Человек, присягнувший деревне

09 июля 2015

О Файзи Ахметовиче Галиеве, знаменитом, бессменном на протяжении целого полувека председателе колхоза «Искра» Арского и  Атнинского районов,  написано много очерков, о нем сняты фильмы. А поскольку по решению врио Президента РТ Рустама Минниханова творческая группа журналистов приступила к увековечиванию на электронных носителях живых образов и живых интервью самых знаменитых людей республики для истории, наш путь снова пролег в  Нижние Шаши – село, где многие годы жил и живет поныне Файзи Галиев. В почетном списке знаменитостей его имя записано одним из первых.

К удивлению, договориться о встрече оказалось не трудно: взяв у сына телефонную трубку, Файзи Ахметович бодрым голосом сказал: «В любое время». И это несмотря на то, что неделя в связи с юбилеем у него была насыщенной до предела: тут и встречи в Кремле, и торжества в кругу семьи и друзей. Договорились на 9 часов в субботу.

С районной администрацией не завязывались. Поэтому до Нижних Шашей  доехали быстро, память правильно подсказала и улицу, на которую надо свернуть. Ну а дом, внешне мало чем отличающийся от иных, указали приветливые жители села.

И вот – встреча. Файзи Ахметович предстал крепким стариком, с добрым и цепким взглядом. Но не тем старцем в обычном нашем понимании. В его выправке, манерах, отношении, голосе  в который раз я ощутил то неземное обаяние, на которое не заскорузлая душа не может не отозваться, не откликнуться. 

У нас с Файзи Галиевым было несколько встреч. И об опыте хозяйства писать доводилось, и даже какой-то критический материал, помнится, я напечатал по принципу - дружба дружбой, а служба службой.

… Первая встреча, конечно, стала самой памятной. На всю жизнь запомнились те гостеприимство, заботливость и, я бы сказал, интеллигентность, с  которыми известный и авторитетный уже в ту пору председатель встретил паренька, накормил, показал, где ночевать, и выделил транспорт, чтобы поездить по хозяйству. Ощущение было такое, что я прикоснулся тогда к чему-то большому и светлому. Так бывает, когда на твоем жизненном пути встречается человек, близкий тебе по духу. 

Председательствовать Галиев начал в 1944 году в своей родной деревне Нижние Шаши, это недалеко от Кунгера. Тамошний колхоз назывался «Чулпан». Шел Файзи тогда 19-й год, а он уже успел побывать на фронте Великой Отечественной. Правда, война для парня оказалась короткой.

- Нас, пехоту, выгрузили и отправили под Смоленск, - вспоминает Файзи Ахметович. – Где-то на третий час пешего хода мы почувствовали чудовищную вонь, а затем свет затмили тучи жужжащих насекомых: мухи облепили гниющие трупы солдат. Часа два мы шли через это…

Его ранило в левое плечо. Он не сразу понял, что произошло: будто ударили дубинкой по плечу, и рука, ослабев, обвисла…

Покалеченный, но живой, Файзи через три месяца лечения в госпитале вернулся домой.

… И вот вопрос, что называется, на засыпку: что, первым делом, должен был сделать новый председатель, если учесть, что шел 1944 год? А сделал он то, что отразило его сущность, характер, отношение ко всему окружающему. И тогда, в 18 лет, и потом – на протяжении всей его жизни. Он пошел не на ферму, где истощенные коровы лежали на полу, хотя молоко требовалось фронту. Он пошел по домам колхозников, пошел к людям.

- Зашли во все избы, - рассказывает Файзи Ахметович. – И обнаружили в числе других 80 человек обессиленных, лежащих, вспухших от голода. Страшно на это было смотреть.

Что делать? – встал вопрос. Накормить голодающих было нечем. На ферме было 16 полуживых лошадей, да 45 лежащих и падающих коров. В амбарах – пусто, на дворе июнь, даже семена высеяли.

И тогда в отчаянии Файзи поехал в райисполком. И во всех подробностях обрисовал ситуацию.

Очень строго все тогда было, но руководство райисполкома взяло на себя ответственность, и выделило два мешка ржаной муки  и полмешка отрубей из фонда для эвакуированных в тыл. Несколько дней потом в старой школе-медресе варили похлебку, привозили самых ослабевших и кормили… И потихоньку люди стали оживать, подниматься на ноги. А значит – самостоятельно собирать съедобную траву и все, что может дать июльский лес, ловить рыбу. Когда заколосилась рожь, стали выпускать в поле детей – поесть молочных зернышек. Потом пошел горох. Те, кому положено было охранять урожай,  по указанию председателя «не видели» потравщиков. И это в то время, когда все знали содержание 58-й статьи о «врагах народа». Тогда за колоски, принесенные с поля, сажали в тюрьму беспощадно.

А в 1951 году чуть не посадили самого Галиева. Колхоз, как обычно, выполнил план по сдаче зерна. Потом – еще сдал сверх плана. Но когда райком снова насел на  председателя, тот воспротивился: мне, мол, и семена надо оставить, и колхозникам раздать на трудодни. Да и вообще: в районе, мол, кроме «Чулпана», много других хозяйств. Секретарь райкома стал грязно браниться и услышал в ответ вежливое, но твердое требование «не упоминать лишний раз родителей».

А в четвертом часу утра председателя разбудили и увезли в райцентр. И стали «копать» колхоз в стремлении найти хотя бы какие-то нарушения. Не нашли, Галиева отпустили. А в Нижних Шашах к тому времени собрался сход: аксакалы выбирали тех, кто поедет «отвоевывать» председателя.

Подобных ситуаций в биографии Файзи Галиева было немало.

… Пришло время укрупнения колхозов. Под названием «Искра» объединились 7 деревень. Кому возглавить колхоз? Конечно, Файзи Галиеву – кому же еще? Дела в его «Чулпане» шли хорошо.

Уже будучи председателем колхоза «Искра», Файзи Ахметович первым в районе провел сетевой газ за счёт колхоза во все деревни хозяйства, во все дома колхозников. Это были 80-е годы. Тяжелое было время:  полки магазинов были почти пусты,  люди продукты получали по талонам,  все материально-технические ресурсы – вплоть до гвоздя - были фондированными и распределялись Москвой.

Но поход за газом Галиев начал еще в конце 60-х, когда стал сначала депутатом  Верховного Совета ТАССР, а затем и Верховного Совета СССР.  Именно тогда, в пору своего депутатства,  и решил Файзи, что надо своим статусом воспользоваться. Созвал общее собрание колхозников, и протокольно от их имени оформил себе наказ: провести газификацию деревень. То есть добровольно надел на себя хомут и потащил воз, от которого запросто было надорваться.

Но в том-то и суть, что сделай Галиев по-другому, это был бы уже не Галиев.

Умно подошел к решению вопроса уже умудренный жизненным опытом председатель. Сначала он поехал в Казань к первому секретарю обкома КПСС Г.И.Усманову. Гумер Исмагилович дал известному председателю «добро». После него Галиев поехал в Москву к министру по нефтяной и газовой промышленности. Министр начал рассказывать  о трудностях, о значении труб для страны...  Искринский председатель тогда  задал ему вопрос:

- Наши колхозники меня часто спрашивают: «Мы каждый год, вывозя в райцентр, в Арск, хлеб, молоко и мясо родному государству, то и дело пересекаем газовую трубу «Уренгой-Помары-Ужгород». Неужели родное государство не может нас возблагодарить и дать газ нашим деревням? Что им ответить? Научите?»

- Так на это же деньги нужны большие! – воскликнул министр. – У меня нет денег для каждого колхоза.

- Деньги есть, - тихо ответил Галиев. – 3 миллиона рублей.

И это было правдой. Файзи Ахметович так умело вел колхозные дела, колхозники под его руководством так ответственно и грамотно работали на полях и фермах, что производство приносило ощутимую прибыль. 

- Я никак не могу отказать тому  председателю, у которого на счету хозяйства есть такие большие деньги, - сказал тогда министр.

В те времена на 3 миллиона рублей можно было купить 250 «КАМАЗОВ». Большие это были деньги.

Министру  понравился подход авторитетного руководителя. Он привык, что к нему директора и председатели приходили решать вопросы, но при этом просили и бюджетные деньги. А тут на счету колхоза – огромное богатство.

Однако решение вопроса затянулось. И не мудрено: в то время даже в самом Арске газа не было. Пришлось Файзи Ахметовичу долго и упорно обивать пороги больших московских начальников. И, в конце концов, он добился своего: в середине 80-х годов  Альметьевский трубный завод по разнарядке «сверху» отпустил на газификацию искринских деревень необходимое количество труб.

- Мы тогда бесплатно провели газ во все дома, - с гордостью говорит Файзи Ахметович.

И этим, несомненно, гордиться можно.

В ходе почти трехчасовой беседы мы с оператором пытались направить мысль аксакала на гектары, центнеры и килограммы. Он каждый раз согласно кивал головой: «Вы меня поправляйте», а сам снова говорил о людях, о том, что он считает большой своей заслугой, что сохранил деревни, что ни один дом в них не оказался заколоченным.

- Я старался жить так, - сказал однажды Файзи Ахметович, - чтобы мне после выхода на пенсию не стыдно было идти по улице родного села и не приходилось оглядываться назад…

Мысль Галиева понятна: сколько руководителей иных хозяйств построили себе дома и купили квартиры в райцентрах, а то и в Казани «от греха подальше». Файзи Ахметович жил и живет по совести, и бояться ему некого. А ведь мягким, в смысле мягкотелым, он никогда не был: колхоз «Искра» никогда не обращался за помощью к государству или в банки за кредитами, которые в былые времена государством списывались. Колхозники под руководством Галиева добывали себе блага, обливаясь семью потами.  Просто труд их был не бестолковым: поля получали органику и обрабатывались на совесть, а потому давали весомую отдачу. Дойное стадо было племенным, так что каждый год хозяйство продавало по 250-300 племенных телок и нетелей, а это – большие деньги. И надои были приличные на богатых луговых травах.

И еще. Галиев был талантливым руководителем, настоящим педагогом. Когда колхоз укрупнился, он наделил бригадиров частью своих, председательских полномочий, подняв их авторитет, но при этом не упуская из своих рук бразды правления. А роль главных специалистов поднял, установив для них зарплату на уровне 80% от председательской. Эта зарплата не была заоблачной, но она была по справедливости, и она побуждала специалистов отдаваться работе без остатка. При этом и специалисты, и бригадиры  были обеспечены служебным автотранспортом. Всего по хозяйству было 11  служебных легковых машин.

Файзи Ахметович – глубокоуважаемый человек. И в республике, и в родной деревне. Он кавалер двух  орденов Трудового Красного Знамени, ордена Отечественной войны II степени,  ордена «За заслуги перед Республикой Татарстан», медалей «За  победу над Германией»,  «За доблестный труд» в  Великой Отечественной войне, «Георгий Жуков». Он имеет звания «Заслуженный работник сельского хозяйства Российской Федерации», «Заслуженный агроном Татарстана». Является членом Союза писателей Татарстана, автор 6 книг о жизни тружеников села.

Он  и сегодня - Почётный  председатель колхоза «Искра»  Арского района. 

Живет в своем доме 1954 года постройки с сыном, снохой, внуками. Семья его окружает сердечным теплом и заботой, а односельчане, проходя мимо,  здороваются – и аксакалы, и школьники.

Владимир БЕЛОСКОВ.

На снимке: Файзи Ахметович Галиев. 

Фото автора. 

Вернуться в раздел "Наши публикации"

Комментарии: