Земля-землица

08 июля 2010

…Каждый человек, задумывая что-либо, преследует определенную цель.
Зачем мне это надо?
Почему Земля-землица? Отчего такая тема? Практически каждый день мне приходится выдумывать-рассказывать подобные истории, только все нет времени «поймать» их, записать. И сказки-однодневки, пусть не такие многословные, как эта, но такие же ускользающие, как и стихи, найденные на дороге, и там же на этой дороге оброненные, теряются навсегда. А рождение новой истории опять подскажет сама жизнь. Ежедневно сталкиваюсь с тем, что дети, пришедшие в школу, слишком часто не только страдают нарушением звукопроизношения, но и не обладают достаточным, относительно их возраста, словарным багажом: никто не рассказал им, к примеру, что у овцы — ягнята, а у свинки — поросята… Бегают по нашим картинкам сплошь «овчата» да «свинята» с «конятами»; дружно «поют» на один голос даже очень знакомые птицы — чирикать и стрекотать отказываются… Не ориентируются первоклашки и в элементарных понятиях окружающего мира, не знают, например, не только названий месяцев, но и, порой, с удивлением открывают на октябрьском занятии, что «зима скоро». И это — всего лишь одна из попыток взглянуть на окружающий мир внимательным, заинтересованным взглядом.

Хороша Земля-землица, красна молодица! А почему «красная»? Ведь она то зеленая — изумрудная, то голубая — сапфировая, то желтая — золотая, янтарная, то белая — алмазная, серебряная. Драгоценная, значит?! А, стало быть, беречь ее надо пуще глазу! Вот и «красная» — потому что прекрасная. Так в старину все очень красивое называли.
Много хранителей у нашей красавицы! Одних только нянюшек — целых четыре! И всякая в свой черед приходит.
Что для нас — год, то для Земли-землицы, красной молодицы — день да ночь. Ночь — Зимушка-зима. Спит Землица, отдыхает от дневных забот. Утро — Весна. День — Лето. Вечер — Осень.
Правда, бывает, заторопится кто-нибудь и раньше срока попытается прийти или, наоборот, подзадержится в пути. А порядок-то год за годом для всякого времени года один и тот же: 3 месяца. Ровно столько Календарь, хранитель порядка, по указу Солнца ясного, светила небесного, волшебствами известного, повелевает каждой из нянюшек Землицу нянчить-пестовать…
Лето... На юге лето — длинное-предлинное — конца края ему нет. У нас же, в Сибири, короткое: в июне еще мороз, бывает, забежит, набезобразничает, а в августе уже — первые заморозки могут случиться. Большой беды от них не будет, но это предупреждение: холода не за горами, близко то есть!
И купаться долго нам, сибирякам, погода не велит:
От Ивана до Ильи
Мы купанье провели, —
Так велит землица:
«Пока тепла водица!»
Раньше Ивана Купалы, как ни тепло, как ни жарко — купаться в Сибири нельзя, земля не прогрелась, вода солнцем не прожарилась — зной обманчив, болезнью-хворобою непослушание обернуться может! Болезни разные, вешней водицей из почвы вымытые, всемогущим Солнцем еще не поджарены!
(Радуется народ: май жаркий идет, все на водоем бегут, а потом передают, что микробов еле-еле все в больнице одолели!)
Позже августовского Ильи — тоже купаться не велено. Так всегда заведено было.
Пришли к нам из дали времени пословицы и поговорки мудрого народа нашего. Есть там и об Ильином дне: «До Ильи мужик купается, а с Ильи с рекой прощается». «На Ильин день олень копыто обмочил (вода холодной стала)». «На Илью до обеда — лето, после обеда — осень».»На Ильин день и камень прозябнет», остынет, значит, потому что утренники возможны, но не те, детские праздники, к которым мы привыкли, а холодные утра, с росой, огородные растения губящей…
Давай и мы слушаться распорядка такого, пусть нам и неугодного-неудобного, все же попробуем!
Июнь, июнь, на воду дунь,
скорей, согрей!
Июль, дружок, сложи стожок,
дождя не лей!
Стой, август, глянь, такая рань,
а ты опять
У сонных крон зеленый сон
спешишь прервать!..

