Казань -­ родина ракетного двигателя СССР

14 апреля 2016

К 55-летию полета

Ю.А. Гагарина

 

«В 1947 г. собраны из немецких деталей и запущены на полигоне Капустин Яр первые 11 трофейных ракет. Первая ракета из отечественных деталей (Р-1 или «Волга») была запущена там же через год, причем Р-1 уже была усовершенствованным Королевым агрегатом» (П.Образцов, «Известия», 5.06.2004.)

Прошло 55 лет с тех пор, как наша страна стала родиной первого космонавта Земли. Об этом сказано немало. Но постоянно за кадром остается тот факт, что рождение двигателя первой советской ракеты средней дальности началось еще в годы Великой Отечественной войны в секретных КБ Казани. Не случайно она получила родное для каждого россиянина имя – «Волга». Справедливо ли, что об этом не знают ни в России, ни в самом Татарстане? Не пора ли раскрыть, наконец, завесу государственной тайны, связанной с рождением первой ракеты в СССР?

Вспомнить об этой гостайне заставил снимок в Интернете, на котором представлен двигатель первой ракеты С.П. Королева 8ж38, спасенной от переплавки одним из казанцев и приютившийся около сарая на окраине города. Ценнейший экспонат космической эпохи мог бесследно исчезнуть только потому, что руководству Казанского авиационного университета и спецслужб не хватило мудрости (а может и смелости) рассекретить факт научных исследований V­2 в столице Татарии. Хотя давно уже не секрет, что именно студенты КАИ на кафедре специальных двигателей до сих пор изучают ценные трофеи времен войны: деталь двигателя Вернера фон Брауна, его «сердечный клапан» с клеймом, заводскими номерами заводов V и фашистскими орлами и действующий стенд, показывающий работу пневмогидравлической системы ракеты V­2 (качество любительских фото оставляет желать лучшего, т.к. сделаны они студентами).

Остается надеяться, что хотя бы их не ожидает участь упомянутого выше двигателя Р­1 и они станут экспонатами Национального музея РТ.

Почему они так важны для написания славной биографии одного из научных центров России – Казани? Судите сами.

 

«То, чего не может быть»

В апреле 1945 г. советские войска захватили десятки ракет V­2 и предприятия, изготавливавшие узлы и агрегаты для них. Для изучения трофеев и их документации были собраны лучшие специалисты. Вот как описывает знакомство с V­2 академик Б.Е.Черток, который с апреля 1945 г. руководил группой по изучению трофейной ракетной техники:

«А.М.Исаев, я, Н.А.Пилюгин, В.П. Мишин и ещё несколько специалистов были допущены к осмотру секретного немецкого оружия. Войдя в зал, я сразу увидел грязно­черный раструб, из которого торчала нижняя часть туловища Исаева. Он залез с головой через сопло в камеру сгорания и с помощью фона­рика рассматривал подробности. Рядом сидел расстроенный Болховитинов.

Я спросил:

­ Что это, Виктор Федорович?

­ Это то, чего не может быть! ­ последовал ответ.

ЖРД таких размеров в те времена мы себе просто не представляли».

Да, приходится признать: в то время, когда самым грозным оружием советской армии считались боевые машины реактивной артиллерии БМ­31 («Катюша»), снаряды, которые уносили по десятку килограммов взрывчатки на десяток километров, в Германии уже были ракеты средней дальности. Летом 1944 г. фашисты начали обстрел Англии баллистическими ракетами V­2. Каждая из нескольких тысяч ракет со скоростью звука донесла по тонне взрывчатки более чем на 300 км. И продолжалось это до 22 марта 1945 г., пока не были разгромлены стартовые площадки на базе Пенемюнде и в других местах. (Кстати, к этому имел непосредственное отношение и улетевший с упомянутой ракетной базы пленный летчик из Казани М.П.Девятаев).

Будущий создатель советских ракет С.П.Королев лишь в ноябре 1942 г. по просьбе конструктора ракетных двигателей В.П.Глушко был переведен в спецтюрьму ОКБ­16 при Казанском авиамоторном заводе. Здесь Глушко с 1940 г. разрабатывал жидкостный реактивный двигатель РД­1 для установки на самолеты в качестве ускорителя полета. Королеву поручили разработать конструкцию установки двигателя на Пе­2. В июле 1944 г. работавших по созданию РД­1 Глушко, Королева и еще семерых специалистов освободили со снятием судимости.

Но они продолжали работать в Казани: Глушко был назначен в декабре 1944 г. главным конструктором ОКБ реактивных двигателей (ОКБ­РД) на заводе № 16, а Королев ­ его замом по реактивной установке. В мае 1945 г. вышел приказ Наркомата авиационной промышленности СССР о создании в КАИ первой в стране кафедры ракетных двигателей во главе с Глушко. Преподавали на кафедре сотрудники ОКБ­СД: профессор Жирицкий, старшие преподаватели Королёв, Севрук, Брагин. За успешную разработку двигателя РД­1 и конструкции его установки на самолеты в сентябре 1945 г. Глушко был награжден орденом Трудового Красного Знамени, а Королев ­ орденом «Знак Почета».

Первые конкретные сведения о двигателе немецкой ракеты А­4 (V­2) в ОКБ­РД в Казани (ныне ­ ОАО «НПО «Энергомаш» им. академика В.П.Глушко) получены весной 1945 г.

Первой из Казани в Германию выехала группа испытателей во главе с В.Л.Шабранским, занимавшимся в ОКБ­РД стендовыми огневыми испытаниями двигателя РД­1. Так казанские конструкторы начали работу над первой совет­ской ракетой.

 

Родина ракетных двигателей

Почему именно в Казани создано в годы войны Конструкторское бюро по разработке жидкостных ракетных двигателей? Прежде всего, потому, что в столице Татарии был не только авиационный завод, серийно производивший поршневые авиадвигатели, и то, что здесь в 1932 г. открылось высшее авиационное учебное заведение – КАИ. Именно поэтому в Казань сослали группу репрессированных ученых, среди которых были и специалисты по жидкостным ракетным двигателям. Важным фактором было и то, что в годы войны Казань оказалась в тылу, сюда эвакуировали авиационные заводы из Москвы и Воронежа.

На заводе №16 (сейчас Казанское моторостроительное производственное объединение) был организован отдел №28 системы Наркомата внутренних дел. В нём еще до войны велись исследования по разработке воздушно­реактивных и газотурбинных двигателей. Руководил ими Б.С.Стечкин, отбывавший срок наказания в «шарашке». Стечкин спроектировал ускоритель, но не ракетный, а пульсирующий, использующий кислород атмосферы. Подобный двигатель немцы поставили на самолеты­снаряды V­1, но стечкинский был совершеннее.

Когда Стечкина после освобождения направили в Москву, его сменил В.П.Глушко. Здесь же работали А.Д.Чаромский, Г.С.Жи­рицкий, М.С.Млынарж и другие. Основным достижением КБ Глушко стало создание и обеспечение серийного производства азотно­кислотных жидкостных ракетных двигателей РД­1 и РД1­ХЗ для установки на самолёты.

В Казани известно точное место, где начались работы над созданием ракетных двигателей. Цех размещался на территории 16 моторного завода. Там сейчас автомобильная стоянка между КМПО и КАПО. Создатели двигателей сидели на территории нынешнего КАПО, а работать ходили на территорию КМПО в сопровождении часового.

Думается, пора уже на этом месте поставить достойный памятный знак.

P.S. Подробнее узнать обо всех этих событиях, двигателе и ракете Р­1 «Волга», посмотреть кадры кинохроники, видеоинтервью очевидцев вы можете в Музее­-мемориале Великой Отечественной войны Национального музея РТ, который находится в Казанском кремле.

 

Михаил ЧЕРЕПАНОВ.

На снимке: профессор с двигателем.

Вернуться в раздел "Память"

Комментарии: