Туманный горизонт

07 февраля 2010

В феврале 2007 года в «Земле-землице» была опубликована статья «Оставили людей без работы». В ней шла речь о тяжелом положении большей части жителей села Верхние Метески Тюлячинского района. В связи с разорением КФХ «Навруз» пришедшим инвестором — ООО «Вамин-Тюлячи» — оттуда подчис­тую было вывезено свиное поголовье. Свинарок, скотников, разнорабочих угнетал вопрос — как жить дальше? Где найти работу? С тех пор прошло два с половиной года. Какие изменения произошли в Верхних Метесках? По дороге в Верхние Метески видно, как наступающая осень подкрашивает листву березок в желтые оттенки. Мелькнула лесополоса с большим щитом «К 200-летию А.С.Пушкина. 1999 год»... А вот и само село. Не видно заколоченных домов, напротив, они покрашены, с чистыми окнами, на улице пасутся гуси и куры… Однако неприятный диссонанс вносят разоренные, брошенные здания свинофермы — с черными глазницами разбитых окон. Значит, производство здесь так и не наладили. А ведь в 2003 году здесь содержалось 1200­ свиней. Свиноферма была единст­венным производственным объектом в селе. Как же сейчас в Метесках обстоит дело с обеспеченностью работой? Беседую с главой Большеметескинского поселения Миннахметом Валиуллиным. Вот статистические данные. Численность населения с 2007 года здесь убавилась с 213 до 199. В то же время возросло количество людей трудоспособного возраста — с 34 до 38. В здешнем отделении «Чулпан» ООО «Вамин-Тюлячи» занято 13 механизаторов, еще пятеро трудятся в сфере обслуживания. Часть сельчан работает в лесничестве и в Казани. Жалоб на отсутствие работы нет. Трудоустроились многие, из тех, кто тревожился о работе в 2007 году. Однако приходится отмечать, что 12 человек состоят на учете на бирже труда и занятости. Говорю Валиуллину, предлагалась ли им общественная работа? — А им она, скорей всего, невыгодна, — отвечает он. — Посудите сами: они шесть месяцев получают пособие по безработице и занимаются своим личным хозяйством. По истечении полугода где-нибудь поработают, а потом опять встают на биржевой учет. Их так больше устраивает… Количество КРС по сравнению с 2007 годом в Верхних Метесках поубавилось с 87 голов до 70, при этом сброса дойных коров не произошло — 57. Имеются в подворьях козы, овцы, птичье поголовье. Что касается свиней, их в хозяйстве нет, оно носит земледельческий характер. Вместе с Валиуллиным и заместителем главы района Робертом Галиахметовым направляемся в поле. Разговор с живыми людьми — это не казенная документация. Едем по рыжей щетине стерни к виднеющимся вдалеке степным «кораблям». Подкатываем: рядом стоят два «Дона» и три «Нивы» — бункеры их доверху наполнены золотистым ячменем. Простаивают более часа. Бригада расположилась возле одного комбайна. В чем дело, почему комбайнеры «загорают»? Обед? Или какая-то поломка? Ничего подобного. Оказывается, «КамАЗы» для загрузки не подошли. И неизвестно, когда прибудут. И это — в самый пик уборочной страды! Чувствуется, ребята недовольны: простой может негативно сказаться на их кошельке. Бригадир комплексной бригады Ильгиз Кашафутдинов объясняет, что звонил в контору насчет машин. Обещали, что скоро будут. У этого «скоро», кажется, ни конца нет, ни краю… Спрашиваю одного из механизаторов: как живется-можется? — Кому как, — отвечает он. — Но вообще жить можно. К бригаде подходит комбайнер Ильдар Гимадиев. Задаю и ему вопрос — лучше ли стало им жить за последнее время? — Считаю, хуже. Работа есть, конечно, но платят мало, примерно пять тысяч аванса. Самое главное, цена на молоко и мясо уменьшается. А на газ и электричество, наоборот, выросла процентов на 25. Кризис, наверное, сказывается. Два года назад безработица была, а сейчас — другая беда. Мы с женой — она свинарка — ничего в дом за это время не купили. Производственный стаж у Ильдар абыя 35 лет. Всю жизнь он держал дома скотину, вот и сейчас в его хозяйстве имеются корова и на продажу три хавроньи. Исстари в крестьянских подворьях «якорем» спасения от жизненных передряг и прокормом были родная земля-землица и скотина. А теперь этот «якорь» из-за ценовой политики чуть ли не ко дну тянет… Жену Ильдара, как и других здешних свинарок, возят на работу на новое место — в ОПХ им. Ленина, тоже относящееся к «Вамину», на автобусе. С ней я не встретилась, но удалось поговорить о работе с ее товаркой Рамзией Гариповой. Она смущенно извинилась, что плохо говорит по-русски. Но мой вопрос, как ей живется, и платят ли им деньги, она мигом поняла: — Раз работа есть, то и живется неплохо. А денег нам платят тысяч по пять в месяц. Два противоположных ответа… Ви­димо, у людей разные потребности. Заместитель главы района Галиахметов считает: это хорошо, что хоть «Вамин» взял под свое крыло Верхние Метески. Туда никто из инвесторов не шел из-за обедненной суглинистой почвы и отдаленности села. В его словах есть определенный резон. Как говорится, не только хлебом жив человек. Ему надо больше. Что ж, здесь есть это «больше». Село газифицировано, вода — в домах. Колонки тоже оставлены, и они действуют. Их работу проверяют и глава поселения, и санэпидстанция. В Верхних Метесках за последнее время появилось девять новых фонарей. — И что, все они горят? — спрашиваю я Миннахмета. — Конечно, — несколько опешив, отвечает он. — Все до единого… Светящиеся фонари на улицах се­ла — это спасение в условиях бездо­рожья. А в Метесках я не заметила ни асфальта, ни щебенки. Можно представить, какая здесь непролазная грязь в дождливое время года. Глава поселения ссылается на отсутствие финансов. Трактор выпросить можно, замечает он, у хозяйства «Алан», у дорожной службы и даже у частников. Да и местный карьер недалеко. А чем платить? Обращался он в администрацию района. Но пока безрезультатно. А энтузиазм? — Нет, — возражает Валиуллин, — энтузиазм бывает только разовым. Тем более, что, кроме трактора, нужны погрузчик, солярка… А зря. «Горение» масс может горы свернуть — вспомним ленинские субботники. Весь вопрос в том, как зажечь? Судя по тому, что за время работы Валиуллина с июня 2007­ года никто в селе не взял ни одного кредита на строительство, «зажигалка» в сельском поселении не работает. …И все же население Верхних Метесков не сдается, надеясь на лучшие времена. Тем более, что по информации районных властей, к осени 2010 года строители должны отремонтировать имеющиеся в селе фермы. И запустить молочно-товарный комплекс на 1200 коров. А это значит, что будут новые рабочие места, и не придется каждое утро ездить далеко от дома. Это — новый стимул для молодежи. Но осуществятся ли эти планы?

 

 

Светлана КУЛАГИНА.

Вернуться в раздел "Наши публикации"