Три месяца летних как один бегом бегут, торопятся! Ребятам — радость, купанье, гулянье, каникулы. Взрослым — забота: летний день год кормит. Почему? Вырастим урожай — сыты будем; отремонтируем все — зиму спокойно переживем: «готовь сани летом»!
Только, что это? Всюду — зелено, а здесь — черная земля, пропалина. Кто-то поджег сухую траву, хотел как лучше! Думал: сгорит прошлогодняя, ненужная, новая на ее месте дружным ковром поднимется. Да не знал, что вместе с бурьяном выгорят и все семена, что заботливо Землицей до поры в почву упрятаны. Но сильна мать-Земля! Покачает головой легкий ветерок, на заметку пропалину возьмет, братцам своим быстрым расскажет. Начнут созревать семена цветов и трав — принесут их сюда ветры на своих легких крыльях. А Землица заботливо примет. Пройдет время — год, два, никто и не вспомнит, что был здесь ожог, все яркой зеленью затянется.
Но не так все просто, если выгорит не только трава, но и лес. Это ведь случается иногда: придет ли, приедет ли человек на природу, под прохладной тенью деревьев от нещадного летнего зноя спрячется, ягод лесных душистых отведает, хворост соберет, костер разведет, картошку ли печь станет, сосиски ли, шашлыки ли…
Уголек ли останется, спичка ли оброненная в буреломе лесном на сухой мох ляжет — запылает настоящий пожарище! Жутким монстром кровожадным из самых страшных мультиков на свободу вырвется. Все вокруг хватать проворными щупальцами станет, в рот свой ненасытный забрасывать… Кинется искать спасения многочисленный лесной народ. Кого-то быстрые ноги-крылья спасут, а кто-то…
Проглотит огонь и гнездышки с крохотными птенчиками, и глупых лопоухих зайчат без присмотра маминого гуляющих; от едкого дыма в норе задохнутся пушистые лисята, потускнеют их черные быстрые глазки… А от леса, что неразумным отдыхающим щедрый приют дал, останутся только мертвые черные стволы, словно руины дома — войной ли, пожаром ли страшным уничтоженного. Впрочем, лес и был самым настоящим домом, а теперь чудом выжившие жители-погорельцы нового пристанища искать должны…
А растения? Они выжили? На теле Земли-землицы нашей черное пятно ожога. Сколько десятков лет понадобится, чтобы юный лесок здесь поднялся? И поднимется ли?
— А зачем нам столько леса? Может и не надо его много? Сгорит, — ну, что ж, значит, дома там выстроим! Заводы построим! Вон сколько места освободится!
— Э, нет, дружок, не все так просто! Оказывается, не случайно наша красавица, Земля- землица, стольким растениям жизнь дает — именно они готовят нам воздух для дыхания! Меньше станет деревьев — меньше будет вырабатываться ими воздуха, дышать нам все труднее и труднее станет. Лес — легкие нашей планеты.
Когда мы простываем, заболеваем, горло ли болит, кашель ли донимает, — дышать трудно, температура поднимается. Вот и Землица наша тоже приболеть может. Она ведь такая же живая, как и весь мир вокруг нас, как и мы сами.
Это только на первый взгляд деревья такие простые и понятные. На самом деле каждое — настоящий сложнейший завод. Только от заводов, людьми построенных, иной раз неприятности случаются: отходы вредные воду и почву загрязняют; из труб дым-пауки на охоту за главным сокровищем Земли, воздухом, выползают… Не станет чистой воды и воздуха — погибнет наша красавица. А с нею и мы, жители ее… Деревья же одну только пользу приносить способны. Оттого много вокруг людей, бережно к лесу относящихся, но есть и те, кто невнимателен, небрежен или неразумен, а, значит, на стороне дымовых паучищ — пусть и не помогают им, но и не мешают черные дела творить…
А ты на чьей стороне, дружок? Веток не ломал? По птичкам из рогатки не стрелял? Камыши не поджигал? Мусор на землю не бросал? Нет?
Ну, тогда, на доброй! На стороне Земли-землицы, а ведь она все видит, все помнит, все примечает! Красоту свою только тем открывает-доверяет, кто доверия этого достоин! Смотри, на окне синица — сидит, не боится, глазком своим круглым в комнату поглядывает:
— Чего засиделись здесь? Пора гулять, воздухом чистым дышать — здоровыми будете, сильными; вырастете настоящими защитниками Земли и когда-нибудь таким же ребятам, как и вы сейчас, передадите ее, красавицу. Ведь все, что вокруг нас: и этот прозрачный воздух, и эти раскидистые деревья, и эти яркие благоухающие цветы, и эту нежную траву, по которой так здорово бегать босиком,- все это мы получили не насовсем, а только на сохранение.
— Как это?
— Ну вот, например, твой дом, деревце под окном, — все это ты строил — садил не сам. Так ведь? Это было уже до тебя. Ломать все это ты ведь не собираешься, правда? О жителях, хозяевах судят по порядку и уюту в доме. А Земля — наш дом, наш общий дом. И все, что есть в нем — общее для всех добрых соседей.
…Кружит над цветком пчела, и вот уже понесла сладкую добычу в свой домик, улей, — будет славный медок! И пчеле на долгую зиму останется, и нам достанется. Не только за вкус мы это пчелиное угощение ценим — оно так полезно, что вряд ли что-то другое сравниться с ним сможет.
Пузатятся в кузовках крепкие грибочки — суши, соли, не зевай, запасай! И человеку, и белке, и ежу, — всем хватит! «Лето — припасиха, зима — подбериха».
Теснятся в корзинах шишки — и забава-развлечение, и ценный продукт!
Кипит на плите варенье, выпаривается, сгущается — подарило лето всем, кто не ленился, ягод без счета, — запасай витамины на долгую сибирскую зиму!
Наливается спелой силой на полях урожай: будем и с хлебом, и с кашей, и с маслом растительным.
А сливочного маслица у коровки попросим, да еще сметанки, да творожка, сырка и йогурта, — все это, и многое другое, из молока получается.
— А молоко?
— Из травки!
— А зимой?
— Из сена!
— А сено?
— Сено-то уже готово — сенокосная пора завершилась, да и лето тоже заканчивается, загостились мы в нем что-то. Устала Землица от всех дневных забот; скоро зимняя ночь, а дел еще — невпроворот! Осень на пороге!
Значит, закончилось наше путешествие? Конечно, нет! Длится ему долго-долго, если станет главным хранителем Земли Человек, и не будет окончания у нашей сказки никогда.
— А почему?
— Потому что бесконечна жизнь нашей Земли — землицы, красной молодицы. Давай, возьмемся за руки, пройдем сейчас по ней. Радостно улыбнемся ее рассветам-закатам. Внимательным хозяйским взглядом оглядимся вокруг: все ли в порядке, не нужна ли помощь? И тогда, конечно, такими же вечными — бесконечными будем на ней и мы. Давай руку!

Елена ТКАЧ.

Вернуться в раздел "Наши публикации"