Новошешминская Колхида

03 июня 2010

…Когда я собиралась в ООО КФХ «Архангельское», где выращивают племенных овечек и баранов, то чувствовала себя мифическим Ясоном, отправлявшимся в Колхиду за золотым руном — драгоценной шкурой барана. Поистине драгоценной, ибо за многовековую историю овцеводства это занятие всегда приносило немалую выгоду людям. Поскольку овца с незапамятных времен не только кормила, но и одевала, и обувала человека, буквально, с ног до головы.

В Новошешминском районе находится одна из лучших в Татарстане племрепродуктивных овцеферм. На столе руководителя КФХ Евгения Белоглазова — авторское свидетельство на выведение породной группы овец «Удмуртский». Рядом — патент на селекционное достижение овцы того же типа.
Мой собеседник, несмотря на высокую ученую степень кандидата биологических наук, что называется, человек от земли: очень общительный, но жесткий в своих требованиях проявления ответственности. Детство его прошло средь сельских полей, в ОПХ «Красный Октябрь» Новошешминского района. С мальчишества мог часами торчать на ферме, любил животных. Так что сомнений насчет того, чему посвятить свою жизнь, у паренька не было. Он поступил в Казанский ветеринарный институт имени Баумана, который благополучно закончил, вернулся в родной «Красный Октябрь». Недавно исполнилось 25 лет, как он возглавляет КФХ. Поскольку в период основания оно являлось бригадой другого хозяйства, то всю его производственную базу пришлось практически создавать заново — приобретать технику, животных, строить механическую мастерскую, фермы… С завидным упорством Белоглазов принялся реализовывать курс на наращивание поголовья и продуктивности ферм, где в настоящее время содержится 1000 голов КРС и более ста голов племенных лошадей русской рысистой и владимирской тяжеловозной пород.
Но особой его гордостью являются овцефермы. С горечью наблюдал Евгений Александрович за повсеместным сокращением «кучерявого» поголовья не только в Татарстане, но и в России. И твердо решил идти против «течения»— заниматься разведением и улучшением породности овечек..
С умилением смотрю на доверчивые мордашки красавиц-овечек в кудрявых завитках шерсти. Хозяйство Белоглазова — своего рода лаборатория по выведению новых овечьих пород. Нет, здесь не клонируют американских овечек — родственниц знаменитой Долли, не занимаются таинством генной инженерии. И все же практика интеллектуального центра КФХ впечатляет — в «Архангельском» тщательно изучают родословные будущего потомства, подбирают различные добавки к кормам, внимательно наблюдают за их воздействием на рост и развитие животных. Какой же проницательностью и терпеливостью при этом надо обладать — ведь результаты опытов могут сказаться лишь через годы!
А что может быть важнее совершенствования породы, избавления ее от недостатков, хотя бы частично. Эта мысль, эта идея прибавляла энтузиазма моему собеседнику. И он со своими помощниками, учеными ветеринарного института — профессором Олегом Ежковым и доцентом Мариной Сушенцовой — принялся за дело, как говорится, засучив рукава.
В 1997 году в хозяйство влились переселенцы-беженцы из северного Казахстана — пять семей поляков. Небольшой экскурс в историю. В 1937 году Сталин согнал их отцов и дедов с исторической родины. А детей и внуков изгнанников «переселил» уже из Казахстана развал Союза. Таким образом, в лице пана Алексея Кучинского Белоглазов приобрел отличного главного технолога, приверженца научной работы. Именно возможность созидания, присущий ему творческий исследовательский дух держат Алексея здесь, хотя его мать и сестры уехали в Польшу.
Вообще надо сказать, коллектив КФХ — многонациональный: здесь трудятся немцы, поляки, татары, русские, чуваши, корейцы и мордва. Живут все в содружестве, без проявлений какого-либо национального гонора.
— Перед подчиненными и прежде всего перед собой я поставил задачу — вывести новую мясошерстную породу баранов «Удмуртский», — вспоминает Евгений Александрович.
Разумеется, просто откорм животных далек от селекции. Научная работа очень напряженная, требовала от сотрудников КФХ перехода на другие «рельсы», нового мышления. И не всегда помогали им труды известных селекционеров. Нередко на процесс влияет интуиция и взаимные догадки членов коллектива. Словом, как у первопроходцев. Однако важен результат: работа закончилась достижением поставленной задачи.
— Вот уже семь лет подряд мы выставляем породу «Удмуртский» на овцеводческих выставках в Краснодарском крае, Ставрополе, Москве и Ростове-на-Дону, — рассказывает Евгений Александрович. — И без медалей и кубков ни разу не возвращались: в активе у хозяйства 27 наград.
Хотя без ложки дегтя в бочке меда не обходится: хозяйству не оплачивают транспортные и командировочные расходы. Крутись, мол, как знаешь! А вон на спортсменов между тем бросают миллионы! Где же справедливость? Как это называется? Хозяйство не удовлетворилось одной лишь выставочной работой — около тысячи элитных баранов и овцематок оно продало для размножения сельским поселениям республики.
В 2004 году в КФХ побывал министр сельского хозяйства Марат Ахметов. Он был восхищен: «Так держать!» — его слова стали девизом фермы.
Между тем, Белоглазов упрекнул министра: овца, дескать, порода самая экономически выгодная. А между тем повсеместно сокращается, исчезает. И скоро на Сабантуях нечего будет батырам-победителям вручать, вот-вот в Красную книгу будут заносить.
И это не преувеличение, а реальность…
Ахметов ненадолго задумался, а потом решительно ответил: «Ты людей знаешь, собирай творческий народ». И дал задание — вывести нашу татарстанскую породу. Дабы всерьез заявить в научном и потребительском мире о престиже республики.
Белоглазов загорелся. Так в КФХ был намечен новый ориентир, поскольку породная группа «Удмуртский» — этап уже прошедший.
В свою команду ученых Евгений Александрович привлек специалистов по кормам — сотрудников Татарстанского НИИ агрохимии и почвоведения доктора ветеринарных наук Владимира Ежкова, доктора биологических наук Асию Ежкову и кандидата сельскохозяйственных наук Ильдара Яппарова. Этот коллективный сплав интеллекта, по убеждению Белоглазова, способен на неординарное течение мысли, ее творческий полет, и, если хотите, даже на научную дерзость, неподвластную косным, неспособным на творческую фантазию мозгам.
Таким образом, Белоглазов обеспечил кадрами мозговой центр хозяйства. Но основной ценностью он все же считал энтузиазм трудовых масс. И много усилий потратил на улучшение качества их жизни: возвел для специалистов, молодых семей и ветеранов около ста благоустроенных домов с водоснабжением и газификацией. Добился открытия прекрасного дома культуры с библиотекой и современным спорткомплексом. И с помощью сельчан восстановил храм Вознесения Христова. Когда храм реставрировали, его осмотрел посетивший село бывший в то время президентом РТ Минтимер Шаймиев. Одобрив инициативу архангельцев, обещал помочь. И обещание сдержал.
— Без веры человек жить не может, — убежден Евгений Александрович. — У нас отличный батюшка, отец Георгий. Он закончил КИСИ, но потом пришел к Богу. Служит теперь в храме, исполняет требы прихожан. Они им вполне довольны.
Всего не расскажешь о социальной работе Белоглазова: это и помощь здешней школе, и работы по асфальтированию центральной улицы слободы. Кстати, помимо овцеводства, занимаются в хозяйстве и разведением кроликов. По поручению Белоглазова пан Кучинский привез из Ставрополя трех кроличьих маток. Ушастое потомство продали населению.
Ну, и как не стараться в работе для такого начальника? Во всяком случае, овчар Александр Барсуков и заведующая овцефермой Любовь Урмаева, с которыми я разговаривала, отзывались о самом Белоглазове очень хорошо.
Но вернемся к рассказу о научной работе. Итак, пошли дни созидания татарстанского породного типа — полутонкорунных овец, или, выражаясь ветеринарным языком, кроссбредных овец 48 качества. Эта порода, в отличие от тонкорунной, имеет сегодня гораздо больший сбыт, идет на пошив одеял, подушек, костюмов для сотрудников МЧС и даже для космонавтов!
Для работы из Краснодарского края завезли 30 баранов и стали заниматься селекцией с местными матками. Путь предстоял долгий: для выведения действительно новой породы в лучшем случае требуются лет восемь. Чистопородным является 4-е поколение.
Основной корм животных — сено хорошего качества, запаренный овес, сенаж. Причем у разных возрастных групп овец, а также находящихся в разном состоянии — маток холостых, подсосных, суягных — разный рацион. Ягнятам скармливают сухое молоко, рыбий жир, селебен.
Коллектив ставит опыты с кормлением, где основополагающую роль играют разные добавки: селен, молибден, калий, йод… И каждый раз, создавая опытную группу и обычную, без добавок, наблюдают за обеими. Сравнивают и анализируют экстерьер животных, их поведение, принимают во внимание и другие, самые малейшие, отличия. Работа кропотливая и очень ответственная. Здесь важна не только творческая функция, но и оформительская. Большой вклад в это дело вносит зоотехник-селекционер Виктория Цой. Она заполняет племенные карточки, журналы учета приплода, окота и осеменения овцематок. Без всего этого практически невозможно развитие науки.
Сравнительно недавно коллектив КФХ отправил в Московский НИИ животноводства мясо создаваемой породы. По результатам проведенного анализа баранина по 18 пунктам уже превосходит мировые аналоги. А ведь КФХ находится только еще на полпути к конечному результату. Каково, а? То ли еще будет!
— Нам важно добиться суперскороспелости нежного мяса, — поясняет Евгений Александрович, — то есть, чтобы в 8-10 месяцев бараны весили 60-65 килограммов.
Верится, коллектив хозяйства добьется своего, и совсем скоро о татарстанской породе еще услышат не только в нашей республике.

Светлана КУЛАГИНА.

Вернуться в раздел "Наши публикации"