Город четырех религий, или в гостях у белорусских татар

25 мая 2017

В Республике Беларусь, как и в Татарстане, в мире и со­гласии­ проживает около сотни национальностей, есть там и большое количество татарских семей.

Разворот на Ивью

Специалисты Щучинского ремонтного завода Гродненской области, где мы недавно побывали по производственным вопросам в командировке, зная, что мы приехали из Татарстана, рекомендовали посетить при возможности город, где компактно проживают местные татары. Нас это заинтересовало. И вот завершив все дела, мы на обратной дороге заехали в Ивью. Город расположен у основной трассы М­6 на северо­востоке Гродненской области. А нам к тому же необходимо было немного отдохнуть перед дальней дорогой и заправить машины топливом.

Город на первый взгляд неприме­чательный, но чистый и ухоженный, видно, что тут нет больших предприятий и заводов. Немного поплутав по тесным улицам частного сектора одноэтажных домов, мы выехали к местной мечети. Остановились перед небольшой площадью, с которой открылся красивый вид на башню с высоким шпилем­минаретом, увенчанным золоченым полумесяцем. Мы, жители Татарстана, привыкли к видам велико­лепных мечетей Казани и других городов и сел республики, нас трудно­ в этом плане чем­то удивить. Здесь перед нашими взорами возвышалась­ относительно скромная деревянная мечеть. Но что­то в ней было величественное и загадочное. Чувствова­лось, место намоленное. В этот день службы в мечети не было, и поэтому дверь в здание была на замке. Осмотревшись, мы увидели мужчину средних лет, который занимался ремонтом автомашины. Подошли, поздоровались и представились. Завязался неспешный разговор.

— Зовут меня Мустафа, по отцу Сулейманович, а фамилия — Шабалович, — начал он беседу, и было видно, что он немного взволнован и рад нам. Работаю я водителем на одном из местных предприятий, мне 55 лет.

Мы попросили его показать нам мечеть и немного рассказать историю этих мест, на что он, немного смущаясь, предложил нам подождать приезда местного муллы — Адаллы хазрата, у которого можно больше узнать про историю города и мечети. Но потом согласился. Говорили на русском языке, пробовали с ним говорить на нашем татарском языке, но он нас не понимал. При приветствии на арабском языке радостно закивал головой, было видно, что он владел немного этим языком.

 

Местная мечеть

Мустафа провел нас через небольшую калитку во двор мечети и показал интересующий нас объект, как говорится, со всех сторон, при этом дал небольшие разъяснения:

— Город наш небольшой, тут чуть больше 9 тыс. людей проживает. Местные жители называют свой город в шутку вторым Иерусалимом. Город основан в 1444 году. На протяжении веков здесь соседствуют православные, иудеи, католи­ки и мусульмане. В нашем небольшом городе есть все культовые сооружения четырех религий — кос­тел, церковь, мечеть, синагога, а эта мечеть построена в 1882 году на средства, выделенные графиней Эльвирой Августовной Замойской. Об этом свидетельствует табличка, установленная при входе в мечеть, которую вы видите, — завершил вступление Мустафа. Затем мы осмотрели саму мечеть. Прямоугольное­ здание имеет в мужской половине пятистенную пристройку — михраб, украшенную резьбой и арабскими изречениями из Корана. Рядом полка для духовных книг. Справа от михраба — возвышение с навесом на столбах, нечто вроде кафедры, откуда мулла произносит речи во время торжеств и праздников.

— В нашем городе около 500 семей мусульман­татар, есть еще несколько тысяч татар в окрестных селах и деревнях, — продолжил Мустафа после осмотра мечети. — У многих татар тут уже не татарские имена и фамилии. Многие со време­нем «обеларусились». Вот и у меня фамилия Шабалович, хотя имя татарское. В пятницу и праздничные дни тут мечеть бывает полной. Вот мы слышим, что в мире идут очень плохие и ненужные жестокие войны­, совершаются бесчеловечные теракты, и все это часто прикрывают исламом. В исламе и Коране нет призывов к насилию, мы все эти дейст­вия осуждаем и молимся только за мир и дружбу. Кто ведет войну — это натуральные бандиты. Пример, как надо жить в согласии многие века, — это наш город. Можете все увидеть своими глазами — пройдитесь по нашему любимому городу.

 

Как татары попали

в Белоруссию?

Впервые исследованием этого вопроса занялся известный ученый, знаток белорусской истории, культуры и этнографии Евгений Карский. В книге «Труды по белорусскому языку и другим славянским языкам» он пишет: «Татаро­магометане живут в Белоруссии отдельными ост­ровками в Вильно, Минске, других городах и местечках. Они появились тут уже в начале 14 века частично добровольно, частично состояли из пленных крымских и иных татар. Поселившись в Великом княжестве Литовском, они быстро обелорусились, так как многие женились на белоруссках. Через некоторое время стали забывать свой язык. В результате чего им приходилось переводить свои богослужебные книги на белорусский язык, сохраняя, однако, арабское письмо». Китабы — религиозные рукописные сборники, написанные на хорошем белорусском языке, но арабской вязью, содержат предания о жизни и деятельности Магомеда и его учеников, описания мусульманских обрядов. Выводы Карского подтверждают и современные историки. Ныне общепризнано, что уже при правлении князя Гедимина татары, считавшиеся отличными конными воинами (недаром говорилось, что татары рождались и вырастали в седле) появляются в войске Белорусско­Литовской державы. Оставаясь после многочисленных­ сражений служить великим князьям литовским, татары получали от них в собственность земли, женились, занимались хозяйственной деятельностью и постепенно ассимилирова­лись с местным населением. Эта практика стала обычной при наследниках Гедимина — Ольгерде и Кейстуте. При правителе Витовте (1430 год) татары заняли почетное место в белорусской истории. Они принимали участие в знаменитой Грюнвальдской битве против крестоносцев и, как считается, именно от кривой сабли хана Багардина погиб великий магистр Тевтонского ордена Конрад фон Юнгинген. На протяжении всего XV века на белорусские земли шли переселенцы–татары из различных уголков России и Причерноморья. Короли польские и великие князья литовские Казимир, Александр, Сигизмунд увеличивали татарские поселения, даруя татарам все новые земли. При Сигизмунде Августе татары получают привилегии на шляхетство. Делается перепись всего татарского населения княжества, а также даются разреше­ния на браки с христианским населением. Получая шляхетство, татары принимали белорусские имена и фамилии. Служили при королевском дворе. Начальники войск постепенно превращались в местных феодалов. Иные переселенцы остались простыми земледельцами, занимались огородничеством, пополняли ряды ремесленников и торговцев. Чаще всего в качестве своего ремесла они выбирали выделку кожи, медный и извозный промысел. Селились, как правило, компактно, создавая в городах свои слободы и предместья. Так же было и в Ивье. Что касается местной мечети, то она известна и за пределами Белорусси­и. Ее посещают гости из многих стран, о чем свидетельствуют многочисленные восточные ковры и подарки­.

Для справки: В 1611 году в городе Ивье была основана одна из первых в Белоруссии типографий, в которой напечатана первая книга по белорусской грамматике. Одна из версий происхождения названия города — от татарского «Ий» (дом, жилище). На протяжении всех советских лет мечеть в Ивье была единственной в Белоруссии действующей. Ивье считается неофициальной татарской «столицей» Белоруссии. В городе ежегодно проводятся мусульманские праздники, где собираются белорусские татары. Этот небольшой тихий город притягивает мирным сосуществованием четырех конфессий. Сегодня в Белоруссии в мире и согласии с другими религиями живут около 30 тысяч мусульман — это люди 32 народностей.

 

Монумент в центре города

На прощание, сказав спасибо и крепко пожав руки нашему новому знакомому Мустафе Сулеймановичу, мы преподнесли ему наш скромный подарок — чак­чак. Пожелали ему и всему большому его семейству здоровья и мира. Обменялись номерами телефонов. Обнялись, он даже прослезился. О Казани и нашей республике он хорошо отзывается и тоже передал привет нашим близким, знакомым и всем жителям Республики Татарстан! Пожелал нам процветания, мира и здоровья! И рекомендовал еще посмотреть памятник — Монумент в центре города.

И вот мы тронулись дальше, изучая по дороге город из окна маши­ны. Дома местных татар поразили чистотой и порядком, несмотря на свою скромность. Многие дома были выкрашены в яркие веселые цвета красок (желтые, зеленые), окна и ворота украшены резьбой и орнаментом, что напомнило дома в наших Арском и Балтасинском районах. У многих во дворах стоят большие теплицы и парники для овощей — тут, как сказал нам Мустафа, занимаются выращиванием особо вкусных помидоров. Народ местный очень трудолюбивый.

И вот мы оказались в центре города у памятника — Монумента всех конфессий. Монумент «Единства четырех конфессий в Ивье» — нас поразил. Он был необычный, белого­ цвета и состоял из 4­х частей, как бы прижатых друг к другу. Масштаб и смысл содержания поражает — Единство. Видно, что каждая конфессия занималась оформлением своей стелы согласно канонам собственной религии. Каждая арка развернута в сторону своего храма в городе. Мы все долго стояли тут и вот какие мысли пришли в голову. Этот памятник призван еще раз подчеркнуть возможность мирной жизни на небольшой территории города­. Тут в Ивье очень много дружных смешанных браков, и все живут­ в любви и согласии. Вот так бы и на всей земле! Нас, людей, на небольшом земном шаре более 7 миллиардов, пора научится жить в мире. Вот с таким чувством мы покидали этот дружный город и Белоруссию!

 

Раис Миннуллин.

На снимках: общий вид мечети в Ивье — с Мустафой Шабаловичем на память; въездной знак города; монумент.

Фото автора.

Вернуться в раздел "Путевые заметки"

Комментарии: