Трудное приземление

26 июля 2012

  
ООО «Топаз» расположилось на землях бывшего звероводческого совхоза «Луч», оставившего после себя в ближайшем пригороде Чистополя «ножки да рожки». И сейчас здесь стоят производственные здания, будто после бомбежки. Может, и поэтому тоже, несмотря на похвалу в адрес «Топаза» управляющего Чистопольским допофисом Россельхозбанка Рамиса Ислямова, начал я обход этого частного хозяйства среди зданий-призраков без энтузиазма, не надеясь увидеть что-либо путное. Но вот хозяин — молодой человек по имени Арман Асрян привел меня сначала к загону, где под тенью кустов прятались от жары несколько десятков упитанных курдючных овец. Рядом, за изгородью, возле дождевой лужи отдыхали три супоросные свиноматки. В вольере подальше лениво «переговаривались» около сотни гусей. Следующая «точка» — загон с экзотикой: тремя маленькими вьетнамскими свиньями. На мой удивленный взгляд фермер пояснил:
  — Спрос на них огромный. В Набережных Челнах дают 12 тысяч за голову. Взял на разведение…
  Это, как оказалось, было лишь началом нашей экскурсии по хозяйству. В дальнейшем мы увидели кроликов, бройлеров, уток, опоросившихся свиней с молодняком, четырех страусов, цесарок… И, наконец, перепелов. По поголовью сразу стало ясно, что именно этот, перепелиный бизнес, и является основным источником дохода фермерского хозяйства.
  — Моя ближайшая задача — продавать в год по 1000-2000 бройлеров, до 2000 гусей, до 1000 уток и нарастить поголовье другой живности, в том числе перепелов, — говорит Асрян. — А со временем завернуть сюда один из туристических маршрутов…
  Первые вопросы, которые возникли в голове, были такие: откуда это лицо кавказской национальности взялось в пригороде Чистополя? И не только «приземлилось», а стало успешно развивать хозяйство? И, наконец, как такой молодой по возрасту человек смог охватить сразу столько направлений животноводства и птицеводства?
  Как выяснилось, у «Топаза» в 2006 году, когда создавалось это хозяйство, было четыре учредителя. Сейчас остался один — Арман Асрян. Остальные не выдержали — получили назад вложенные средства и ушли. Другой важный момент: хотя у фермера нет пока своего дома, он здесь живет. В приспособленном помещении. Только поэтому хозяйство еще не разграбили, не растащили.
  Вообще-то Арман — армянин из Нагорного Карабаха. У родителей на подворье было много всякой живности, поэтому мальчик рос в труде: пас баранов, гусей, уток, убирался, кормил и поил. В лесу заготавливал дрова, пилил и колол. Пережил войну. Когда школу закончил, вместе с друзьями скинулись и… самостоятельно, вручную засеяли 10 гектаров зерновых. Свое поле, на котором рос хлеб, радовало Армана до слез… Потом он окончил военное танковое училище.
  — У нас была безработица. Я понял, что как бы я у себя на родине ни мучился, нормальной жизни не увижу, — вспоминает Арман. — Поэтому собрал чемодан, взял на дорогу примерно 100 долларов и поехал в Ессентуки — к дяде.
  А уже через два месяца парень оказался в Казани. Это был 2000-й год. Родственников в столице Татарстана у него не было. К тому же Арман не знал русского языка. Неделю он бомжевал, где придется, пока какая-то бабушка в Дербышках не приютила его, выделив недорого комнату. Вскоре он нашел и работу: разгрузку вагонов на цементном заводе. Зарабатывал не столько на разгрузке, сколько на обслуживании покупателей. 50-килограммовый мешок с плеча — рубль. Работая по 15-16 часов в сутки, порой из-за смертельной усталости оставаясь ночевать прямо на заводе, парень зарабатывал до 20 тысяч рублей в месяц. За полгода скопил деньжат на маленький лоток на улице Толстого — стал торговать хот-догами… А через несколько лет у него было уже 35 магазинов в Казани и ресторан в Москве.
  В принципе, можно уже было жить припеваючи.
  Но друзья потянули парня в сельское хозяйство. А Арману, похоже, нужен был только толчок, ибо душа давно уже рвалась на село. И вот четыре учредителя, подыскав через друзей разоренное хозяйство и скинувшись миллионами, занялись аграрным бизнесом. Приспособив кое-какие помещения, закупили сначала на выращивание 350 кроликов, за один год доведя поголовье до 5000. При этом два учредителя отвалились — стало тяжело и накладно. Через некоторое время приобрели 1600 норок, но летом 2008 года ушел третий соратник. Так Арман остался один. Но не сдрейфил, не сдался. Хотя в 2010 году от 35 магазинов у него осталось только три, а в 2011 году пришлось продать и ресторан. Почти все деньги ушли на возврат долгов соучредителям и реконструкцию производственных помещений… Но это еще не все. Так получилось, что к августу засушливого 2010 года у Асряна остались 10 кроликов, 100 перепелок и 3 свиноматки. А из 20 работников — один охранник. Все пришлось начинать почти с нуля.
  Самым трудным моментом в период работы в аграрном бизнесе Арман считает тот, когда к нему однажды ночью пришли местные жители с ломами и лопатами. Быстро сообразив, что милиция в этом деле не помощник, фермер вступил с агрессивно настроенными мужиками в нелицеприятный диалог, в ходе которого проявил и хладнокровие, и решимость. Дело в какой-то момент дошло до того, что хозяину фермы пришлось взять ружье и выстрелить в воздух: это когда кто-то из экспроприаторов направился раскурочивать грузовик. Арман пригрозил, что следующий выстрел будет направлен в грабителя.
  Выстоял Асрян. А сейчас, по прошествии времени можно сказать, что у него с населением хорошие отношения, строящиеся на взаимопонимании. Он иной раз особо страждущим выделяет продукцию бесплатно, в ответ пользуется их услугами. Недавно, например, с территории пропал компрессор. Сказал об этом местным — те быстро нашли в соседнем районе и вернули хозяину.
  Ветеринарную помощь фермерскому хозяйству оказывает государственное ветеринарное объединение, в экстренных случаях — пенсионер, ветврач Николай Сметанин. Бывает, что и сам Арман берет в руки шприц.
  Утро фермера начинается с 5-километровой пробежки и зарядки. Затем — кормление животных и птицы, выгон их на луга. Хотя у Асряна сейчас 10 рабочих, он и сам не гнушается «черной» работы.
  Не сразу, но все же Россельхозбанк выделил фермеру кредитные средства — пока 200 тысяч беззалоговых рублей. Это брат Арган, у которого в Казани сейчас собственные магазины, выступил гарантом перед кредитным учреждением.
  — В принципе, видно, что парень серьезный, сельское хозяйство знает, реализация налажена, — говорит Рамис Сагитович. — Такому и помогать хочется. Тем более, что сейчас он и в Чистополе открывает магазин — идут отделочные работы...
  Арман женился, у него двое детей — сын и дочь. Правда, живут пока в Казани. Свой дом под Чистополем — это пока вопрос перспективы. Зато когда летом семья приезжает, 3-летний сынишка и гусей выгоняет на луг, и овец пасет… Видно, что нравится ему все это.
  
Владимир БЕЛОСКОВ.
 
На снимках: гуси и курдючные овцы ООО «Топаз»; управляющий Чистопольским допофисом Рамис Ислямов и фермер Арман Асрян обсуждают текущие дела.
Фото автора.

Вернуться в раздел "Наши публикации"