Флибустьеры поневоле

14 февраля 2013
Я ухожу из малого бизнеса. По той простой причине, что пришивать молнии на куртки, укорачивать брюки или изменять фасон платья стало
не выгодно. Спрос на эти услуги у людей есть — плата копеечная, однако родному государству это, похоже, не выгодно. Государству выгодно, когда при поломке молнии гражданин покупает новую куртку, брюки шьет под заказ, а гражданка постоянно меняет платья.
Ниже — иллюстрация к сказанному. Автор этих строк в течение более десяти лет является индивидуальным предпринимателем по форме упрощенного налогообложения, предназначенной для самых мелких представителей малого бизнеса. Наступивший 2013 год принес существенные изменения в сферу российского малого бизнеса. Попробую рассказать, как эти изменения повлияли на нашу работу.
Резко выросли выплаты страховых взносов для так называемого самозанятого населения. В 2011 году сумма выплат в Пенсионный фонд за год составила 14386 рублей плюс 2822 рубля в Фонд обязательного медицинского страхования. Но в 2013 году эти суммы достигли размеров 32479 рублей и 3185 рублей соответственно, то есть суммарно увеличились более, чем в два раза. И уже объявлено, что на следующий год страховые выплаты превысят 40 000 рублей и будут расти в дальнейшем.
Разумеется, причины столь резкого повышения страховых выплат самые благонамеренные. Например, чтобы больший вклад в формирование Пенсионного фонда вносили вроде бы очень много зарабатывающие адвокаты и нотариусы. Только непонятно, почему такую же сумму платит хозяйка мини-ателье с единственной швейной машинкой, зарабатывающая на жизнь в основном ремонтом одежды. Правда, о ней законодатели тоже заботятся: необходимость повышения обосновывается еще и тем, что из прежних взносов индивидуалов складывались слишком маленькие пенсии.
Уравниловку в страховых взносах, столь нелогично не зависящих от реального заработка, можно объяснить бессилием налоговых органов контролировать реальные доходы индивидуалов. Не так давно показывали по телевизору выдержки из беседы президента страны с представителями малого бизнеса. На вопрос последних, стоит ли с пенсионеров, уже заработавших свою пенсию и продолжающих трудиться в качестве ИП, брать пенсионные взносы, президент ответил: не стоило бы, но если освободить от выплат их, все ИП немедленно начнут регистрировать на пенсионеров.
На днях беседовала с неким господином, процветающим на ниве полупиратского бизнеса. Он посмеивался над нашими заботами: «Подумаешь, я раньше платил две копейки, теперь будет целых пять!» Видимо, всех нас налоговики представляют похожими на этого флибустьера, 95% дел которого в теневом секторе, «на свету» разве что чубчик кучерявый на лихой головушке. С таких, действительно, как с паршивой овцы, хоть шерсти клок. При этом делают вид, что не понимают, что для него этот клок — пять копеек, а для нас — полшкуры.
Эта же тенденция — брать дань со всех одинаковую, как в Средневековье, когда «с каждого дыма по белке», заметна и в политике банков. Большинство предпринимателей имеют свой расчетный счет. Если вкладчик банку доверяет деньги на хранение, на вклад начисляются проценты. Но в случае расчетного счета все наоборот. При безналичных платежах клиенты перечисляют деньги на счет предпринимателя, это наиболее цивилизованный вариант расчетов. Когда забираешь их, банк оставляет себе за услуги комиссионные проценты, даже если прокручивал лежавшие на счете деньги достаточно длительное время.
Мало того, в последние годы банки, начиная с самых ведущих, стали себе назначать дополнительное вознаграждение — каждый месяц, когда есть движение по счету, в пользу банка отчисляется фиксированная сумма в несколько сот рублей. Вроде бы за ведение расчетного счета. Будто не они пользуются твоими деньгами, а ты берешь у них кредит. Предположим, перечислили тебе тысячу — банк забирает в свою пользу четыреста.
Мораль: не будь маленьким, будь большим. Если перечисляются десятки тысяч, не станешь переживать из-за четырех сотен. А вот мелкие стали избегать работы через расчетный счет. По-видимому, банки это устраивает: мороки с нами больше, чем дохода.
Получается, что и для налоговиков, и для банков удобно всю дойную скотинку самого разного калибра пасти в одном стаде, считать по головам и требовать от всех одинакового удоя, не обращая внимания, корова ли рекордсменка перед ними, захворавшая буренка, скромная козочка или теленок. Конечно, буренки и телята быстро уходят под нож, хитрые козы разбегаются и пасутся на укромных полянах, зато пастухи хвалятся: вот какие у меня коровы — все породистые да удойные! Статистика великолепна!
Попробуем подсчитать, с какого порога заработка малый бизнес имеет право на существование. Разумеется, для этого года.
Фиксированный взнос в Пенсионный фонд определяется как 26% от двукратного минимального размера оплаты труда, составляющего в этом году 5205 рублей, плюс 5,1% от одной минималки на медстрахование. Получаются те самые 35665 рублей, почти 3000 рублей в месяц — это цена входного билета в предпринимательство.
Есть еще другие налоги и прочие издержки, но на данный момент для «ипэшников» самыми трудными являются именно страховые взносы. Беда в том, что с момента регистрации индивидуального предпринимателя они работают по принципу счетчика в такси: работаешь ли ты, вынужден ли прервать свою деятельность по болезни или непредвиденным обстоятельствам, удалось ли заработать или кругом в убытке — изволь в любом случае заплатить.
В легальном секторе уже нет места для людей, рассчитывающих на сезонные заработки, как это бывает у сельских жителей, или на небольшой приработок от случая к случаю, совмещенный с основной работой, учебой или воспитанием ребенка. Пенсионерка, что зарабатывает несколько тысяч на оплату ЖКУ вязанием носков и шапочек, школьница с ателье по пошиву нарядов для кукол выбывают из игры. Да и некрупный фермер призадумается, а стоит ли мучаться.
Конечно, народ наш сообразителен, и большинство моих знакомых, что подают сейчас заявления о закрытии ИП, перейдут на неформальные формы деятельности. Жаль только, что многие молодые коммерсанты, прежде чем стать солидными бизнесменами, пройдут школу теневого бизнеса — слишком дорог стал для начинающих входной билет в прозрачный сектор. И еще вопрос, захотят ли они потом выходить «из тени».

Анна САРЫЧЕВА,
предприниматель.

Вернуться в раздел "Наши публикации"