Разговор по-семейному

08 апреля 2010

В прошлую пятницу состоялся Х съезд представителей малых форм хозяйствования республики. В нем приняли участие ответственные лица Госсовета, Минсельхозпрода РТ, начальники управлений сельского хозяйства ряда районов, представители банковских, страховых и агросервисных структур. И самое важное впечатление, унесенное с собой со съезда, — то, что, пожалуй, впервые разговор состоялся, что называется, по-семейному. Была разрушена, наконец, та невидимая стена, разделявшая до сих пор фермеров и чиновников агропрома. На прежних съездах и конференциях, а автору этих строк довелось побывать на всех без исключения, как было? Примерно так: фермеры выступают, критикуют, ругаются. А чиновники терпеливо слушают, дипломатично отвечают, что исправятся, и что фермеры — это, мол, герои наших дней, не побоявшиеся трудностей своего становления…
На этот раз тоже звучала критика, причем порой даже более острая, чем прежде, только на этот раз она была обоюдной, ибо чиновникам тоже оказалось что сказать. Они выступили перед фермерами не как перед представителями какой-то особой, инородной прослойки аграрного сообщества, а как перед важной, плоть от плоти, частью агропрома республики. И в самые острые моменты, чтобы дебаты не переходили за грань дозволенного, лавировать приходилось как одним, так и другим. В семейных разборках, как правило, на орехи достается всем. Понадобилось почти двадцать лет роста и развития, а также свой, собственный новый Дворец земледельца, а съезд состоялся в нем, чтобы устранить все ненужные перегородки.
С отчетным докладом, как это водится, выступил председатель Ассоциации фермерских хозяйств, крестьянских подворий и сельскохозяйственных потребительских кооперативов. Последние 10 лет им был фермер из Бугульминского района Камияр Байтемиров.
Он сделал анализ деятельности Ассоциации за 2007-2009 годы. Какие существенные моменты были им отмечены? Прежде всего, набрался опыта, как лидер, сам председатель Ассоциации. В течение данного периода деятельности ему в составе правления АККОР — российской фермерской Ассоциации — довелось встретиться с первыми лицами государства — Медведевым, Путиным, Зубковым, федеральными министрами. Естественно, такие встречи, с одной стороны, расширяют горизонты понимания сути вещей, с другой — позволяют снимать некоторые проблемы развития фермерских сообществ и крестьянских подворий.
Докладчик напомнил, что количество сельских населенных пунктов в республике на сегодня составляет 3180, в них проживает более 945 тыс. человек — на 34,5 тысячи меньше, чем было пять лет назад. За 326 тысячами действующих крестьянских подворий (ЛПХ) закреплено 113 тыс. га приусадебных участков.
Площадь паевых земель составляет 2 млн. 214 тыс. 200 га, из которых 544693,2 га не востребованы, то есть не оформлены и не зарегистрированы, что составляет 24,6% — целая четверть всех сельхозугодий! Это к вопросу, нужна ли земля крестьянину. Впрочем, разговор пошел не об этом, данную ситуацию К.Байтемиров комментировать даже не стал. Тем более, что количество крестьянских (фермерских) хозяйств на начало 2010 года составило более 9600, то есть всего за один год выросло почти в два раза. И резкое количественное увеличение КФХ в 2009 году произошло в основном за счет действия двух известных государственных программ: программы самозанятости для организации собственного дела и программы грант-лизинга.
Статистические данные показывают, что за 10 лет фермерские хозяйства увеличили объем валовой продукции в 5 раз. За три последних года валовое производство составило: в 2007 г. — 4954,9 млн. руб.; в 2008 г. — 7075,5 млн. руб.; в 2009 г. — 5773,3 млн. руб. Из-за засухи в 2009 году КФХ недополучили 1302,2 млн. руб. Общие потери в отрасли по республике составили 2,1 млрд. руб.
Примечательный момент: производство продукции животноводства за 2009 год по сравнению с предыдущим годом увеличилось на 114,8%. К концу 2009 года на хозяйства населения и фермерские хозяйства приходилось 33,5% поголовья крупного рогатого скота, в том числе 41,9% коров, 16% свиней, 96%¬ овец и коз.
Далее К.Байтемиров критически оценил практику оказания государственной поддержки фермерским хозяйствам. В частности, он отметил, что из 16 млрд. рублей бюджет¬ной помощи, выделенной на АПК республики, до фермерских хозяйств дошло лишь чуть более 310 млн. рублей, или 1,9%. Хотя темпы роста производства продукции в целом по РФ у фермерских хозяйств в 4,3 раза выше, чем по отрасли. Аксубаевские фермеры из полагавшихся 5,8 млн. руб. получили лишь 0,8 млн. руб. — в семь раз меньше, чем по квоте. Актанышские фермеры из 4,4 млн. руб. получили лишь 3 млн. руб. Апастовские фермеры из 6,2 млн. руб. получили 0,1 млн. руб.
Фермеры — это опора села, демографический, социальный, кадровый резерв государства, — подчеркнул докладчик. И привел примеры, когда рядом с отцами в фермерских хозяйствах трудятся и набираются опыта их дети. Так, в КФХ Гумерова Алексеевского района вместе с отцом — Ильшатом Нургалеевичем — работают два его сына — Ильнур и Ильдар. Ильдар окончил Казанский аграрный университет, отслужил в армии. В КФХ Козина также Алексеевского района бок о бок с его главой Николаем Михайловичем трудятся два его сына — Николай и Алексей, закончившие Казанский аграрный университет и отслужившие в армии. Сын и две дочери главы КФХ Аппакова Нижнекамского района РТ тоже работают вместе с отцом — Владимиром Ильичом. Братья Рамиль и Айрат Сафиуллины возрождают заброшенную деревню Пионер Арского района. Глава КФХ «Погода» Аксубаевского района Погодкин Петр Александрович работает вместе с сыновьями Георгием, у которого 3 детей, и Евгением, воспитывающим 2 детей.
Не это ли и есть «бизнес-ин¬кубаторы» для формирования резерва будущих фермеров — руководителей? — заострил внимание зала докладчик. Именно туда и необходимо направить средства поддержки из федерального и регионального бюджетов, не заставляя фермеров бегать за ними, причем зачастую бесплодно.
Народный академик Терентий Семенович Мальцев говорил: «Земле нужен хозяин, и хозяин преданный». А ведь первый шаг начинается с родовой земли. Необходимо подумать, как наделить землей начинающих фермеров. Как вернуть к жизни заброшенные фермы, селения. По мнению совета Ассоциации, для решения данной проблемы необходимо сформировать площади в муниципальных районах из невостребованных земель, определить заброшенные фермы для последующей передачи. Данная программа должна носить комплексный системный характер, а подход должен быть, исходя из государственных инновационных программ развития сельских территорий.
В условиях кризиса, жесткой конкуренции на рынках сельскохозяйственной продукции, чтобы занять устойчивую нишу, малые формы хозяйствования должны уметь не только выращивать продукцию, но и проводить маркетинговые исследования, предпродажную подготовку, реализовывать продукцию так, чтобы получать прибавочную стоимость. С этой задачей справляются там, где успешно действуют сельскохозяйственные потребительские кооперативы. Муниципальные власти Муслюмовского, Пестречинского, Альметьевского районов активно принимают участие в становлении и развитии потребительских кооперативов, и там эта работа дает плоды. Проведенный анализ за 2009 год показал, что сельскохозяйственные потребительские кооперативы платят населению за каждый литр молока на 1,5-2 рубля больше, чем другие заготовительные структуры.
Вместе с тем, надо прямо сказать, что государство не занимается по-настоящему проблемой становления СПоК. Так было сказано и на XXI съезде АККОР ее президентом В.Плотниковым. Поэтому дорога с товаром в Ганновер или в Париж будет для нас долгой, резонно заметил докладчик.
Исходя из государственных задач, предложений делегатов предыдущих съездов, заседаний совета, президиума совета Ассоциацией разработана «Программа повышения производительности и ус¬тойчивости развития крестьянских (фермерских) хозяйств и других малых форм хозяйствования в АПК РТ на 2009-2012 гг.» Согласно этой программе производство сельхозпродукции в фермерских хозяйствах и крестьянских подворьях к 2012 году должно удвоиться. Стоимость валовой продукции только в КФХ составит 9300 млн. руб. Однако надо отметить, подчеркнул К.Байтемиров, что данная программа не была обеспечена финансированием ни в  2009 г., не прописана она в бюджете и на 2010 г. Распределение средств в тихих кабинетах чиновников, без участия фермерской ассоциации и фермеров, недопустимо, заметил председатель АФТ и КП.
У крестьян в последние годы две проблемы: недород и урожай. Недород — горе, урожай — беда. И это не преувеличение, ибо остро стоит проблема ценообразования и реализации. Зерно или лежит в складах, или уходит за копейки. Поэтому государству эту проблему надо рассматривать и решать приоритетно, должна быть предсказуемость цены, в которой заинтересованы и производители зерна, и потребители всех уровней, включая торговлю. Лидер фермеров сделал экскурс в историю. Оказывается, Петр Первый, начиная с 1725 года, занимался в масштабах государства регулированием цен на зерно и муку. В настоящее время в странах с рыночной экономикой от 25 до 70% производственных затрат по производству зерна государства берут на себя. В США в годы Великой депрессии 1933 года государство закупило все зерно у фермеров для того, чтобы они могли вложить вырученные средства в экономику.

М.ШАКИРЗЯНОВ, председатель ассоциации фермеров и кресть­янских подворий Заинского района:
— Фермерское хозяйство я создал еще в 1991 году, одним из первых в районе. Трудностей было много. Слово «фермер» поначалу в народе воспринималось негативно. Если солярка где-то у кого-то пропадала, то «всех собак» спускали на фермеров. Некоторые фермеры не выдержали, ушли.
Прошли годы. Отношение к фермерам на селе изменилось. Потому что люди увидели, что это, прежде всего, труженики. К тому же фермеры помогают: зерном, сеном, соломой, вспашкой огородов. В Заинском районе 120 фермерских хозяйств, которые работают на 28 тысячах гектаров земли. Это 10% пашни района. Мы произвели в прошлом году 7240 тонн зерна, более 100 тонн мяса.
Власти района оказывают фермерам всяческую поддержку. Например, в райцентре регулярно проводят­ся ярмарки. На сегодня их состоялось­ уже 28, продано за это время более 54 тысяч тонн мяса, более 500 овец, более 470 тонн зерна, большое количество сена, соломы, другой сельскохозяйственной продукции. Благодаря ярмарочной торговле фермеры продают, например, мясо на 30-40 рублей за килограмм дороже, а горо­жане покупают его на 30-40 рублей дешевле, чем если бы эта продукция шла по длинной цепочке: фер­мер­ — заготовитель — магазин.
На центральном рынке города фер­меры освобождены от уплаты за торговое место и ветеринарный анализ.

Р.НУРЕТДИНОВ, председатель ассоциации фермеров
и крестьянских подворий Муслюмовского района:
— В нашем районе четверть земли — у фермеров. 59% сельскохозяйственной продукции производится фермерами и крестьянскими подворьями. Власти нас поддерживают. Свое фермерское хозяйство я начинал в 2000 году со 100 гектаров земли и 70 коров. А сейчас у меня 5140 гектаров, 1140 гектаров КРС, в том числе 400 коров.
Хотелось бы сказать вот о чем. Чтобы уйти от зависимости от заготовителей, решил я наладить в своем хозяйстве переработку молока. Начал эту работу с конца 2006 года, и у меня на это ушло…3 года. Несмотря на то, что завод, который я купил и смонтировал, имеет все документы на соответствие требованиям и экологов, и санитарно-эпиде­миологической службы, мне приш­лось пройти все круги ада. Подумать только — 160 документов пришлось мне собрать, и в каждом — до 60 листов. В 2009 году мы, нако­нец-то, завод запустили, но уже приходится проводить его модернизацию.
Ладно, одна боль утихла. Мы сейчас при себестоимости молока 9,1 рубля за килограмм продаем его по 18 рублей. Неплохо.
Но мы решили пойти дальше — принять участие в электронных торгах. Тем более, что реклама электронной торговой площадки идет повсюду. Но что происходит? Стоило нам заявиться со своим товаром на соответствующем сайте в разделе «малый бизнес», как тут же раздались телефонные звонки. Это встревожились руководители исполкомов ряда районов: зачем, мол, мы заходим на виртуальную торговую площадку, снижаем цены, создаем ненужную конкуренцию? Я удивился: разве электронные торги — не для всех? А заодно поинтересовался, кому же это я со своими 2-3 тоннами в день дорогу перехожу? Оказалось, «Вамину». Это его «малый» бизнес, включающий в себя сотни ферм и десятки тысяч коров, пошатнулся под мощными ударами моего фермерского хозяйства.
Обижать слабых — не мой принцип. Сейчас мы ищем рынки сбыта повсюду: торгуем в Набережных Челнах, Уруссу, Азнакаево, в поселке Джалиль… У нас хорошие партнеры. Я благодарен, например, ГУП «Рацин»: своевременно обеспечивает удобрениями. Прочные связи с Россельхозбанком — при наличии документов и залоговой базы нет задержек в кредитовании…

Гулия Винокурова, глава КФХ «Винокуров» Алексеевского района:
— Мы — победители конкурса «Лизинг-грант». Получили в качестве приза трактор МТЗ-82.
Но прежде, чем поймать такую удачу, нам с момента образования КФХ — с 2006 года — пришлось пройти немало испытаний. В разных кабинетах нам открыто говорили: помогать вам нет смысла. От этих слов опускались руки.
И вот — такая радость и чувство окрыленности. Оказывается, государству нужны хорошие идеи, только понимание их значимости надо искать на более высоком уровне.
Наш бизнес — это закупка молока у населения и его продажа. Через день вывозим на рынок 1200 килограммов. Когда заезжаем в села, главы поселений спрашивают нас: почему мы платим владельцам подворий за их молоко щедрее, чем другие закупщики? А ответ прост: государство процентов на 70 уже решило наши проблемы, выделив нам грант.

М.НУРТДИНОВ, первый заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия РТ:
— Наш министр в командировке, но в этом зале собрались все его заместители, несколько начальников отделов.
2009 год по погодным условиям сложился не совсем удачно. На юго-востоке республики от засухи пострадали многие хозяйства. Тем не менее, нам удалось произвести сельхозпродукции на 119 миллиардов рублей. И в этом успехе есть весомый вклад малых форм хозяйствования.
У агропрома республики есть все возможности, и такая задача поставлена — в ближайшие годы значительно нарастить производство, особенно мяса птицы и свинины. И в выполнении этой задачи значительную роль должны сыграть фермерские и личные подсобные хозяйства.
В прошлом году была усилена бюджетная поддержка малых форм хозяйствования. Нынче она еще более возрастет. В частности, больше будет выделено супоросных свинок, племенных овец за половину стоимости. Причем, ждать, пока в том или ином районе раскачаются, не будем: пошла задержка — перераспределяем животных в другие районы.
Пошла работа по выделению КФХ пустующих производственных помещений. Более 100 уже выделено. Условия нормальные: 30 процентов стоимости выплачивает будущий собственник, 70% погашает бюджет. В том, что кое-где идет торможение в этом деле, есть доля вины и тех, кто претендует на эти помещения. Надо крутиться быстрее.
За 2009 год министерство выделило малым формам хозяйствования 300 миллионов рублей субсидий. На 270 миллионов рублей за счет бюджета — минеральных удобрений, на 24,5 миллиона — средств защиты растений. Значительные средства были перечислены на покупку фермерами элитных животных, элитных семян. 112 миллионов рублей выделено на удешевление приобретаемой техники.
Кроме того, поддержка малых форм хозяйствования идет и по другим направлениям. Так, уже 700 человек получили лизинговые гранты на общую сумму 22 миллиона рублей. Выделено 43 тысячи кредитов на общую сумму 9 миллиардов рублей. По программе самозанятости 9000 оставшихся безработными людей по всей республике получили на организацию собственного бизнеса 600 миллионов рублей. На 2010 год ставится задача обеспечить за счет бюджета стартовым капиталом 15 тысяч человек. Хотя в этом вопросе не все зависит от нас.
К сожалению, мы друг друга порой не слышим, и это мешает в нашей общей работе. Долго пришлось, например, «разжевывать» выгодность субсидированного кредитования. 3 месяца ушло на разъяснения преимуществ программы самозанятости, прежде чем люди откликнулись на наши призывы. Включая фермеров в последние годы во все, без исключения, формы бюджетной поддержки, министерство сталкивается с фактами невостребованности части субсидированных горюче-смазочных материалов. Если не доходит поддержка, то в этом не только вина чиновников, но и наша общая беда.

И.ГУМЕРОВ, председатель ассоциации фермеров
Алексеевского района:
— Окончив в 1980-м году сельхозинститут, я начал свою трудовую деятельность в качестве агронома колхоза «Родина». И с тех пор ни разу не было легкого года. Каждый год был трудным. Это — сельское хозяйство.
Мы всю зиму сдаем зерно на Лаишевскую птицефабрику по цене 2 рубля 30 копеек за килограмм. Если учесть, что урожайность зерновых составляет в среднем 25-30 центнеров с гектара, то 2,3 руб. — не та цена, которая бы стимулировала нас.
Сейчас многим приходит в голову мысль: а может, залужить землю? Зачем зря мучиться? Пахать, сеять, убирать… Но ведь и это не путь. Вот и получается, что наша экономика хозяйствования — это экономика выживания. Из последних сил.
Хочу затронуть вопрос сортов. Как известно, сельхозпроизводители получают субсидии в том случае, если высеваются сорта, внесенные с список Минсельхозпрода РТ. Но если посмотреть на перечень, то сразу видно: в нем сорта сплошь интенсивного типа, которые дают высокие урожаи при условии высокой технической оснащенности, применения больших доз минеральных удобрений. Не выполни эти требования — урожай получится даже меньше, чем при использовании рядовых сортов. Думается, надо пересмотреть список, включить в него несколько сортов неинтенсивного типа, с которыми маломощным фермерским хозяйствам работать легче, а отдача от них выше.
Да и селекционерам не мешало бы учитывать данные обстоятельства.


 


Кто на рынке хозяин?

Х съезд фермеров ушел в историю, но в памяти остаются его дебаты, эмоции и мысли. В предыдущих двух номерах мы дали представление о том, что происходило на фермерском форуме. Но это — еще не все…

Ж.Маннанов,
фермер, Альметьевский район:
— Я вышел на трибуну, чтобы поздравить фермеров с победой. С победой фермерского движения. От колхозов и совхозов, как мы и ожидали, остались рожки да ножки. Но… Победить-то мы победили. Но с чем пришли? Если бы пятнадцать лет назад приняли решение о реформе, было бы двигаться легче, а сейчас кругом одно гнилье… Даже Вы, Валерий Павлович (бывший министр сельского хозяйства Васильев — ред.), не смогли их удержать…

В.Васильев,
председатель Комитета по экологии, природопользованию и аграрным вопросам Госсовета РТ:
— Погоди, должен тебе возразить. Если ты помнишь, именно в Альметьевском районе в 1997 году был проведен инициированный нами республиканский семинар-совещание по развитию фермерства. Тогда материально-техническая база хозяйств была еще достаточно крепкой…

Ж.Маннанов:
— Нам надо глубже изучать опыт Белгородской области. Там успешно сосуществуют агрохолдинги и крестьянско-фермерские хозяйства. Они друг другу помогают. А фермерам надо помогать. Так, как это делают в США и Европе.
А как у нас? Себестоимость литра молока достигает 10-11 рублей. За эту же цену и продаем. Это что? Нищета!!! Сельское хозяйство республики за 18 лет диспаритета цен потеряло 180 миллиардов рублей. Ограбили средь белого дня крестьянина. Владельцев подворий считают за рабов. А как еще назвать работников без оплаты? Цены должны быть хотя­ бы на уровне 16-17 рублей за литр молока, 170-180 рублей — за килограмм мяса, 5500 рублей — за тонну ценной продовольственной пшеницы… Чем занимается минсельхоз? Неужели не видит, что кругом — чиновничий произвол? Надо сделать анализ семян? Плати. Нет анализа — нет субсидии. Говорят, надо развивать подворье. А кредиты — под 17-18%! Что это за забота? Даже после субсидий получается 6% годовых. Но почему не 0%? У нас в стране все делается, чтобы богато жили банкиры, но не крестьянин.
Люди бегут из села. А с чем остаются остальные? Во многих местах сельчане остались без земельных паев. В юго-восточной зоне в 26 бывших подсобных хозяйствах «Татнефти» люди остались без паев. В таком положении жители территорий, где действовали семеноводческие хозяйства…
Вам, Камияр Мижагитович (обращение к председателю Ассоциации фермеров и крестьянских подворий РТ Байтемирову — ред.), надо быть пожестче в отстаивании прав фермеров и владельцев крестьянских подворий…

В.Васильев:
— Сейчас на селе, действительно, очень сложная ситуация. Долги по кредитам, как в былые годы, уже не списываются. И по-настоящему жаль, что реформам, начатым в 1997 году, не было придано должного динамизма. Но фермерам слабо помогали не только в Татарстане, так было и в других регионах. Хотя, должен сказать, за прошедшие годы­ по развитию сельского хозяйства, в том числе и малых форм хозяйствования, было сделано немало.
Несмотря ни на что, будущее — за семейными фермерскими хозяйствами. Это мы видим на примере развитых европейских стран, на примере США. Да и у нас — смотрите, какой рост фермерских хозяйств пошел. За один год — почти в два раза! Сейчас их 9,5 тысячи! Задача страны — помогать фермерским хозяйствам, их кооперации. Мы же видим, какие сегодня проблемы у холдингов. Очень высока себестоимость продукции у них! Главы районов, начальники райсельхозуправлений должны повернуться лицом к фермерам. Чтобы их специалисты не бюрократией занимались, а реально помогали оформлять фермерам документы. Фермеры — это «корни травы», а корневую систему надо укреплять…

М.Галеев,
председатель Комитета по экономике, инвестициям и
предпринимательству Госсовета РТ:
— Вы, здесь сидящие, другие люди, иного покроя. Вы всю ответственность берете на себя. И было бы как раз странно, если бы ближайшее окружение воспринимало вас иначе, чем восприняло. В 30-е годы прошлого столетия сельчан насильно загоняли в колхозы. Обжились, привыкли! А в 90-е уже выгнать обратно оказалось не так просто. На тех, кто ступил на путь фермерства, смотрели почти как на врагов.
Неприятие частной собственности — это психология, а быстро устоявшуюся психологию сломать нельзя. Хотя именно частная собственность — база для развития.
Здесь немало говорилось о диспаритете цен, низких закупочных ценах. Этот крик души понятен. Но в рыночной экономике планового ценообразования не бывает. Мы нередко гонимся за ростом надоев, привесов, урожаев. Но порой забываем анализировать, а какой ценой все это дается? А какова себестоимость? Прибыль? Цены сейчас, должен вам прямо сказать, близки к рыночным. Да, есть определенный дисбаланс между производством и переработкой. И правильно, что фермеры, как мы знаем, уже и сами развивают свой бизнес, поднимаясь до переработки. Надо только приветствовать и поддерживать развитие конкурентной среды.
В свое время у нас была сделана ставка на развитие крупного хозяйства. В 90-е годы я был в числе тех, кто спорил по этому поводу. Потому что надо поддерживать фермеров. В свое время, в трудные для сельского хозяйства США время президент Рузвельт выкупил у фермеров до 10% зерна и уничтожил его. Чтобы поддержать приемлемые для фермеров цены на рынке. Не сделай он так, рухнуло бы само сельское хозяйство страны.
Нам многому еще надо учиться. И хозяйствовать, и торговать по-рыночному. Ведь что сейчас происходит? Зайдешь в продуктовый магазин — то, что там продают, есть невозможно. Доходит до того, что некоторые предприниматели закупают замороженное тесто в Германии, привозят сюда, размораживают и выпекают хлеб. Получается он дорогой, более 30 рублей буханка, однако потребители есть.
Сейчас не нужно ностальгировать по колхозам-совхозам, по тем временам, когда на тракторах К-700 возили солому из Казахстана. И когда миллиардами списывали долги. Никакая экономика этого не выдержит. Она и не выдержала…

М.Миннеханов,
председатель ассоциации фермерских хозяйств и крестьянских подворий Тукаевского района:
— Друзья! Нам, во-первых, самим надо меняться. Сделать прозрачной бухгалтерию, делать своевременно отчеты. А уж потом предъявлять требования к минсельхозу.
Фермер — это и хозяин, и экономист, и агроном, и грузчик. Для него дорога каждая минута. Мы бы просили министерство упростить решение ряда вопросов. И самим чиновникам не мешало бы крутиться быстрее. Мы же помним, как Раис Хамзин (бывший ген. директор ГУП «Рацин» — ред.) ездил в Москву и выигрывал тендеры на продажу зерна.
Цены на технику у нас просто дурные. Целое поле хлеба надо отдать за комбайн или трактор! А какой-то предприниматель с ЧПУ, можно сказать, из воздуха делает деньги. Украина, по моим сведениям, до 90% субсидирует технику для села. Я свою пшеницу продаю в ОАО «Челны-хлеб». Там 300-граммовая буханка в магазине стоит 16-17 рублей. А я килограмм ценной пшеницы продаю по 3 рубля.
В 2009 году, в условиях финансового кризиса, наше фермерское хозяйство хозспособом построило картофелехранилище на 3000 тонн за 8 миллионов рублей. Как кстати была бы в этом деле бюджетная поддержка.

 

Записал Владимир БЕЛОСКОВ.

Вернуться в раздел "Наши публикации"