Где ты, моя деревня?

18 июля 2013
Деревня моя, деревянная дальняя
Смотрю на тебя я, прикрывшись рукой,
Ты в легком платочке июльского облака
В веснушках черемух стоишь над рекой…

Я родилась и выросла в маленькой деревне Чистопольского района, всего было 20 домов, а народу было много. Потому что в каждом доме детей было по 5, 6, или даже 9. Жили дружно, строили себе дома, бани, сараи, все делали своими руками, со стороны никого не нанимали. Элементарных условий для нормальной жизни не было. Туалет на улице, горячей воды нет, газа нет. Завтрак, обед, ужин варили в печке. В деревне школы не было, ходили за 6 км пешком, зимой — на лыжах. Во дворе обитала кое-какая живность: одна корова — больше не разрешали тогда, накладывали большие налоги на крупный рогатый скот, овец, свиней, гусей, кур.
Когда корова отелится, была большая радость, всю деревню приглашали в гости, ведь буренка — кормилица: молока даст и теленок вырастит.
Летом на каникулах не бездельничали, работали: в поле сено собирали, свеклу пололи по три раза, во время жатвы помогали на току. Очень уставали, но вечером шли в клуб, он был расположен за 2 км от нашей деревни. Обратно шли поздно, пели песни, а утром нас будили рано. Это сейчас дети спят до обеда. Мимо деревни протекала речка, чистая, как слеза, вода, купались по 6-10 раз на дню и считали, кто больше.
А поля были кругом красивые: пшеница, рожь, кукуруза, подсолнухи, свекла кормовая. Все поля были заняты посевами, не было ни одного клочка земли пустующей, а вдоль дороги ни одного сорняка — это в глубинке.
Кукуруза росла очень высокая, между рядами поднималась трава, и мы эту траву собирали для скотины. Осенью, когда наступала пора уборки урожая, никто не сидел дома. Мы не понимали, какие там урожаи в цифрах, но зерна было много, все амбары полные, трудились в две смены. В совхозе было много крупного рогатого скота, доярки молоко доили руками. Кандидатура одной из доярок за высокие показатели по надою молока была выдвинута даже на очередной съезд Коммунистической партии.
Время шло, дети выросли, в школе выучились, и родители почему-то посчитали, что их чадам в городе должно быть лучше. Никого в деревне не оставили, все уехали в город. Многие выходцы из нашей деревни окончили вузы, военные училища, дослужились до полковников, подполковников, выучились на врачей, есть среди нас преподаватели. Некоторые занимают руководящие посты.
Я тоже живу в городе, работаю, собираюсь на пенсию. А меня так тянет в свою деревню, в свой райский уголок. В той деревне уже нет ни одного дома, все уехали, остались только деревья, заброшенные сады, колодец, а поля — пустые, их не сеют, не убирают, скотины нет, ферму разобрали, распродали. Летом в отпуске удается съездить один раз в год. Подъезжаю к деревне — комок к горлу поднимается, слезы наворачиваются, и говорю: «Земля моя, скажи мне, что с тобой»! Лягу на землю родную и плачу от души. Дети на меня смотрят, но не понимают, по ком это я так горюю, почему рыдаю. Об этом знаю только я сама. Они-то сами родились и живут в Казани. Их родной город лучше и краше всех на свете.
Если бы я была руководителем нашей страны, на первое место в решении важнейших проблем поставила бы сельское хозяйство. Какой бы высокий пост не занимал человек, утром он встает и подходит к столу, чтобы покушать, чаю попить. А на столе — хлеб, картошка, каша, сахар. И это все продукты, выращенные на земле. А землю надо любить, беречь, тогда только она нас сможет накормить.
А мы все хотим брать, ничего не отдавая.

С уважением, Т.КРУЧИЛИНА.

Вернуться в раздел "Наши публикации"

Комментарии: