Формула притяжения

18 февраля 2010

Про кобылу Барби и не только 


За околицей села Смак-Корса Арского района, по утоптанной дорожке заснеженного поля скачут лошади. Наездники — молодые ребята школьного возраста, в куртках и вязаных шапочках. Горделиво вздернуты шеи лошадей, взлетает, блестя на солнце снежная пыль из-под копыт, уверенно держат поводья в руках сельские джигиты. Ежедневно, в любую погоду проходят тренировки в ООО «Ак барс Агро». Ребятам нравится заниматься. Потому что это интересно, это круто. Тем более, что в конюшне появились и породистые лошади. — В настоящее время в нашей конюшне содержится 99 лошадей, — рассказывает генеральный директор ООО«Ак барс­ Агро» Шайдулла Салахов. — В основном это рабочие лошади, которые используются на нескольких фермах нашего хозяйства для подвозки кормов. Но с недавних пор появились восемь чистопородных лошадей — английской, арабской породы, два тяжеловоза русской породы и два пони. Ребята со школьных лет приучаются ухаживать за лошадьми, познают их характер, восхищаются их благородством и красотой. Надеемся, что из таких детей вырастут добрые, трудолюбивые парни. Возможно, кто-то из них захочет связать свою судьбу с малой родиной… Что ж, такая работа по трудовому воспитанию молодежи важна как никогда. Да и как закрепить молодого человека на селе, которого тянет город, где много огней, дискотек, где столько соблазнов? Наука непростая, готовых рецептов нет. Это потом сельского паренька, возможно, начнет грызть тоска по родным местам, по речке, по лугу. Только, зацепившись за город, он уже вряд ли вернется. Все меньше сельских ребят поступает в сельскохозяйственные вузы, не привлекает их нелегкий, ненормированный труд на полях и фермах. Вот и обратил Шайдулла Имамович свое внимание на школу. Решил, что надо теснее работать и с учительским коллективом, и с учащимися. Первым делом решили развивать спорт. Сам в прошлом мастер спорта по национальной борьбе курэш, Салахов всячески поддерживает стре­мление молодежи к занятиям спортом. Не случайно на районных соревнованиях смаккорсинцы регулярно побеждают в таких видах спорта, как лыжные гонки, легкая атлетика, национальная борьба курэш, шашки, армрестлинг. И конюшню — просторную, удобную — построил Салахов, прежде всего, ради ребят. — Я стал ходить на конюшню с осени прошлого года, — говорит девятиклассник Венер Исмагилов, накидывая на английского скакуна уздечку. — Здесь я кормлю свою кобылу Барби, убираюсь в стойле, вывожу ее на тренировки. Мне нравится мое увлечение… У Венера родители работают на ферме. Отец, Данис Ильясович, скотником, мать, Флюра Табрисовна, дояркой. Венер растет трудолюбивым, работящим. Вместе с ним в секции занимаются учащийся 10 класса Раиль Рахимзянов, 9-классники Раиль Асхатов и Фанзил Асхадуллин, восьмиклассник Нурсиль Шигапов. Кто знает, возможно, кто-то из них, закончив вуз или профессиональное учебное заведение, вернется в родные пенаты агрономом, зоо­­­техником, или просто механизатором. Или же захочет создать собст­венное фермерское хозяйство. Во всяком случае, село на этих ребят возлагает большие надежды. Родные пенаты За селом Новый Кырлай, родиной великого Тукая, в пяти километрах находится маленькая деревушка под названием Пионер. Как гово­рит глава Ново-Кырлайского сельс­кого поселения Газинур Сафаров, в начале 80-х годов прошлого века оттуда в среднюю школу, что в Новом Кырлае, приезжало два десятка ребятишек. Но тяжелые 90-е годы подкосили деревню, и она стала потихоньку хиреть. Да так, что к началу этого века в Пионере осталась лишь одна семья. И постигла бы ее судьба соседних деревень Алмалы и Кульбаш, от которых остались лишь погосты. Да нашлись добрые люди, не дали умереть деревне. … Мы едем по расчищенной в сугробах и хорошо наезженной дороге. Рядом с ней — еще одна такая же. — У нас сейчас тут двухстороннее движение, — с улыбкой говорит Газинур Гаязович. Его настрой тут же передался мне: — Почему же вы по левой поехали? А вдруг инспектор ГИБДД? — Глава поселения и глазом не моргнул: — А у нас тут как в Англии — левостороннее движение… И вот — Пионер. Сразу же перед взором предстала обширная выгульная площадка, на которой резвились несколько десятков лошадей. Добротные кормушки, надежная ограда, навес — во всем виделись ухоженность и основательность. А по улице выстроились несколько новых бревенчатых домов. Среди них возвышалась большая кирпичная усадьба, веранда которой сверкала на солнце светоотражающим стеклом. И от всего увиденного создалось впечатление, что это не забытый богом уголок, а санаторий для обеспеченных. Тех, что любят отдыхать не на Гаваях пузом кверху, а по-современному — ухаживая в глухих деревнях за лошадьми, вскапывая землю, гуляя босиком по окрестным лугам. — Вот этот большой дом, — глава поселения показал на усадьбу, — принадлежит уроженцу этой деревне Айрату Сафиуллину. — Он-то и решил вдохнуть жизнь в угасающий уголок… И это называется — вдохнуть? Добротные дома, большая конюшня с породистыми лошадьми. А еще через дорогу — две красивые фермы. На одной — самый настоящий мясной скот герефордской породы. Это чтобы мраморное мясо производить. На другой — пятьсот племенных баранов романовской породы. Протянут газопровод, и в домах — сетевой газ. Тянутся нити новой линии электропередачи. Чудо какое-то! Не деревня, а научный городок по анализу, поиску и решению проблем сельского хозяйства. Здесь все делается настолько расчетливо и разумно, что, думается, недалек тот день, когда вложенные немалые затраты для человека, сделавшего все это, начнут окупаться. А именно хороший доход станет гарантией того, что сказка для Пионера и его обитателей не закончится. Понятно, что до полноценного населенного пункта Пионеру еще далеко. Чтобы в нем жить, его обитателям понадобится и детский сад, и школа, и магазин, и клуб, и медицинский пункт… Или, хотя бы, хорошая асфальтированная дорога до Нового Кырлая. Все это государству-то создавать непросто — идут сплошные оптимизации. А тут человек решает проблемы практически в одиночку. Но и все-таки… Не знаю, кто такой Айрат Сафиуллин. Но я бы присваивал таким людям звание Героя России. Или хотя бы Татарстана. За то, что они не забывают свою малую родину, любят ее и стараются сохранить. И прививают эту любовь своим детям. У Айрата Сафиуллина жена, двое дочерей. К лету его дом в Пионере оживает, наполняется говором, песнями и смехом. А приусадебный участок становится центром созидательного крестьянского труда. Для души. 9 мая, в день 65-летия Победы, к памятнику, построенному на средства Айрата Сафиуллина, придут нынешние обитатели Пионера, а также те, кто когда-то здесь жил, да уехал. Придут почтить память павших на фронтах Великой Отечественной. 34 мужчины ушли из этой маленькой деревушки на фронт, и 28 из них не вернулись. По завершении весенних полевых работ — а в здешнем частном хозяйстве есть пашня, для рабочих — а их сейчас здесь насчитывается 12 человек — и для их семей будет проведен Сабантуй. По старой доброй традиции. С наградами, угощеньем. Как говорится, все как у людей. Огуречный городок За околицей села Ашитбаш раскинулись теплицы. Не на 5-10 сотках. И даже не на пятидесяти. А на 5 гектарах! Целый тепличный городок! На западе такие теплицы считаются крупными. Солнечные лучи переливаются на пленчатых крышах. По всему периметру — высокий забор из серебристого профиля. Появился этот тепличный городок, можно сказать, по мановению волшебной палочки. Почему так говорю? Потому что десять лет назад на этом месте точно было голое поле. И за это время не принималось никакой правительственной программы по строительству такой солидной теплицы. Создал ее один талантливый человек — Булат Габдельнурович Курбанов. … Вместе с главным агроном КФХ «Курбанов» Шамилем Саляховым и начальником производственно-маркетингового отдела районного управления сельского хозяйства Минахметом Сагитзяновым с морозного воздуха входим в одну из теплиц и… попадаем в лето. По вертикально подвязанным шпагатам на всей площади, куда ни бросишь взгляд, вверх тянутся нежно-зеленые огуречные плети. Целое море зелени. И среди этих тянущихся кверху растений видны фигурки людей, занятых делом. Мы передвигаемся по доскам, положенным на влажную землю. — Всю страну Булат Габдельнурович изъездил, изучая опыт строительства таких теплиц, — рассказывает агроном тепличного хозяйства. — И вот мечта его осуществилась. Немало потов пришлось пролить, но городок создан, и дает неплохой доход… Теплица КФХ «Курбанов» — это, ко­нечно, не агрокомбинат «Майс­кий» с его мировыми достижениями. Но вижу, что здесь внедрена современная малообъемная технология — огуречные плети растут из грун­та, уложенного в специальные мешки. И к этим мешкам протянуты многочисленные трубки капельного орошения. Все как надо. Есть в городке и пульт управления: с компьютером, датчиками, с емкостями для воды и удобрений, смесителями. — У нас не круглогодичный цикл, поэтому получаем пока по 15 килограммов огурцов с квадратного метра, — говорит Шамиль Фаилович. — Но этого хватает, чтобы содержать 44 рабочих, и иметь прибыль для развития… А вскоре я узнал, что хозяин фермерского хозяйства умер. От инфаркта прямо на рабочем месте. Был он еще молодым — 47 лет. Так бывает, когда человек стремится успеть сделать за свою жизнь много. Так много, что в своем азарте переходит ту меру напряжения, за которой струна лопается. Тепличным городком заведует его супруга — Накия Нафиловна. Получается у нее хорошо. Видно, что хозяйка она умелая и рачительная.
Натуральные продукты Молоко, сметану, творог ООО «Натуральные продукты» многие жители Арска и Казани знают хорошо. И с удовольствием их покупают. Потому что их отличает отменный вкус и высокое качество. Люди это как-то умеют определять без всяких лабораторных приборов. Производятся молоко и молочные продукты на небольшом молочном заводе на окраине села Наласа. Несколько лет довелось наблюдать, как строится этот завод. А задумал его генеральный директор ООО «Сервис-Агро» Габделяхай Каримов, являющийся инвестором арских хозяйств ООО «Игенче» и ООО «Кырлай». Когда мы с ним встречались, он иногда сетовал, что крестьянин вынужден по дешевке сбывать свою продукцию переработчикам. Зерно, молоко, мясо. В итоге, целый год проливая пот на полях и фермах, оставался «с носом» — вместо прибылей одни убытки. И вот он — крестьянский молочный завод. В строю! Понятно, что для того, чтобы сдать такой серьезный объект в эксплуатацию, пришлось немало постараться. Облачившись в белые халаты, вместе с директором ООО «Игенче» и данного завода Раилем Махмутовым и заведующей производством Венерой Гайнутдиновой совершаем экскурсию по предприятию. Конечно, в глаза бросается оборудование из нержавейки — емкости, многочисленные трубы, а также датчики.
И — чистота, то, что и должно отличать молочное предприятие. Раиль — парень еще молодой — рассказывает, где ведется приемка сырого молока, его анализ, где оно охлаждается и очищается, а проходя через пастеризатор, нормализуется, и где по трубкам распределяется по своему назначению — на цельное молоко, сметану, творог или ряженку. — Завод был запущен в начале прошлого года, и буквально с каждым месяцем мы увеличиваем приемку молока, — рассказывает Венера Гайнутдинова. — В настоящее время мы принимаем до 12 тонн в сутки и производим 14 видов разной молочной продукции. На молокозаводе трудятся 14 человек. К ним, естественно, особые требования: по гигиене, аккуратности. Заведующая производством с особой похвалой отзывается об аппаратчике Фанисе Габдрахманове, отлично знающем аппаратуру, умеющем устранить любую неисправность. А среди работниц выделяет фасовщицу Рамилю Мухаметзянову, чистоплотную, аккуратную, все делающую «чик-чик». Вот так село сопротивляется нажиму переработчиков-монополистов, противопоставляя трудностям свою расчетливость и упорство. … В селе Новый Кырлай, в одном из заброшенных зданий недавно я встретил … Габделхая Юсуповича Каримова. Здесь, посреди строительного мусора и хлама, он проводил планерку. — Вот, хотим построить пекарню, — сказал он. — Будем сами молоть зерно и печь хлеба, батоны, пироги… Каримов — он такой: беспокойный и целеустремленный. Сам не спит и другим дремать не дает. А как нынче по-другому? По-другому нельзя!

Вместо эпилога

Поездка по Арскому району у меня состоялась накануне расширенной коллегии Министерства сельского хозяйства и про­довольст­вия РТ в этом районе, после разговора с главой района Алмасом Ами­новичем Назировым. Селу выживать сегодня очень трудно, делил­ся руководитель района своими мыслями. Государство практически не участвует в регулировании цен на продукцию, в результате чего в иные периоды даже основная масса сельхозпредприятий вынуждена сбывать зерно, молоко, мясо ниже себестоимости. — Хотя мы в прошлом году добились значительного роста произ­водства продукции полей и ферм, обеспечили высокую продуктивность пашни и скота, — говорил руководитель района. — Тем не ме­нее из коллективных предприятий на плаву сегодня более или ме­нее держатся лишь СХП «Ватан» да СХП «Корса». Остальные села и деревни выживают за счет инвесторов — таких, как «Ак барс Аг­ро», «Сервис-Агро», «Вамин-Татарстан». Спасибо им: они строят и реконструируют фермы, оснащают их современным оборудованием, поднимают зернохранилища, приобретают современную высокопроизводительную технику, внедряют прогрессивную технологию… Все это замечательно! Мы их усилия только приветствуем. Однако им не все проблемы решать под силу. Поэтому и уровень зарплаты пока оставляет желать лучшего, и задержки с ее выдачей случаются. Нужна взвешенная государственная аграрная политика. Политика, направленная не на то, чтобы в этих рыночных условиях сильнейшие выживали ценой инфарктов и инсультов, а чтобы село, работая напряженно, при этом чувствовало бы себя не униженным и оскорбленным, а как объект повышенного внимания и особой заботы государства. Ведь что там говорить: все мы вышли из деревни. Без хлеба, мяса, молока, картофеля, овощей люди жить пока еще не научились. А производить все это ох как трудно. Нужно к тем, кто трудится на полях и фермах, кто старается сохранить деревню, относиться с особым уважением и благодарностью. Деревня — это оплот государства, основа его могущества, прочности. Она — наша кормилица.

 

Владимир БЕЛОСКОВ. 

Вернуться в раздел "Наши публикации"