ВТО: понемногу штормит...

01 ноября 2012
Участники «круглого стола» обсудили первые месяцы и перспективы вступления России во Всемирную Торговую организацию 
Пока идут дебаты о судьбе агропромышленного комплекса в условиях ВТО, в Россию уже приходит все больше и больше барж и железнодорожных составов с импортным мясом. Иностранные фермеры спешат накормить нас продукцией своих полей и ферм. Можно, конечно, везти продукцию, например, в Африку или Азию, где миллионы людей голодают, но там население неплатежеспособное.
Нам бы только радоваться: будет больше продукции — станут ниже цены. Но не тут-то было! Покупатели почему-то не видят на прилавках тенденции к снижению цен на продукты, а вот нашим сельхозпроизводителям становится все тяжелее: продать собственный товар с выгодой становится все более проблематично.
На прошедшей на днях в Казани выставке-ярмарке «Агрокомплекс: Интерагро. Анимед. Фермер Поволжья» состоялся «круглый стол» на тему: «ВТО и сельское хозяйство: реальность и перспективы». В докладе председателя Ассоциации фермеров, крестьянских подворий и сельскохозяйственных потребительских кооперативов РТ Камияра Байтемирова прозвучала серьезная тревога по поводу первых двух месяцев работы АПК России в условиях ВТО. «Хотя нам говорили о длительном переходном периоде, в Россию за два месяца уже завезено мяса на 100 тысяч тонн больше установленной квоты. Информация об усиливающемся потоке заграничной продукции становится похожей на сводки с фронта. Но почему-то свинина на прилавках не дешевеет…»
Торговля… Вот звено между производителем и покупателем. Где-то в ее необъятных недрах, получается, пробуксовывают механизмы экономических законов. Но ведь это не так! На то и закон, чтобы действовать независимо от обстоятельств. Что же происходит?
А происходит очевидное. Россия — действительно, рынок сбыта огромный. Платежеспособный спрос на продовольствие практически неограниченный. Ни заграничное мясо, ни другие заграничные продукты на складах не залеживаются. Вот торговля и не сбавляет цены. Зачем сбавлять, если и так товар хорошо уходит?
На ситуацию могли бы повлиять российские сельхозпроизводители. Каким образом? Единственным и простым способом: насытить наш, российский рынок, более дешевой, чем из-за границы, и более качественной продукцией. Конкурентные преимущества для этого, казалось бы, налицо: не надо «телушку везти из-за моря», тратясь на перевоз. Если мясо, молоко, масло, картофель, овощи наши сельчане будут продавать в большом количестве и дешевле — на тех же ярмарках, на рынках, в собственных магазинах, — конечно, торговля вынуждена будет как-то реагировать на изменившуюся конъюнктуру. А как? Только снижением цен. Вот тогда и покупатели почувствуют реальную пользу от ВТО.
Но что заявляет тот же Камияр Байтемиров? Он констатирует такой факт: у заграничных фермеров цена на продукцию ниже, чем себестоимость аналогичной продукции в России. Даже с учетом транспортировки. Не может же наш фермер торговать себе в убыток, снижая цены на свой товар до уровня заграницы.
Вот она, где собака зарыта! Вот камень преткновения! Вырастить, скажем, свинью, потратив на нее 14-15 тысяч рублей, а продать за… 12 тысяч. И все потому, что по такой цене поступает свинина из-за границы. Каково? Конечно, при такой конъюнктуре разорится любое сельхозпроизводство — будь то агрохолдинг или фермерское хозяйство.
Но почему? Почему заграничные фермеры производят более дешевую продукцию, чем наши? Причем настолько, что даже отправляя ее через океан или через полматерика, они теснят наших сельхозпроизводителей с нашего же рынка.
Вот над этим-то вопросом и ломаются копья наших аналитиков.
Камияр Байтемиров уточняет, что на самом деле дешевле заграничный фермер ни зерно, ни мясо не производит. Просто он получает от государства по 300 долларов на гектар дотации. Вот и делает с ценами что хочет. А нашим фермерам едва 16 долларов достается. Именно солидная государственная поддержка и позволяет заграничным фермерам иметь преимущество в конкурентной борьбе с российскими крестьянами.
