Село — Это наше Все!

17 декабря 2015

В начале ответим на вопрос: как мы дошли до такой разрухи в сельском хозяйстве? И сразу ответим: срабатывает запущенный еще в 1992 году «гайдарочубайсовский» механизм угробления России — диспаритет цен. В начале сельское хозяйство посредством «ножниц цен» превратили в источник финансирования промышленности. А потом, придя к власти, Гайдар заявил (ссылаясь на Адама Смита 1723-1790 гг.), что отныне экономикой будет править «невидимая рука» — рынок, который, мол, сам расставит все по своим местам (теперь уже известно, что эта рука находится в оффшорах — Н.Г.). Что ж, невидимая рука действительно расставила: «Если в 1991 году в аграрном секторе России убыточных хозяйств было 5%, то уже в 1994 году их стало 50%, а в 1998 году — 88%». А Гайдар без сожаления в своей книге пишет: «Правительство, либерализовав цены, одновременно резко сокращает субсидии на продовольствие, …резко сокращает расходы на капиталовложения, особенно в аграрную сферу».

В результате этого мы были отброшены по сельскому хозяйству на много лет назад. Если в 1989 году поголовье КРС в РФ составляло 58,8 млн. голов, свиней — 40 млн., овец и коз — 61,3 млн., то к 2001 году поголовье КРС снизилось до 27,1 млн., свиней — до 15,5 млн., овец и коз — до 15,2 млн. голов. Производство за эти годы, соответственно, тоже сократилось: мяса с 6621 тыс. тонн до 1238 тыс. тонн, молока — с 55,7 млн. тонн до 32,9 млн. тонн, животного масла — с 820 тыс. тонн до 269 тыс. тонн. По поголовью КРС Россия оказалась отброшенной на 100 с лишним лет назад, по овцам и козам — на 200 лет с лишним.

И это называется реформой? Недаром профессор экономики Гарвардского университета Д.Гелбрейт в свое время предупреждал: «…Те, кто говорят о возвращении к свободному рынку времен Смита, неправы настолько, что их точка зрения может­ быть сочтена психическим отклонением клинического характера».

Увы, никто этим предупреждениям­ не внял. В то время у гайдаровцев были лозунги: «Запад нам поможет­!», «Страну прокормит фермер!» В стране начинают создаваться фермерские хозяйства. К 2000 году их общее число составило 270 тыс., из которых­ только 70 тыс. работали при­быльно. Доля фермерских хозяйств в общем объеме производства сельхозпродукции к 2000 году была­ незначительной и составляла 4%.

«Пока по объемам производства фермеры с коллективными хозяйст­вами конкурируют плохо. Однако очевидно, что вступление в ВТО грозит разрушить эту и без того хрупкую фермерскую идиллию. Зарубеж­ная продовольственная продукция окончательно вытеснит все российское с отечественных прилавков».

Так сельское хозяйство в России деградировало: мы потеряли свою продовольственную безопасность и самодостаточность.

Уважаемый читатель, попробуйте в книгах Гайдара найти ссылки при переходе к рынку на труды таких выдающихся ученых, как, например, Н.Д.Кондратьев — «Рынок хлебов и его регулирование во время войны и революции», его работы «Проблемы предвидения», «План и предвидение», Д.М.Кейнс — «Общая теория занятости, процента и денег», Василий Леонтьев — «Экономическое эссе», Станислав Меньшиков — «Катастрофа или катарсис?», Клас Эклунд — «Эффективная экономика­ шведская модель…». Столерю (Stoleru) Лионель Ги (р. 1937), французский экономист­математик и государственный деятель, одним из первых во Франции начал разрабатывать и применять экономико­математические методы в индикативном планировании, в анализе экономического равновесия и развития мирохозяйственных связей... Его известная книга ( но не для гайдарочубайцев — Н.Г.) в России: Столерю, Лионель. «Равновесие и экономический рост (принципы макроэкономического анализа)».

В телефильме «Холодная полити­ка» (19.02. 2012 НТВ) прозвучало: «Некоторые источники утверждают — материальные потери с 1992 года­ по 1998 год в 2,5 раза выше, чем материальные потери за все годы 2­ой Мировой войны». Это что, получается, реформаторы поступили с нами хуже фашистов? И какие еще доказательства нужны о порочности экономической политики на основе «гайдаровщины»? Встает вопрос: что делать? Ответ: использовать опыт и советы выше приведенных и других известных ученых­экономистов и особенно своего Ден Сяопина — Н.К.Байбакова. У нас по дос­то­инству не оценен вклад колхозников — сельчан и нефтяников в дело­ победы 1945 года, а ведь Н.К.Байбаков трудился в наркомате нефтяной промышленности. Его труды, практический вклад еще не оценены­, а он внятно пишет о грубейших ошибках в финансах, от которых ни одна страна бы не выстояла. Вот его признание — завещание: «Будь я ответственен за проведение экономической реформы, то из всех вопросов выделил бы как наиважнейший развитие сельского хозяйства, ибо оно — основной источник обеспечения рынка продовольствием, а промышленности — сырьем для производства необходимых населению товаров». (Байбаков Н.К. «Сорок лет в правительстве», М. Изд. «Республика». 1993, стр. 275.)

Конечно же, надо использовать и опыт других стран. Например, опыт США — новый курс Д.Рузвельта. «В противовес саморегулирующейся экономике Рузвельт выдвинул­ идею «сочетания интересов» (Шлезингер А.М. «Циклы американской истории», изд. «Прогресс», 1992, стр. 342). Когда Франклин Рузвельт, став президентом США, принял раздавленную Великой депрессией Америку, то первым делом он инициировал принятие закона «О паритете цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию». Этот закон работал вплоть до 1997 года. Иначе говоря, более 60 лет сельское хозяйство США развивалось в условиях жесткого государственного регулирования. Начиная выполнение своего «Нового курса», Д.Рузвельт ввел в США систему паритетных цен: правительство постановило и следи­ло за тем, чтобы трактор, комбайн, удобрения и т.п. стоили не дороже, чем зерно, и государство закупало у фермеров зерно по таким ценам. Иначе фермеры разорились бы. А город остался бы без продовольствия».

К чему привел паритет цен, наглядно видно по тем же Соединенным­ Штатам Америки (хотя и там не стопроцентный паритет, но, как выразились авторы книги «Заблудились в эпохе» (Новосибирск, 2003, стр.292): «И там грабят крестьян! Но все­таки по­божески». В США считается, что аграрная экономика является своего рода прародительницей всех других видов экономики. За последние 25 лет совокупные бюджетные расходы на аграрный сектор в США возросли более, чем в 8 раз, государственная поддержка фермеру составила 23­25% общей стоимости произведенной сельскохозяйственной продукции, т. е. в каждом долларе ее стоимости 23­25 центов поступило от государства. Американское правительство активно и плодотворно регулирует развитие аграрного сектора, в результате чего утратилась прежняя стихийность. В США действует Закон о продовольственной безопасности, в котором заложен принцип: свобода развития экономических структур при господстве товаропроизводителя. Аналогичная политика в странах ЕС, где государственная поддержка сельского хозяйства составляет в среднем 40 миллионов евро в год.

«Кстати, иногда, как показывает мировая практика, от безнадежно слабых хозяйств гораздо выгоднее на время откупиться, оплачивая временный простой производства как компенсацию по безработице, чтобы­ люди не тратили напрасно свой труд, технику, горючее и не толкли воду в ступе. В той же Америке для нерентабельных ферм вводят так называемый «отрицательный налог», т.е. доплачивают тем хозяевам, кото­рые едва­едва сводят концы с конца­ми­, чтобы они не наступали на горо­да­, пополняя армию безработных» («Деловой вторник», 15 января 2002 г.)

Из выше изложенного нам важен паритет цен, — будь нормальные цены, появились бы рентабельность и, самое главное, нормальная зарплата. А будет нормальная зарплата — не нужны и нацпроекты. И что примечательно, у сел, хозяйств появятся деньги, они начнут строить фермы, дома, сельхозобъекты. Заказывая стройматериалы на предприятиях в городе. То есть, это давало бы работу и горожанам. Один сельхозпроизводитель создает семь рабочих мест в промышленности.

И это надо сделать быстрее, пока у нас снова самые большие золотовалютные резервы. Чтобы не получилось, как это было в прошлом, говоря о периоде с 1992 по 1998 год. Шанса упускать никак нельзя. Конечно, здесь нужен такой же руководитель, как Рузвельт, который тогда: « …верно уловил дух своего времени. Если интересы частной собственности и неуправляемого рынка вступают в противоречие с общественными интересами, с национальным благом, то их действие следует ограничить. В этом случае конкуренция должна уступить место кооперации и прогрессивному реформированию хозяйственных отношений в стране».

Рассмотрим, по каким направлениям надо вводить паритет цен. «Требуется урегулирование диспаритетов цен по основным ценообразуюшим звеньям АПК:• энергоносителям;• транспортным тарифам;• продукции машиностроения для АПК;• услугам для села — сельскохозяйственному сырью; • переработке, торговле продуктами питания».

Только вот вопрос — откуда для этого взять средства? Опять надо воспользоваться чужим опытом. «На Западе прибыль больше 20% уже считается нечистой, там норма — не более 15%» (Радио России, 12 декабря 1996 года.) И почему бы не воспользоваться этим правилом, и у нас все, что больше 20%, должно стать государственным, и эти средства перераспределять и вкладывать в сельское хозяйство. Характеризуя немецкого экономиста Людвига Эрхарда, Николай Зенкович в своей «Путинской энциклопедии …» на странице 594 пишет: «Немецкий политик, которым восхищается В.В. Путин…. В.В. Путину Л. Эрхард интересен тем, как ему удалось воссоздать нацию после военной разрухи. Считается родоначальником возрождения и расцвета экономики ФРГ. Призывал потребителей не соглашаться на безнравственно завышенные цены. Пропагандируя свои идеи, делал упор на такие категории, как «сознательность», «нравственность», «преодоление эгоизма». Вот и надо напрямую, уже как к Президенту, обращаться к В.В.Путину: пусть внедряет в России эрхардские методы установления цен, в основе которых незримо стоит паритет цен.

Во главу угла вместо прибыли у нас надо поставить снижение себестоимости, которое должно привести к снижению цен (вот тогда квадратные колеса нашей экономики станут круглыми и покатятся­ Н.Г.), и правительство должно иметь фонд поощрения от цен на нефть таких, снижающих себестоимость и получающих прибыль от большего товарооборота предприятий и хозяйств.

Или другой пример — когда весной 2011 года на коллегии в Академии генштаба бывший президент Д.А.Медведев заявил, «что госзаказ должен обеспечивать предприятиям определенный разумный — подчеркиваю, настаиваю на этом — разум­ный уровень рентабельности, позволяющий развиваться и внедрять новые технологии...» Это же надо ввести для сельского хозяйства. Этого ждут по всей России, вот поэтому паритет цен надо вводить законодательно. Это стратегический ход, который может сделать только руководство страны. А то, что делается в регионах (в том числе и у нас) — объединения, укрупнения, разукрупнения хозяйств — это только тактические ходы, на местах не имеют возможности сделать стратегические общезначимые ходы, это обязанность верхов, то есть в Москве.

Второй ход: поднять престиж сельхозпроизводителя. Это же святые люди — поразительно, что еще они работают — их условия невыносимые. В одночасье гайдары из одного колхозника сделали бухгалтера, финансиста, экспедитора­снабженца, продавца, механизатора, животновода. Кроме непредсказуемой погоды и цен ему на шею посадили чиновников и еще таких, как Скрынник. От ворья поможет паритет цен, и сельхозпроизводителю не надо будет идти с протянутой рукой к чиновнику — деньги он получит уже при купле­продаже государству по стабильным ценам, а не посреднику — шкуродеру.

Добиваться, чтобы в правительстве были не «распиловщики» бюджета, а организаторы производства. Когда­то Кудрин заявил, что улучшение ожидается только через 50 лет. А недавно про 50 лет же повторил Улюкаев. Интересно, Улюкаев при таких отношениях (пусть он сам попробует составить хотя бы бизнес­план, чтобы получить кредит) направил ли бы своего сына работать на селе? Нужно ответственное правительство действий, создающее лучшие условия для  развития производства, а не  ожидающее только, когда повысятся цены на нефть.

Как сказал в интервью районной газете начальник Лениногорского райсельхозуправления И.А. Шамар­да­нов, в хозяйствах района «...на сегодня дефицит, можно сказать, всех специалистов. Так, нехватка 4 зоотехников, 5 агрономов, 6 ветеринаров, 3 инженеров, 6 бухгалтеров­экономистов, не менее 30 механизаторов. Ждут буренки и молодых доярок, а их тоже недостает, о других рабочих профессиях и говорить не стоит. На вес золота пастухи и скотники». И это не только в Лениногорском районе — такое повсюду. В сельхозвузы мало идет из села молодежи, а если кто­то поступит, то не возвращается в село.

В общем, все как в песне Юрия Красноперова «Скажи, председатель...» — «Наш позор — результат реформ». Если же Минфин, Минэкономразвития, Правительство не занимаются паритетом цен, то получается, что они — соучастники воровства зарплаты селян, а также против достижения полной продовольственной безопасности страны. Но тогда зачем такое правительство нужно? Все здравомыслящие наши люди понимают, что мы — горожане с 1992 года из — за гайдаро­чубайсовских реформ — накопили много долгов перед селянами, и их надо возвращать, но, возвращая им, мы возвратим сторицей и себе, ведь мы питаемся по три раза в день. Надо создать такие условия, чтобы и их дети (Правительства, Госдумы, Совета Федерации и т.д.) изъявили желание работать на селе.

Это обернется нам и экологически чистыми, полезными для нашего же здоровья своими продуктами, а это приведет к тому, что у нас будут рождаться здоровые дети, так и демографическую проблему решим. Так что село — Это наше Все!

 

Наиль Гильмутдинов.

Вернуться в раздел "Наши публикации"

Комментарии: