Надежда и опора

14 октября 2010
Кое-где и кое-кто считает, что финансовый кризис «сделал нам ручкой», то есть закончился. Похоже, это не совсем так. Ибо до сих пор на селе действует «палочка-выручалочка» — государственная антикризисная программа самозанятости, согласно которой безработным сельчанам выдается на создание и становление их собственного дела безвозмездная субсидия в размере 58800 рублей — 12-кратное пособие по безработице.
На днях довелось ознакомиться с ситуацией в Алексеевском районе. Альфия Ахметова, директор центра труда и занятости, информировала: в районе — 20 сельских поселений, в этом году 411 человек получили субсидии — более 24 миллионов рублей. Наиболее активны в этом плане Большеполянское, Билярское, Сахаровское и Куркульское сельские поселения.
...Дорогу в село Куркуль осень–художница постаралась окрасить в бархат темно-зеленых елей, в желтые и красные кружева березок. Вот дорога вильнула влево, и вскоре асфальт уткнулся в контору поселения. За пределами ее — либо щебень, либо колдобины. В сопровождении Альфии Ахметовой и заместителя руководителя исполкома Татьяны Сергеевой знакомлюсь со здешним главой — Татьяной Макаровой. Она выдает данные единственного села своей «епархии». Живет здесь 534 человека, из них работоспособного возраста — 184. Многие трудятся в подсобном хозяйстве отделения «Ясная Поляна» ОАО «Вамин-Татарстан», в службе «Дорстрой», торговле и бюджетной сфере. В селе имеются средняя школа, клуб, библиотека, детсад, почта, фельдшерско-акушерский пункт, три магазина, один из которых райповский, пункт общественного порядка. В 215 дворах 88 телефонов, так что с третью населения связь в случае необходимости устанавливается быстро.
Доходы у местной власти скромные: часть подоходного налога и налог на имущество физических лиц, а также земельный налог, что в рублях составляет около 180 тысяч руб¬лей в год.
— Этого очень мало для нашей полноценной жизни, — замечает Макарова. — Что мы на них нынче¬ сделали? Отремонтировали плотину на речке Мирской — вода этим летом ушла из-за жары, сделали в клубе косметический ремонт, приобрели три тонны щебня — нужно завалить колдобины на улицах. Приобрели продукты для чаепития и праздничных наборов к Дню пожилых людей. А между тем на сельсовете «висят» и капитальный ремонт клуба, и обиход кладбища, и ремонт перехода через речку, и установка новых фонарей на улицах — сейчас их во всем селе 24, а требуется больше. А дорога? Асфальт-то только в центре. Словом, требуется нам для полного счастья миллионов эдак семь-восемь. Спасибо, район не забывает...
По линии самозанятости на середину сентября субсидии в Куркуле взяли 8 человек, в прошлом году — 9. По рекомендации Макаровой направляемся к дому бывшей безработной Галины Русаковой.
В ее подворье личное подсобное хозяйство ведут она и ее муж Александр Николаев, но главой называют именно ее. Правда, сама Галина — женщина энергичная, румяная, крепкой стати — говорит не без юмора, что «рулят» хозяйством они с мужем «50 на 50».
Семья переехала сюда лет десять назад из Казахстана. Жить там стало трудно из-за обострения межнациональной розни. И они решили податься в Россию, в Куркуль, где живет тетя Галины. По приезде купили здесь дом, облицевали его кирпичом, поставили пристрой. Газ есть, сделали отопление — красота!
И жизнь пошла-поехала. Галина с мужем работала, мама ее получала пенсию. Сыновья продолжили учебу в школе, старшая дочь только-только окончила ее и начала трудиться техником по воспроизводству стада в подсобном хозяйстве «Вамина».
Но тут парализовало Галинину маму. А вскоре накатил кризис, а с ним — и сокращение. Под эту «пилу» попали и Галина, и ее муж. Для семьи настали черные денечки. Александр пытался шабашить, но не всегда это у него получалось. Более-менее выручали лишь своя скотина и огород...
Об этом периоде, затянувшемся на целый год, моя собеседница вспоминать не любит. Помаявшись, она встала на учет в районный центр труда и занятости, стала получать пособие по безработице. И хоть теплилось в душе утешение — не у одной, дескать, такое положение, у некоторых односельчан — тоже, все равно легче не становилось.
Но однажды директор центра занятости Ахметова сообщила ей, что есть в жизненном «тоннеле» просвет: государство пошло навстречу пострадавшим от кризиса и дает безвозвратно субсидию на то, чтобы завести свое дело. Галина вначале даже не поверила: безвозвратно? Но затем обрадовалась. Посоветовалась, конечно, со своим благоверным. Все рассчитав, супруги решили купить скот. Составили бизнес-план, получили субсидию. И приобрели у знакомых на мясо 6 бычков и на ярмарке в Билярске 10 молодых свинок. Придирчиво осмотрели-ощупали молодняк, немного поторговались, еще подумали и только потом совершили сделку. Покупали скотинку нынче в феврале. С той поры прошло более полугода, «стадо» немного окрепло, подросло, накопило мясца.
— Пусть еще растут, — радуется Галина, — а там и продадим. Ребят приоденем, может, что-нибудь крупное в дом прикупим.
Часть субсидии супруги потратили на покупку фуража. Да и сами все лето косили вместе с сыновьями траву в лесу, оврагах, разных неудобьях — забота о кормах не давала им покоя.
Сейчас на душе у Галины успокоение, она не устает хвалить своих взрослых сыновей: сами пасут свое стадо, кормят его, навоз убирают.
— Им 20 и 21 год, — повторяю я ее слова, — не хотят куда-нибудь податься?
— Ну, куда они от мамы? — улыбается Русакова. — У нас все нормально, трудности вроде позади.
Еще бы: месяц назад ее и ее мужа позвали на работу. Александра — заведующим молочной фермой в подсобном хозяйстве «Вамина», Галину — учетчицей молока там же.
…Утром больше всех в семье напрягается, конечно, Галина. Первым делом хозяйка бухает на плиту три огромных кастрюли. В одной варит пойло, в другой согревает водичку для скотины, в третьей готовит еду для семьи. Тут помешает, там огонь убавит — и все круть-верть. Потом бежит в сарай задавать корм скотинке, а там уже ее муж хозяйничает — помогает ему. Распределяют, кто свинок обихаживает, кто бычков. Вернувшись в избу, быстренько пол подмоет. Подскочит к маме: «Ну, ты как?». И — бегом на ферму вместе с Александром. Сыновья продолжают то, что не успели родители.
А вечером — «вторая серия» забот. Да еще надо что-нибудь зашить-заштопать, маму как-то успокоить, помыть ее…
И так изо дня в день, с 4-х утра и до 11-ти вечера. Все к этому напряженному ритму привыкли, это обычная деревенская жизнь. И никто не ждет особой награды. Если провести хронометраж рабочего времени Галины — никакой домашний робот, которым так гордится Запад, не «ускачет» за крестьянской бабой. Да в ее честь надо бы гимн создать!
Русакова улыбается... Мне она, как и тысячи сельчан, представляется в некотором роде жертвой времени: ну, а что будет завтра? Общая нестабильность российской жизни как-то не внушает оптимизма. А с другой стороны — не сдаваться же перед трудностями! Жить-то надо.

Светлана КУЛАГИНА.
На снимке: Галина Русакова.

Фото автора.

Вернуться в раздел "Наши публикации"

Размещение рекламы
стиль. Реклама. Полиграфия. Делаем красиво
zg16.ru