Собственное дело

07 июля 2011
В службу занятости Мамадышского района в 2009 году по программе самозанятости обратились за государственными субсидиями
и начали свой собственный бизнес 700 человек, в прошлом году — 435, нынче — около 100. Направления их деятельности — производство животноводческой продукции, пчеловодство, тепличное хозяйство, две семьи держат лошадей, еще две — коз.

УЧИЛАСЬ ВСЕМУ У МУЖА

В овощной теплице Галяутдиновых, живущих в селе Красные Горки, зеленый рай — тянутся кверху растительные плети, из-за листьев кокетливо выглядывают огурчики.
Третий год выращивают хозяева эту ходкую свежую продукцию. А вообще-то они сами приехали сюда в 1999 году из Узбекистана. Согнала их с родных мест известная национальная междоусобица. Рашид сразу устроился водителем, а у Разиды (на снимке) не было российского гражданства, и она встала на учет в биржу труда. Целых три года пришлось оформлять ей свое правовое положение. И она остро чувствовала трудовую ненужность.
С получением Разидой гражданства жизнь семьи начала налаживаться. У Рашида как бы в генах было садоводческое умение — ведь у него в Ташкенте был свой дом, отец его всегда выращивал лимоны. Потому у супругов не возникло сомнений, чем им теперь заниматься. Правда, с Разидой возникли сложности: она целых 16 лет трудилась инженером по связи и об аграрной стезе представление имела смутное. Но муж ее начал учить новым обязанностям.
Они обратили внимание на розы — растения прекрасные, спросом пользоваться будут, решили они. А решено — сделано. Рашид зарегистрировался предпринимателем. Они сами поставили теплицу возле своего старенького дома — со стороны государства помощи тогда не было, вспоминает Разида.
— Я ходила по банкам, спрашивала — есть ли беспроцентная ссуда или где проценты небольшие. Мне отвечали — нет такого, — заметила собеседница.
Супруги взяли тогда 150 тысяч на 5 лет под 16 процентов. Трудно ли было рассчитываться? Да, нелегко. Работа сезонная. Выручку получали только летом, и она вся уходила на жизнь. К тому же возникли проблемы с реализацией роз — их покупали плохо. Но все же ничего, вывернулись. Тот период прошел, расплатились полностью. А расплатившись, пошли дальше, опыт как-никак накопился, появилась уверенность.
Со временем взяли вторую ссуду, тоже на 5 лет. Всю зиму перед этим рассчитывали: розы выращивать непрактично, нужно — лук на перо, огурцы, укроп. Теплицу необходимо поставить железную, круглогодичную. Продумывали, как сделать в ней отопление, подогрев воды, полив. И во сколько все это встанет. Муж щелкал калькулятором, жена сидела рядом и иногда дополняла его предложения. Словом, думали совместно.
…Разида с гордостью ведет меня в теплицу. По тому, как она нежно касается огуречных листочков, видно, что тепличная работа ей по душе. Хозяйка демонстрирует: вот лук, помидоры цветут, очередная партия огурцов зреет, баклажаны, перцы.
— Всему здесь я научилась у мужа. Он у нас основной «сажальщик». Каждый день меня и дочек, если они свободны от учебы, наставлял:
— Сегодня вы подвязываете огурцы, девочки поливают… Баклажаны надо подкормить — не забывайте.
Поскольку Разида считалась безработной, то смогла оформить государственную субсидию. 58800 рублей помогли поставить вторую теплицу. Появился более ощутимый доход.
Год у них начинается так. Очередную партию лука старшие Галяутдиновы высаживают в январе, когда день, хоть и по комариному шажку, но прибывает. Сдав поспевший урожай в челнинскую оптовую базу, занимаются следующей партией. И так постоянно. В феврале наступает очередь огурцов, поспевают они к началу апреля. И одной из первых на центральном мамадышском рынке с товаром появляется Разида. Расхватывают ее огурчики, даже из Набережных Челнов приезжают. Еще снег на улицах лежит, а тут на прилавке — как бы привет лета. Если кто, не утерпев, разрезал огурчик, на его запах сбегался чуть ли не весь рынок. И, запомнив хозяйку, в свое время брали у нее и баклажаны, и перцы.
Так у Разиды родился вкус и любовь к торговле. Она считает, что у них семья очень гармоничная: Рашид — большой специалист по выращиванию, она — продавец. В прошлом году Разида открыла свою точку на рынке. В ларьке она предлагает рассаду перцев и баклажанов, садовый инвентарь, средства защиты растений, удобрения. К 8 Марта вырастили тюльпаны — вот уж спросом пользовались!
Некоторые покупатели Разиде жалуются, что у них на участке помидоры чернеют, перцы вянут. Хозяйка ларька, набравшись опыта и знаний у мужа, советует, как надо ухаживать за культурами, как их удобрять, с вредителями бороться.
Так государственная субсидия помогла становлению бизнеса на селе.
В ближайших планах у Галяутдиновых — поставить следующую теплицу, деревянную, специально для рассады. Производство у них растет, но и потребности — тоже: старшая дочь Альмира учится в Казанском архитектурно-строительном университете, через год средняя дочь Альбина будет поступать в медицинский. А ведь это — расходы, и немалые.
К тому же дом у них старенький, и когда очередь до него дойдет — они даже не знают.
Но семья не унывает. Дети хорошие, работа любимая, в руках все спорится. Жизнь идет своим чередом!

«ВЛАСТЬ МНЕ НЕ НУЖНА»

— Вон, видите, поле зеленеет? Это мое. И вон там, и там. Я сам тут хозяйствую, — сообщил Зуфар Шакиров (на снимке).
И в его голосе прозвучали нотки человека-хозяина, человека-творца, любящего землю и все, что на ней он сеет и выращивает.
Знакомьтесь: Зуфар Шакиров, фермер из села Кемеш-Куль. Правда, в этом звании он всего лишь третий год. До этого находился в начальствующем ранге: директор агрофирмы «Дружба», глава Кемешкульского поселения. Имеет два образования, средне-техническое и высшее управленческое. Отработав в местном эшелоне власти, круто поменял свои ориентиры, решив, по его словам, работать на земле.
Понял — именно она более всего тянет к себе, требует его забот и ума. Родители Зуфара были крестьяне, он сам с ранних лет помогал отцу с матерью ухаживать за скотиной и землей. Желание трудиться на ниве въелось в кровь и в конце концов пересилило все достигнутые ступени карьерной лестницы.
Все продумав, просчитав, арендовал у своих односельчан-пайщиков 100 гектаров. Поскольку первый урожайный год себя оправдал, добавил еще 116 га. Один за другим «прописались» у него два трактора, комбайн, сеялки, культиваторы… Для чего взял в Россельхозбанке и «Ак барс банке» кредиты на общую сумму 800 тысяч рублей. Вложил и свои собственные накопления. Осматривал приобретаемую технику придирчиво, внимательно, любовно, как иной жених — невесту. Каждый рычаг, винт-шуруп прошли через его «рентген», благо знал Зуфар устройство каждого механизма досконально. Чтобы во время сева техника не подвела, не встала в напряженный момент.
Чуть позже получил он в Россельхозбанке еще 250 тысяч — приобрел трактор МТЗ-82. Хоть и не новый, но бегает, как огурчик. На нем нынче провел сев. На двух других тракторах его помощники бороновали и культивировали.
Несмотря на помощников, сам Шакиров за рулем с утра до ночи. Встает, как и все, в пять утра. «Если спать поменьше, все у тебя будет», — говорит он. И сразу отправляется в поле. Домашнюю скотину кормит жена Фирдаус. Она тоже не белоручка — индивидуальный предприниматель по сбору молока.
Вот Зуфар у посевов, внимательно их осматривает. Ага, вон клин плохо взошел — срочно надо здесь подсевать. А тут бурые пятна по листовым пластинкам побежали — надо опрыскивать против ржавчины.
— Мне нравится моя работа, — признается мой собеседник. — Я — человек свободный. Хорошо поработал — хорошо получил. Правда, погода порой здорово подводит. Вот в прошлом году все посевы сгорели. Это было ужасно! Ведь рушилось все, во что и средства вложил, и силы, и время. Получил, правда, компенсацию, но только 20 процентов от той суммы, которую потратил. Но ничего, сумел вывернуться.
Нынче у Шакирова не было даже семян, но он не растерялся, купил в Кировской области от продажи своих бычков 20 тонн семян пшеницы элитных сортов «Ирень» — недешевая пшеничка, 18 рублей килограмм. Многолетку приобрел. И ячмень пивоваренных сортов. По-деловому определил его «судьбу»: если у ячменя будет белка в допустимых пределах — сдаст его на пивоваренный завод, если будет плохой — пустит на фураж.
Есть ли у Шакирова, крепко ведущего свое хозяйство, завистники? Есть, как не быть, не слишком радеющих на работе, не предприимчивых. Но фермер не обращает на них внимания. Отношения с односельчанами у него хорошие — он продает им корма, выдает арендную плату — зерно, сено, солому.
Для полноценного развития, по словам Зуфара, ему нужно лет пять. Расходы у него большие, средств пока не хватает: сегодня одна трудность, завтра другая возникнет. Надо купить новый комбайн, обновить трактора — они не очень комфортабельны. А это — немалые средства. И все же в будущее фермер смотрит с оптимизмом. Надеется, что государство село не бросит. И о фермерах тоже проявит должную заботу. В его планах — расширение деловых горизонтов, он хочет построить семейную ферму. Для чего нацелился взять кредит в сумме 2,5 миллиона рублей с расчетом на полагающуюся помощь государства.
— А не хотели бы вы вернуться во власть? — интересуюсь я.
— Нет, власть меня не интересует, я уже отошел от этого. Куда важней земля…

Светлана КУЛАГИНА.
Фото автора.

Вернуться в раздел "Наши публикации"