Пришло время кооперироваться

15 апреля 2010

Держу в руках рожденную в творческих муках «Программу мероприятий по заготовке рапса в Республике Татарстан «Рапс—2010», разработанную специалистами маслоэкстракционного завода «Казанский». И думаю: «Наконец-то!». Эта программа должна была появиться как минимум за год до пуска МЭЗ в эксплуатацию 19 октября 2007 года. Не появилась, так как у руководства компании «Нэфис», к которой относится новорожденный МЭЗ, была уверенность, что сырье — маслосемена рапса — рекой потечет с полей Татарстана. Реки не получилось, а так — маленький ручеек. При годовой потребности завода в сырье в объеме 300 тысяч тонн татарстанского рапса поступило из урожая 2007 года 15,6 тысячи тонн, из урожая 2008 года — 9,2 тыс. тонн, из урожая 2009 года — и того меньше.
Напомним, что решение о строительстве Казанского МЭЗа было обусловлено двумя причинами: во-первых, необходимостью полного обеспечения предприятий группы компаний «Нэфис» (химкомбината им. Вахитова и жиркомбината «Казанский») собственным масло-сырьем; во-вторых, тем, что Татарстан всегда являлся лидером по выращиванию рапса в Российской Федерации, имея для этого необходимый опыт и навыки.
Однако прошедшие годы с момента пуска завода показали, что наличие прямого переработчика в республике не стало толчком для сельхозпроизводителей резко нарастить производство рапса, увеличив площади и его валовой сбор.
Опыт показывает, что в условиях рыночной экономики переработчики сельскохозяйственного сырья должны сами заботиться о создании сырьевой базы. И лучше получаются результаты, когда сырье — местного производства. Но так происходит, подчеркнем, в том случае, если работают рыночные механизмы. На практике же усилия руководства муниципальных районов, райсельхозуправлений направлены, в основном, на увеличение валового сбора зерна. И надо сказать, здесь усилия увенчались успехом — Татарстан в тройке лидеров в России по производству зерна.
Но вот незадача: в амбарах многих хозяйств непроданное зерно прошлогоднего и даже позапрошлогоднего урожая лежит мертвым капиталом.
3 года понадобилось руководству «Нэфис» для того, чтобы понять, что сырьевой базой надо заняться по-серьезному. Разработанные МЭЗом мероприятия опираются на выращивание рапса самими хозяйствами по договорам с некоторой финансовой поддержкой МЭЗа. Эта помощь заключается в намерении оказать хозяйствам финансовую поддержку в приобретении семян и ГСМ, а также в вывозе рапса транспортом МЭЗ и за его счет. Конечно, этого маловато. В структуре затрат самый большой удельный вес занимают расходы на удобрения и химические средства защиты, без которых, как показывает практика, более 5 ц/га получить невозможно.
Нереально и то, что за оставшееся до начала посевной время удастся провести большую работу по подбору хозяйств, обучению агрономов и механизаторов, заключению разных договоров. В летний период надо будет организовать контроль за выполнением технологических операций, за расходованием выделенных средств. А кто все это будет делать? Непонятно.
В сложившихся сельхозформированиях получить высокие урожаи рапса не удается по одной простой причине — у поля должен быть хозяин, заинтересованный в получении конечного результата — высокого урожая. А пока пашет один механизатор, сеет другой, опрыскивает третий, убирает четвертый... Заработок их зависит только от отработанных гектаров и нисколько — от урожая. Вот почему нельзя ждать высокой отдачи от земли.
Между тем, в условиях перехода на бесплужное земледелие функцию плуга должны выполнять растения со стержневой корневой системой, к которым относится и рапс. А это значит, что рапс могут и должны выращивать все хозяйства, продавая маслосемена МЭЗу. Могут, но не хотят! Не хочет заниматься рапсом, например, такой крупный холдинг, как ОАО «Вамин Татарстан», имеющий 495 тыс. га пашни! Не имеют желания выращивать рапс в своих севооборотах и некоторые другие холдинги, что отношу к агрономической безграмотности тех, от кого зависит принятие решения — сеять рапс или не сеять.
Но допустим, у всех сельхозпроизводителей проснулся интерес к рапсу и выращен небывалый урожай — 300 тысяч тонн. И что тогда?
А тогда — хоть «караул» кричи! Собственная емкость заводского элеватора — 21 банка по 3 тыс. тонн каждая, то есть всего 63 тыс. тонн. А ведь большинство хозяйств ни сушить, ни хранить рапс не могут, его надо немедленно увозить, образно говоря, прямо из-под комбайна. Где выход?
Предлагается в каждой зоне РТ (а их — 6) построить свой элеватор емкостью 30 тыс. тонн. Рядом с этим элеватором создать производственную базу для хранения, техобслуживания и ремонта техники для выращивания рапса. Чтобы этой техники было как можно меньше, ставку надо сделать на создание крупных механизированных отрядов с современными посевными комплексами, выполняющими за один проход все операции по подготовке почвы и посеву. Так, один агрегат типа «Флексикойл», хорошо зарекомендовавший себя на посеве рапса, за сезон может посеять 10 тысяч га рапса. Но при одном условии, что сев будет проводиться с 1 мая по 1 июля. Сурепицу и скороспелые сорта рапса можно сеять до 1 июля, с вызреванием в сентябре. Практика это доказала, хотя наука, и не только наука, необоснованно выступают против сева рапса после 20 мая.
В 2008 году я в нескольких районах видел сабинский «Флексикойл» пилота Фоата Фаляхова, который, как «летучий голландец», объехал за лето 4 района — Сабинский, Пестречинский, Тетюшский и Елабужский. 8 мая я с ним познакомился на полях Тетюшского совхоза-техникума, а 16 июня — на посеве рапса и сурепицы в Елабужском районе, которые он сеял вкупе с таким же агрегатом до 1 июля. И все вызрело! И выработал Фоат около 10 тысяч га на яровом и озимом севе, да еще своим культиваторным агрегатом летом обрабатывал пары в Сабинском районе, а осенью — зябь. Тем самым указан верный путь использования мощной, высокопроизводительной, но и дорогостоящей современной техники не в пределах одного хозяйства, а в нескольких хозяйствах, по примеру МТС тридцатых-пятидесятых годов. При этом резко уменьшается потребность в технике, механизаторах, в контролерах-проверяющих…
Заняться строительством элеваторов все равно придется. А для начала было бы правильно апробировать данное предложение в одной зоне, например, в северо-восточном Закамье, конкретнее — в Камских Полянах, где есть избыток рабочих рук, жилье, производственные мощности, ровные и крупные массивы полей. Затраты на создание собственной базы — строительство элеватора, подсобных помещений, приобретение техники, семян, ГСМ, минеральных удобрений, средств защиты растений, оплату труда ИТР и механизаторов потребуются немалые. Но без этого — просто не обойтись!
Что это даст Казанскому МЭЗу?
Многое! Но главное — стабильную сырьевую базу, так как величина урожая будет зависеть только от самого МЭЗа и его взаимоотношений с теми, кто выращивает рапс.

Иосиф ЛЕВИН,
заслуженный агроном РТ.

Вернуться в раздел "Наши публикации"