Заманить бы калачом... да где взять?

19 мая 2011
Приезд корреспондента «Землицы» в Тюлячи 10 мая совпал с прибытием в райцентр — пока в статусе «и.о.» — нового главы района Ильдуса Зарипова. Пока ответственные лица республиканского значения представляли его местному депутатскому собранию, наш корреспондент побывал на ярмарке вакансий, организованной тюлячинским центром занятости.
Три недели идет сев, а людей на посевную не хватает. Руководители тюлячинских сельхозпредприятий выходят из положения, привозя бригады из Марий Эл. Так сделал, к примеру, руководитель «Алана», и глава сельскохозяйственного управления Ралиф Низамутдинов поставил его в пример коллегам. Получается, надежды на своих, на местных, — нет? Но почему, если неработающий народ в Тюлячах имеется? Ведь на учете в районном центре занятости, по данным на начало мая, состоял 141 человек, и половина из этого числа — мужчины? Однако на ярмарке три работодателя («Алан», «Игенче» и «Нирус») с тремя десятками вакансий сумели «заманить» к себе на работу лишь четырех человек — двух женщин и двух мужчин. «Работать не хотят, иначе не стояли бы на учете в центре занятости», — объясняют представители сельхозпредприятий, нуждающихся в рабочих руках. «Зарплата низкая, 4,5-5 тысяч, работа сезонная, да и далеко от дома», — парируют «тунеядцы». А в то, что возить их до работы и домой будет автобус, — не верят, научены опытом прошлогодней посевной, когда автобусы ходили нерегулярно. Вот и получилось, что из девяти человек, нашедших на ярмарке работу, пятеро выбрали сезонную в Казани. Они готовы уехать из дома, чтобы в течение трех месяцев в рамках федеральной программы переселения отработать в МУП «Метроэлектротранс» кондукторами, мастерами контактной сети, монтерами пути с зарплатой в 20-25 тысяч рублей и бесплатным проживанием в общежитии.
Остальные ушли ни с чем, как учительница Ляйля Сафина, которая состоит на учете в центре занятости с прошлого года. В Субашской средней школе, где она проработала 14 лет после окончания педуниверситета, оставили лишь начальные классы. «Из 11 учителей нашей школы шестеро стоят на бирже, троих взяли в Баландышскую девятилетку, двое работают в начальных классах. Для меня работы в районе нет, так что буду сидеть дома», — говорит бывшая учительница физики и математики. Кстати, закрыли в селе Субаш и детский садик (его посещали трое детей). Что предпринимается, чтобы оказать помощь оставшимся без работы сотрудницам (ведь там не только учителя, воспитатели, но и технический персонал)? По словам руководителя центра занятости, две будут работать в швейном цеху, который должен открыться в ближайшее время, еще одна собирается заниматься птицей, получив на это средства по программе самозанятости. Однако ж со следующего учебного года в районе будут закрыты еще две школы — в двух умирающих деревнях, и что будет с тамошними учителями, легко представить.
Оставшиеся в Субашской школе учителя Вера Яковлева (она же теперь и ее директор) и Елизавета Сергеева провели меня по длинному и пустому школьному коридору, показали приусадебный участок, где в прежние годы снимали хороший урожай овощей. А сейчас теплица пустует, школьное поле не засеяно. Вера и Елизавета как будто размышляют — браться за работу или нет? Но, думается, нельзя женщинам унывать, надо сажать картошку и капусту и поддерживать еще теплящуюся в родном селе жизнь. Глядишь — и еще расцветет оно. Вот вернулся же в родные пенаты Ильдус Зарипов! Он сам родом из Тюлячинского района, родители его живы, держат хозяйство. «У них 16 ульев, коровы и барашки, и то, и другое, и огород. Но они люди пожилые, а мы, их трое детей, из села уехали. И другие тоже уезжают, оставляя свои крепкие хозяйства на стариков. Калачом бы заманить молодежь в деревню, да где взять? Вот уже лет пять, как наше село Максабаш, самое сильное в районе, может, даже в республике, пустеет», — говорит Ильдус Фатихович.
Руководители хозяйств поближе познакомились с новым главой на семинаре по семеноводству, который прошел на полях многолетних и однолетних трав ООО «Алан». В этом году тюлячинские сельхозпроизводители почти не закупали семян со стороны, обошлись своими, так как цена на семена нынче очень высока — под 60 рублей за килограмм против привычных 20-25. Перед руководителями хозяйств поставлена задача увеличить кормовой клин и очистить поля от старовозрастных посевов многолетних трав. Не мешкая, начать обработку полей от вредителей и сорняков. Озимые культуры перезимовали неплохо, благоволит пока погода и посеянным яровым культурам.
…Новому главе предстоит вплотную заняться и развитием малого бизнеса на селе. На развитие семейных ферм безвозмездные субсидии в размере 500 тысяч рублей получили, в частности, Рустем Мухаметшин (на снимке) и Рамзиль Гарифуллин. Первый отстроил еще прошлой осенью овцеферму на сто голов, закупил породистых овец, взял в аренду 60 га пашни, где посеял овес, ячмень, люцерну, чтобы было чем животных кормить. В том, что заниматься разведением овец выгодно, Мухаметшин не сомневается: говорит, рынок сбыта у него есть. А вот сын старейшего в Тюлячах фермера Шайдуллы Гайфуллина сначала взял полмиллиона рублей на строительство фермы по откорму КРС, а теперь они с отцом решили и овцеводством тоже заняться. Овчарню отстроили, овец купили, однако в управлении сельского хозяйства района против того, чтобы одно и то же КФХ по два раза безвозмездными субсидиями одаривать. Не нравится руководству районной администрации и то, что Гайфуллины сразу за многое хватаются: еще и лошадей купили, разводить собираются. «В Европе фермеры, занимающиеся молочным животноводством, даже телят у себя не оставляют, потому что это дорого — вести сразу несколько направлений, — комментирует Ралиф Низамутдинов. — Мы заинтересованы в строительстве семейных ферм. Но их задача в числе прочих — облегчить труд сельского жителя. Фермеры должны так построить свою работу, чтобы уйти от ручного труда, ввести механизацию. А Гайфуллин по старинке работает. Да и овцы, которые он купил, доверия у меня не вызывают. Брать надо породистых. Лошади? Тоже, скорее всего, кто-то по дешевке ему предложил, он и взял. У нас есть суперсовременное фермерское хозяйство Сагита Гиниятуллина, вот на кого надо равняться. А у Джаудата Гасимова 180 голов овец, и он ничем больше не планирует заниматься, потому что это невыгодно».
Таково далеко не бесспорное мнение начальника сельхозуправления.
Тем временем жизнь многообразна, а инициатива людей может бить через край: важно не дать ей погаснуть. Шайдулла ага Гайфуллин рассчитывает, и не без основания, что субсидию он все же получит: разговор у него на этот счет в Минсельхозпроде был, и помощь ему обещали.
 
Алсу ШАКИРОВА,
наш спецкор. 

Вернуться в раздел "Наши публикации"