Все только начинается...

19 января 2012
Рабочий день Хариса Галеева начинается в шестом часу утра. Пока прогревается двигатель «уазика»-молоковоза, он успевает съесть приготовленный женой Гулией завтрак. Наскоро выпив чашку горячего чая, Харис спешит сесть за руль своей новой машины. Пестрой черно-белой лентой стелется под колесами заснеженная дорога. С нетерпением ждут молокосборщика сельчане села Кургузи Зеленодольского района.
Сбором молока в частных подворьях предприниматель Галеев начал заниматься года два назад. До этого вел торгово-закупочный бизнес — он и сегодня содержит в Зеленодольске «точку» по продаже канцтоваров. Правда, сейчас это дело полностью под контролем его супруги. Сам Харис переключился на молоко.
— Когда два года назад мой знакомый из Кургузей предложил мне закупать молоко у сельчан и сдавать его молкомбинату, у меня были «Москвич»-»каблук» и несколько фляг вместимостью по 40 литров, — вспоминает он, осторожно ведя машину по обледенелой трассе. — Поначалу было трудно: «Москвич» — это ведь не вездеход-»уазик», а я тогда в среднем за день собирал и вывозил по триста литров молока. Это семь, а то и все восемь полных фляг. Желающих сдавать молоко за «наличку» было немало — в Кургузях есть дворы, где по две, а то и по три буренки держат. Так что выгода — налицо. Одно плохо — дороги. Они у нас в селе, сами знаете, какие, если в командировки ездите. И как зимой их «чистят», знаете тоже. Приходилось и в сугробах буксовать, и на буксире машину вытаскивать. Помучился так и решил было все бросить, хотя дело это было прибыльное. Но тут вдруг звонят мне из нашего управления сельского хозяйства. Они и раньше у меня интересовались, как дела идут. Вот и на этот раз сказали: зайди, есть вариант…
Там Харис и познакомился с государственной программой «лизинг-грант» Агентства инвестиционного развития РТ. В управлении помогли составить бизнес-план. Его вместе с другими необходимыми документами в сентябре прошлого года супруги Галеевы отвезли в Казань, где представили комиссии. Там отнеслись к сельским бизнесменам внимательно, выслушали, задали вопросы. Обещали принять решение. А уже через месяц, в октябре, Харис и Гулия увидели свои фамилии в интернете, на сайте Агентства среди других победителей конкурса на получение лизинг-грантов.
Через лизинговую компанию заказали автомобиль, который собрали по спецзаказу Галеевых в Ульяновске в компании «Спецавто» всего за месяц с небольшим. Так что к Новому году Хариса ждал подарок — новенький «УАЗ» с цистерной из двух отсеков общей емкостью в полторы тонны со специальной системой охлаждения молока, что очень важно в летний период.
Этот мини-молоковоз, который стоит полтора миллиона рублей, обойдется предпринимателю всего в семьсот с лишним тысяч рублей, которые он будет выплачивать согласно графику в течение пяти лет. Правда, первое время платить не придется — отсрочка на 10 месяцев. И это хорошо: есть время утвердиться на рынке, расширить число клиентов, которых он потерял за восемь месяцев вынужденного перерыва.
До Хариса жители села Кургузи сдавали молоко на молокозавод, расположенный в селе Альдермыш Высокогорского района. Поначалу рассчитывались с ними день в день. Однако вскоре дела на молзаводе пошли неважно, и деньги за сданное молоко сельчанам стали выдавать сначала через день, затем через три дня, а потом и вовсе перестали платить, хотя машина за молоком приезжала каждое утро. А потом молокозавод в Альдермыше продали. Новый хозяин завода оплачивать чужие долги отказался.
Между тем, прежнее руководство завода задолжало владельцам буренок довольно приличные суммы: кому по восемь, а кому-то и по сорок тысяч рублей. Как быть? Хотели было потребовать эти деньги от прежних хозяев завода через суд, да вот беда — не составили в свое время письменных договоров с покупателем. Как теперь докажешь, кто, кому и сколько должен? Извечная сельская доверчивость в очередной раз сыграла с сельчанами злую шутку. Теперь наученные горьким опытом они требуют ежедневной оплаты за сданное молоко.
Молоковоз Хариса останавливается возле нарядного, обшитого сайдингом красавца-дома, возле ворот которого уже стоят женщины с ведрами и бидонами. Пожилая тетя в пятнистом камуфляжном бушлате, закутанная в теплый пуховый платок, представилась мне как Мадина апа. В ожидании своей очереди кивает в сторону Хариса:
— Он у нас молодец! Всего еще полторы недели как начал работать, а к нему уже люди толпой идут молоко сдавать. Раньше мы другим приемщикам по 11 рублей за литр сдавали, а Харис нам по 13 рублей платит... Мы вот всего одну корову держим, а ведь у других по три-четыре буренки...
Пока Харис сливает молоко из ведер в широкий зев распахнутого люка цистерны, народу возле его молоковоза становится все больше: подошли молодая женщина с двумя ведрами на коромыслах и подросток с бидоном.
— Сколько сегодня, Исламия? — спрашивает соседку Мадина апа.
— Пятнадцать литров — на двести рублей, — отвечает ей женщина, принимая от Хариса, успевшего слить молоко в цистерну, порожний бидон.
Расчет происходит тут же, в кабине.
— Он больше, чем другие платит, — говорит Исламия, пересчитывая выручку. — Для нас эти деньги — большое подспорье...
Что ни говори, а для села, где сегодня найти работу — проблема, такая ежедневная выручка от своих буренок очень даже ощутима.
Когда-то Кургузи были центральной усадьбой крупнейшего в районе овощеводческого хозяйства — совхоза «Мичуринский». Однако хозяйство пришло в упадок. Ушли в залежь морковные и капустные поля, демонтировали и систему искусственного полива. Даже металлические трубы из земли выкопали и увезли. Вдвое сократилось и поголовье скота на местной ферме, где раньше содержалось до тысячи голов КРС, а дойных коров насчитывалось четыре сотни. Бывшие доярки и механизаторы остались без работы. Кто-то ездит на заработки в Зеленодольск, кто-то трудится на стройках Казани.
У преподавательницы Кургузинской школы Лилии Саляховой муж раньше работал трактористом в системе «Сельхозхимии», которую развалили несколько лет назад. Сейчас устроился в Казани. Денег на жизнь не хватает, выручает свое хозяйство и, в первую очередь, — кормилица-буренка.
Сегодня Лилия сдает молоко Харису впервые. Сначала даже не поверила, что принимает он по 13 рублей за литр. Раньше сдавала по 11 рублей. Теперь у Хариса Галеева еще одним сдатчиком-клиентом будет больше.
— Со временем хочу расширить бизнес, — говорит он. — Сегодня только в Кургузях мне сдают молоко около тридцати человек. Планирую также наладить сбор молока в Больших и Малых Ключах, в Яках и Бишне. Думаю, что и там найдется немало желающих. Ведь дело того стоит. Работать с сельчанами мне нравится: и себе прибыль, и им польза...
Сдавать молоко Харису приходится на молкомбинат города Волжска соседней республики Марий Эл. Это, конечно, далековато. К сожалению, Зеленодольский молокозавод принимает лишь крупные партии молока. Но как знать, если дела у Хариса пойдут в гору, может, и круг покупателей расширится. Пока же, как поется в известном шлягере, все только начинается. Что ж, как говорится, в добрый час!..

Артем СУББОТКИН.
Фото автора.

Вернуться в раздел "Наши публикации"