Получается, что там, заграницей, общество своих крестьян понимает и любит, а у нас — нет.
Байтемиров замечает: не любят у нас именно фермеров. И становление-то этого класса сельских предпринимателей шло трудно, через всяческие барьеры, да и сейчас равенство их с агрохолдингами остается только декларируемым. А вот американский президент Рузвельт в 30-е годы, когда в США разразился страшный кризис, сделал все возможное, чтобы создать в стране конкурентную среду, для чего провел через конгресс такие законы, которые позволили быстро развиться именно фермерству. Многие тысячи тонн зерна были тогда утоплены в океане, чтобы поддержать выгодную для фермеров ценовую конъюнктуру на продовольствие. У нас же, наоборот, ставку сделали на агрохолдинги, а те, оказавшись в итоге неэффективными, сейчас давят на правительства страны и регионов, чтобы им списали многомиллиардные долги.
Руководитель фермерской ассоциации делает вывод: чтобы российские фермеры были конкурентными, необходимо, чтобы условия жизни и работы для них на селе стали привлекательными. Следует АПК России адаптировать к условиям ВТО. И возможности для этого есть: договор о вступлении в ВТО позволяет на первых порах господдержку сельского хозяйства России увеличить до 9 миллиардов долларов, тогда как сейчас она составляет порядка 5 миллиардов. В усиление своей аргументации докладчик приводит слова министра сельского хозяйства РФ Николая Федорова: «Главное сейчас — обеспечить прозрачность и эффективность использования денег, направляемых на село по госпрограмме…» Имея в виду устранение возможностей для проявления коррупции и чиновничьего произвола.
«Что происходит на деле? — говорит Байтемиров. — Мы, фермеры, сдаем молоко, даже не зная, а по какой цене оплатит нам его агрохолдинг. На сахарном заводе у фермеров не принимают сахарную свеклу — продукт их труда целого сезона… А взять кредитование. Всего 137 фермеров у нас из более, чем 10 тысяч, смогли получить кредиты. Почему? Может быть, власти не осознают, за какую черту мы не должны перейти?»
Мысли докладчика развил Шамиль Агеев, председатель правления Торгово-промышленной палаты, доктор экономических наук, профессор. Он проинформировал собравшихся о том, что 97% товаров в мире проходит через ВТО, и никуда нам от ВТО не деться». Сейчас вопрос в том, как защитить своего товаропроизводителя.
Агеев заметил, что Китай, например, выдает сельхозпроизводителям долгосрочные кредиты под 0,5% годовых, США — под 0,8%, а наш Сбербанк — под 15%. Куда мы так зайдем? Надо, чтобы все крутились вокруг производителя, а не вокруг власти, вокруг чиновника, сказал профессор.
Взять такой вопрос, как стоимость электроэнергии. У нас она выше, чем в соседних странах. Почему? Вопрос упирается в господство естественных монополий. Стоило, к примеру, произойти аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, как страховые фирмы, к примеру, подняли свои тарифы в несколько раз. И все это легло на плечи потребителей. А где государство? Оно в стороне. Хотя именно государство должно инициировать борьбу с естественными монополиями. В том числе и с такими, как «Вамин-Татарстан», который монопольно устанавливает цены на молоко, или, скажем, железная дорога, которая не хочет перевозить сахарную свеклу, потому что ей это не выгодно.
Да, в условиях ВТО запрещается прямая поддержка сельхозпроизводителей, подчеркнул Ш.Агеев, но никто не запрещает строить на селе дороги, создавать инфраструктуру, повышать квалификацию… Другого пути нет. Украина, которая в ВТО уже три года, попыталась поднять цены на сахарную свеклу, а 50 стран-членов ВТО оказались против. Сейчас эта отрасль у наших соседей в кризисе.
Если проанализировать социологические опросы, то мы увидим, что 90% молодежи хочет быть чиновниками или иметь бизнес, который быстро дает большие доходы. И это — наша беда, заключил выступающий.
Попытку научить наших крестьян, как жить и действовать в условиях ВТО, предприняли на «круглом столе» представители консалтинговой фирмы «Ди энд Эл Оценка». В ходе их выступления треть зала опустела, хотя призывы руководства фирмы активней обращаться к ее услугам были экономически обоснованны. Ну что тут поделаешь, если наши сельхозпроизводители не терпят непонятного. А один из зала даже процитировал какого-то мудреца, якобы сказавшего, что все, что происходит на пути от производителя до покупателя, это воровство.
Глава крестьянского хозяйства «Земляки» из Нижнекамского района Владимир Аппаков, поднявшийся на трибуну, поначалу поделился размышлениями по поводу натиска на фермеров разных контролирующих, инспектирующих, проверяющих и других органов. Его удивляет, например, что экологи заинтересовались качеством навоза, требуя его химический анализ. А инспекторы по пожарной безопасности стали измерять, на достаточном ли расстоянии находится тот или иной трактор в хозяйстве от жилого помещения. И, не удовлетворившись, выписали штраф на 10 тыс. рублей. «Что, хотят, чтобы последний фермер на селе кончился?» — философски задал вопрос залу выступающий.
И продолжил: «А как мы сможем быть конкурентными и успешными, если даже между собой, фермерами, не можем договориться? Вот сейчас рыночная конъюнктура на картофельном рынке такова, что дороже 6 рублей оптом «второй хлеб» не продашь. Но наши соседи из Чувашии и Удмуртии возьми, да продай картофель по 4 рубля. Как это назвать? Да и непосредственно на городские рынки нам не пробиться, кроме ярмарочной торговли».
«Нам еще везет, — продолжил Аппаков. — В Германии, например, оплата труда в структуре себестоимости составляет 50%, а у нас — 10-16%. И вообще, непонятно, по каким экономическим законам наша страна работает. Почему в США, например, закупочные цены регулируют, а у нас — нет? Мы, фермеры, не можем даже позволить себе продавать продукцию в упаковке, как заграница. Потому что даже самый маленький упаковочный цех стоит порядка 80 миллионов рублей. Где мы возьмем такие деньги? Если нормальные экономические условия на селе не будут созданы, нас ждет страшная трагедия».
«И последнее, — акцентировал свое выступление фермер. — Вот агрохолдинги привезли на «Боингах» из Австралии «золотых» телок по 200 тысяч рублей за голову. Животные не выдерживают нашего климата, условий содержания. Подыхают. Но телок снова везут из-за океана. И снова… Зачем? Зачем трижды наступать на те же грабли? Мне это непонятно!»
«А ведь у нас есть примеры правильного расходования бюджетных средств. Я имею в виду программу мелиорации. Сколько дополнительно продукции мы получили благодаря поливу? Благодаря тому, что государство выделило дотации на восстановление и создание оросительных систем? Это и картофель, и овощи, и корма… Вот таким путем надо идти. По самым разным направлениям и не мешкая. Ведь в 2013 году наступает время возврата основного тела кредитов, пролонгированных из-за засухи. Как будем расплачиваться?»
«Что касается консалтинговой службы, то их функции у нас выполняют районные управления сельского хозяйства и продовольствия. Надо только повысить их отдачу», — заключил В.Аппаков.
Выступивший на «круглом столе» следом заместитель председателя комитета по экологии, природопользованию и аграрным вопросам Госсовета РТ Илсур Сафиуллин решил фермерский запал слегка притушить, напомнив, что в США граждане тратят на еду 10% зарплаты, а в России — 40%. И назвал «сговором» те договоренности по ценам между фермерами, об отсутствии которых сетовал предыдущий оратор. «Вы не забывайте, что большинство населения от вступления в ВТО выигрывает — цены снижаются, — заметил Сафиуллин. — И вообще ВТО — это наш шанс работать лучше...»
В то же время законодатель согласился с тем, что нам предстоит еще немало поработать, чтобы адаптировать АПК к новым условиям. В частности, одна из серьезных проблем заключается в том, что наши фермеры, начиная летний сезон, не знают, чем его закончат. Нет ни прогнозирования, ни каких-либо госгарантий. И получается: засуха, урожая нет — цены на сельхозпродукцию взлетают. А что толку? Продавать-то нечего. А если урожай выдается приличный, то цены буквально рушатся вниз. И опять фермеру остается кусать локти. «Нам нужна продовольственная биржа РФ, — сделал вывод Сафиуллин. — Чтобы на ней заключались долгосрочные контракты…»
«Надо поработать и над вопросом госзакупок, — обратил внимание выступающий. — Сегодня, к примеру, фермер выиграл тендер, приобрел поголовье молочного скота. А на следующий год проиграл. Что тогда? Поголовье под нож? Поэтому, считаю, контракты должны быть долгосрочные — минимум на 3 года».
«Мы сейчас пытаемся развивать кооперативы, а Япония уже отказывается от них, считая, что на определенной стадии своего становления руководство кооперативов начинает работать на собственные интересы, все дальше и дальше отпочковываясь от сельхозпроизводителей», продолжил И.Сафиуллин.
«У нас заканчивается действие республиканской госпрограммы развития АПК на 2008-2012 годы. Нужна новая…»
Свое выступление Илсур Сафиуллин закончил мыслью, с которой его начал: «Канада по погодным условиям не сильно разнится от России, сельхозугодий даже меньше, а продукции производит в два раза больше».
Видимо, не очень довольный выступлением законодателя и чтобы не снижать «температуру» прений за «круглым столом», на трибуну вышел незапланированный выступающий — фермер из Заинского района Севастьянов. «Уж очень много у нас контролирующих органов, — начал он свое выступление. — И я бы так сказал: это каратели, а не контролеры. Вместо того, чтобы подсказать или хотя бы предупредить, они сразу штрафуют. Не случайно некоторые фермеры у нас не выдерживают такого прессинга, бросают агробизнес. Да и как работать в условиях, когда в тех же США дотируется до 80% произведенной продукции, а у нас — 5%. Да что там США? Во многих странах с развитой экономикой дотации в сельском хозяйстве составляют от 20 до 100%. У нас же даже те жалкие дотации, которые направляются, и то распределяются непонятным образом. Например, содержание коров и молоко дотируются, а мясо — нет. Это неправильно».
Далее слово было предоставлено заместителю директора ТРФ ОАО «Россельхозбанк» Николаю Баскакову. Он напомнил присутствующим, что для Россельхозбанка кредитование малых форм хозяйствования на селе — один из приоритетов, ведь он является помощником фермера, сельчанина. Доля вложений Татарстанского филиала в общем объеме кредитования малого агробизнеса республики, включая ЛПХ, составляет более 50%.
В условиях ВТО роль банков в поддержке агропромышленного комплекса и малых форм хозяйствования в частности еще более возрастает. Россельхозбанк в целях расширения линейки продуктов для малого агробизнеса запустил новый банковский продукт — кредит «Стань фермером». Это тот шаг, который предпринят руководством банка в условиях вступления России в ВТО. Кредит «Стань фермером» могут оформить как частные предприниматели, владельцы крестьянских (фермерских) хозяйств, так и участники государственной программы «Поддержка начинающих фермеров в 2012-2014 гг.».
В рамках предложения Россельхозбанк предлагает клиентам получить кредитные средства в размере 90% от всех вложенных средств. Оставшиеся 10% начинающий предприниматель должен внести в денежной или имущественной форме. Максимальный срок такого кредита 8 лет. Предполагается, что за это время бизнес как раз выйдет на максимальный доход. Кредиты в размере до 1 млн. рублей могут быть оформлены без предоставления залога, под поручительство юридических или физических лиц. Максимальная сумма займа — 15 млн. рублей. Процентные ставки установлены плавающие от 11,63% годовых. Условия кредита «Стань фермером» разработаны с учетом сезонности работ и предусматривают отсрочку по погашению основного долга до 1,5 лет…»
«Круглый стол» прошел в целом на высокой ноте, обсуждение темы получилось заинтересованным и живым. Единственное, что насторожило, это отсутствие нескольких «записавшихся» выступающих и неполный зал. Наверное, организаторы, планируя выставку-ярмарку на 24-26 октября, не учли, что 25 октября — это народный праздник Курбан-байрам, объявленный в республике выходным днем.

Владимир БЕЛОСКОВ.

На снимке: на трибуне заместитель директора Татарстанского регионального филиала Россельхозбанка Н.Баскаков.
Фото автора.

Вернуться в раздел "Наши публикации"