То вершки, то корешки

06 декабря 2012
С большим интересом прочитал в «Земле-землице» статью под заголовком «Порядочно поступать с крестьянами». В ней мне особенно понравился эпиграф с изречением Петра Первого, который я хочу привести полностью: «Поселение — суть артерии государства и как через артерию все тело человеческое питается, так государство — поселениями. Чего ради надлежит оных беречь и не отягощать через меру, охранять от всяких нападок и разорений и особенно служивым людям порядочно с ними поступать!»
Россия — сельская держава. Есть деревня (и в петровские времена, и теперь деревня именуется поселением) — есть Россия. Все достижения советского периода стали возможными за счет села, деревни, поселений. Крестьянам платили трудоднями — пустыми палочками, а деньги уходили на укрепление мощи советской державы.
Но после развала СССР деревня претерпела разгром и развал. Мы надеялись на лучшее, а в итоге потеряли продовольственную независимость, более половины харчей завозим из-за границы, что указывает на то, что сбылось пророчество Ильфа и Петрова: «Заграница нам поможет!». А если, не дай Бог, завтра война? Никакая заграница нам тогда не поможет, опять вспомним про лебеду и крапиву, которые помогли выжить сельчанам в годы той страшной войны. Деревня разорена. Колхозы и совхозы развалили, обанкротили, кончили. Сократились посевные площади, более половины поголовья скота пустили под нож. В большинстве деревень остались одни старики и дураки.
Петр Первый этого бы не допустил. Хороших царей, как нас учили, не бывает, но Петр был прогрессивный царь, он многое сделал для возвеличивания России на мировой арене. И крестьян он уважал сам и, судя по изречению, увещевал и других, особенно служивых, уважать кормильцев державных.
А что у нас? Сельчан называют ставшим презрительным словом «колхозник». А я слышал изречения в адрес крестьян еще похлеще! В том числе и от служивых, к сожалению. Мы вот уже более 20 лет живем в условиях так называемого рынка, взяв за основу зарубежье. Но там рынок цивилизованный. У нас — дикий, непонятный, однобокий. Однобокий он потому, что интересы сельхозпроизводителей никого не интересуют. Село не развивается, хиреет, стареет, вымирает. Ну как можно жить на установленный федеральным законом минимальный размер оплаты труда в 4611 рублей? А ведь во многих районах платят и того меньше.
Почему это происходит? Да потому, что у сельхозпредприятий нет денег даже на приличную зарплату, нет больших доходов, которые они должны получать за свою продукцию через закупочную цену. Ее же диктуют переработчики — естественно, в пользу себя, любимых. Происходит игра как бы в одни ворота. Сельчане получают мизер за хлеб, молоко и прочее. Вот примеры. Начнем с хлеба, который, как известно, всему голова. Главная и радость, и беда крестьянина — это хлеб. Парадокс? Да! Но это так. Много хлеба — низкие закупочные цены и трудности со сбытом, так как государство, как в советские времена, закупками хлеба практически не занимается. Мало хлеба — цены повышаются, но — продавать нечего. 600-граммовая буханка хлеба «Сельский» стоит 16 рублей, в пересчете на килограмм — 27 рублей. 1 кг хлеба стоимостью 27 рублей получается примерно из 1 кг зерна с закупочной ценой обычно 4-5 рублей, в этом году — 8-9 рублей. Выходит, что доля крестьянского труда в буханке хлеба составляет всего 15-30%. На хлебе, который всему голова, не разбогатеешь!
Теперь возьмем молоко. В магазинах и супермаркетах 900-граммовый пакет молока стоит 21 рубль, значит 1 литр молока стоит более 23 рублей. И содержание жира в нем — всего 2,2%. Летом, когда молока много, закупочная цена падает ниже 8 рублей за литр, зимой, когда молока меньше, закупочная цена повышается до 10-12 рублей. А в магазинах и супермаркетах цена одна, что зимой, что летом. Причем, закупочная цена молока базисной жирности — 3,5%, а «нормализуется» оно до 2,2%. Вот и получается, что доля крестьянского труда в стакане молока не превышает 25-30%. И на молоке не разбогатеешь!
Мне пришлось несколько лет работать на пивзаводе «Красный Восток». Цель моего пребывания там была доказать, что Татарстан, хоть и не входит в зону выращивания пивоваренного ячменя, может его выращивать. И доказали ведь! Впервые за всю историю пивоварения на приготовление солода с 1999 г. начал поступать пивоваренный ячмень, выращенный в Татарстане. Но очень неохотно везли сельчане свой ячмень на пивзавод. А почему? Да потому, что их не устраивали закупочные цены. С пивоваренным ячменем забот и затрат больше, чем с фуражным. Да, цена на пивоваренный ячмень была выше, но не настолько, чтобы работать на пивоваров. Ведь из 1 кг дешевого ячменя получается 5 литров дорогого пива: доля крестьянского труда в литре пива определялась всего в 5%! Везут же ячмень со стороны, даже из Аргентины как-то завезли, да еще с карантинным сорняком! Это же во сколько обходится перевоз! Лучше бы на татарстанский ячмень накинули несколько рублей.
Я — специалист по рапсу. В настоящее время, несмотря на солидный возраст, являюсь консультантом ОАО «Казанский МЭЗ». Пока основная часть сырья поступает откуда угодно, но только не с татарстанских полей. Делаются робкие попытки наладить производство местного сырья, но татарстанские хлеборобы идут на это неохотно. Почему? Да в основном из-за непредсказуемости закупочных цен. Вот и в 2012 году закупки рапса начались с 9 тысяч рублей за тонну, а завершились на уровне 15-16 тыс. Только большинство рапса уплыло мимо МЭЗ тем бойким покупателям, которые платили больше. А ведь и МЭЗ, предвидя то, что рапса мало, мог бы сразу закупать рапс по 15-16 рублей. Да, прибыль несколько уменьшилась бы, но ведь в отдельные годы закупочные цены превышали 20 тысяч рублей за тонну и ничего — убытков не было. Будет хорошая и стабильная цена на рапс, будет и рапс! Кто виноват? Виновато руководство — и российское, и татарстанское. Петр Первый был «отцом» всех россиян, он не давал в обиду крестьян — кормильцев державы. Наши Президенты — и московский, и казанский — тоже наши отцы, и богатых, и бедных, и нищих. Они и должны наладить дело так, чтобы не было очень большого разрыва в уровне жизни. Все равными быть не могут, но та разница в доходах, что мы видим, к добру не приведет… «От трудов праведных не построишь хором каменных». Но одни строят, а у других на зарплату не хватает…
А что делать? Предлагаю установить уровень рентабельности для переработчиков, чтобы часть сверхприбылей через закупочную цену доставалась сельчанам. Мне возразят: этого, мол, делать нельзя — на рынке должно быть только два субъекта — продавец и покупатель. Третий — лишний, никто не должен вмешиваться. Согласен, когда речь идет о цивилизованном рынке. А где он у нас — цивилизованный рынок?
Ну, и в заключение статьи хочу поведать, как «у них». На примере маленькой страны — Израиля, где люди за счет орошения оживили мертвую каменистую пустыню, где на 7 миллионов населения имеется всего 450 тысяч га пашни — 6,5 соток на человека против нашего 1 га. Где огромные средства тратятся на оборону от недружественных соседей. А ведь процветает сельское хозяйство Израиля! Самим хватает и кое-что экспортируют. Например, редиску, которая вот уже несколько лет прямиком из ранее бесплодной пустыни Негев поступает на наши прилавки. В Израиле есть и фермеры, и колхозы, и даже коммуны. Эти хозяйства хорошо кооперированы, там налажена переработка сельхозпродукции на месте, и вся продукция поступает в продажу не в виде дешевого сырья, как у нас, а в виде конечного продукта, по значительно более высокой цене, причем без всяких посредников. И доля крестьянского труда там не 5-30%, что видно из вышеприведенных примеров, а значительно больше. Вот у кого учиться надо, перенимая опыт применительно к нашим местным условиям. И сможем, если захотим!

Иосиф ЛЕВИН,
заслуженный агроном РТ.

Вернуться в раздел "Наши публикации"