, продукцией качест­венной. И все. И нам часто все равно, что кроется за этими внешними­ атрибутами успеха. Потому что у всех — своя жизнь, со всеми ее и взлетами, и падениями.

А на самом деле очень важно, что там — внутри производства, внутри трудового коллектива, внутри самого человека. Каков там запас прочности? Ведь это сук, на котором мы все сидим. Ну да, взглянуть философски — ничего, казалось бы, страшного: ежегодно не­ма­­ло фермерских хозяйств разо­ря­ется­ и на их место приходят другие. Вроде бы как производственная цепочка не разрывается, остается про­чной. Вон и Сталин в свое время говаривал: гибель одного человека — трагедия, а миллионов — статистика. Но как бы с такой философией нам не превратиться в истуканов — в существа без чувств и мыслей. Кстати, недавно на телеканале «Спас» один умный эксперт утверждал, что это как раз цель крупного капитала — создать в будущем человека без способностей мыслить, чувствовать, без пола и прочих «отягощающих человека предрассудков».

И человечество давно бы кануло в тартарары, если бы Бог не давал людям испытаний по их силам. А силы у «Земляков» лошадиные. Будьте в этом уверены. Ну да, один из двух братьев Аппаковых не выдержал, вышел из крестьянского хозяйства со своей долей, и уже десять лет как трудится на промышленном предприятии с упорядоченным рабочим днем и двумя выходными в неделю. Но семеро «земляков» остались. Они не нажили себе богатств: дома строят годами, легковые автомобили приобретают в кредит. Но! «Безумству храбрых поем мы песню»! Помните — у Горького в «Буревестнике»? Вот на таких, «безумных», и стоит наше село, и зиждится державность нашего государства. Правда, на них еще и скапливаются миллиардные состояния «умных» — казнокрадов и коррупционеров. Только стоит ли по этому поводу сильно сокрушаться? Ведь по количеству проживаемых на Земле лет мы все примерно равны. А как разойдутся наши пути после точки невозврата — один Бог знает. По этому поводу, кстати, хорошо выразилась повар КХ «Земляки» Валентина Фролова: «Нет в кубышке денежных запасов, так и спишь спокойно».

…КХ «Земляки» было создано в 1991 году. Помните, самый канун крутых преобразований в стране. Восемь человек стали соучредителями крестьянского хозяйства. Здесь, за околицей деревни Смыловка, где сейчас расположена внушительная производственная база КХ, была только посадка хвойных деревьев. А рядом — поля фермерского хозяйства, в основном пески. Но тогда были молодость, энтузиазм, желание работать самостоятельно, все более обостряющееся чувство хозяина. И вот за неполные двадцать лет — разительные перемены. Капитальное здание мехмастерской с административными помещениями наверху, два овощехранилища, два зернохранилища, столовая, около трех десятков тракторов, комбайнов, несчетное количество прицепных посевных и почвообрабатывающих машин и т.д.

Но не в этом главное богатство «Земляков». И не в наборе современной техники и витиеватости технологических штучек прочность страны нашей. Вот они — знаменосцы крестьянского хозяйства, Виталий, Юлия и Ирина — дети Владимира и Ирины Аппаковых. Они, молодые, энергичные, смелые, связали свою судьбу с сельским хозяйством, с «Земляками». И им здесь нравится.

— Я уже с 12 лет, с 6 класса здесь крутилась, — рассказывает Юлия, нынче Миронова. — Ворошила в летние каникулы зерно на току, сортировала картофель, собирала овощи на полях… После окончания вуза пришла на работу сюда. Почему? Ну, это, во-первых, помощь родителям, во-вторых, нравится здешняя природа. А в-третьих, у нас не скучно: коллектив боевой, не унывающий. Глядишь, и муж мой Максим сюда переберется из «Таифа-НК»…

По стопам сестры пошла и Ирина. Она вспоминает, что поначалу было очень тяжело, особенно, когда скончалась мать. Ведь сразу все ее обязанности легли на плечи девушек. А это и прием заявок, и отпуск продукции, и ведение табеля, и логистика, и продажи… Но выдержали. Коллектив подбодрил.

— Помню, как нам Валентина Ивановна говорила: «Терпите, девчата, потом станет легче…», — вспоминает Юлия. — И эта поддержка нам очень помогла…

У Виталия «приземление» прошло попроще. Все же мужчина. Он и высшее образование получил сельскохозяйственное, и не мучился долго с выбором жизненного пути. Ему поручают самую ответственную и сложную работу, требующую внимательности, терпения и усердия. А конкретно — сев мелкосемянных культур.

Молодость — это сила, энергия, оптимизм. Так что будущее у «Земляков» есть. Если, конечно, их не будут ломать через колено.

— В сельском хозяйстве я давно, — размышляет Риаз Закиров. — Помню времена, когда солярка стоила четыре копейки за килограмм, а килограмм картошки — 12 копеек. Сейчас, чтобы купить литр солярки, надо продать пять-шесть килограммов картошки. Все перевернулось. И в таком диспаритете цен мы работаем четверть века с лишним. Разве это правильно?

Не правильно, конечно. Как не правильно и то, когда литр молока с фермы стоит дешевле литра воды из родника. Когда за тонну минеральных удобрений — по сути, даров природы, приходится отдавать до двух тонн зерна, выращенного потом и кровью. Когда зерноуборочный комбайн рядовому фермерскому хозяйству и вовсе стал неподъемным без кредита и лизинга, да еще за такой поддержкой приходится изрядно побегать без твердых шансов на успех.

Кто-то может возразить: но ведь у фермеров есть земля — мощный природный ресурс, она и есть наша кормилица. Так-то оно так, да не совсем. Чтобы плодородие земли, энергию солнца, живительную силу дождей и снегов трансформировать в сельскохозяйственную продукцию, причем, в достаточном для пропитания общества количестве, надо быть настоящими хозяевами на этой земле. Грамотными, старательными, рачительными, трудолюбивыми. Но этого мало, поскольку сельское хозяйство — цех под открытым небом, и тут бывает всякое: и сильные морозы, и нескончаемые ливни, и страшные засухи, и ураганы, и градобитие. И даже пожары. И вот в такие трудные моменты надо обществу поддерживать наших кормильцев, не оставлять их с бедами один на один, всем миром протягивать руку помощи.

Вот тогда мы будем людьми.

…Пока я ждал Владимира Аппакова в селе Сухарево, то заглянул в исполком Сухаревского сельского поселения. Там я побеседовал с секретарем исполкома Татьяной Фроловой.

— Крестьянское хозяйство в Смыловке для нас — это, можно сказать, деревнеобразующее предприятие, — сказала она. — Там создано более четырех десятков рабочих мест, работники стабильно получают хорошую зарплату, плюс зерно, сено, солому. В 2010-м аномально жарком году «Земляки» вообще сильно выручили кормами наши личные подсобные хозяйства. А сам Владимир Ильич — депутат нашего СП, это наша опора: и материально помогает, и советом, и делом.

Кстати, подтвердила эти слова и работница КХ «Земляки» Гульсина Зарипова:

— Я двадцать пять лет работала дояркой, последние годы доила 80 коров с зарплатой 10-12 тысяч рублей в месяц. А здесь, в «Земляках», и работа полегче, и зарплата в два раза больше…

Наша встреча с Ильичом состоялась возле церкви Казанской иконы Божией Матери. Он задержался в Нижнекамске, где состоялась встреча с предпринимателем: разговор там шел о новых перспективных планах. И вот сейчас, сквозь слова переживаний, я почувствовал в душе Владимира и надежду, надежду на будущее. Он озвучил — пока не на публику, а эксклюзивно, свои ближайшие проекты. Значит, он перетерпел «мертвую точку», пересилил. Дальше черед — «второму дыханию». Дай тому Бог.

На снимках: (на 1 стр.) «Земляки» живут и не сдаются; (на 6 стр.) идет переборка картофеля; сестры­ Юлия и Ирина (в девичестве Аппаковы).

Фото автора.

 

Вернуться в раздел "В номер!"