Из инвалидности – за волосы (записки марафонца)

10 марта 2020

Здравствуйте! Как ни странно, но появилось, наконец, время поделиться и опытом, и размышлениями вокруг занятий спортом. Не для того, чтобы себя отпиарить, что, впрочем, не грех, а с внутренним осознанием, что это может быть для кого-то полезным и даже жизненно необходимым.

Мой беговой стаж – без малого 50 лет. Общий километраж – более 170 тыс. км. Лучший результат – на марафоне (42 км 195 м) – 2:40.43 (Сызрань, 1995 г.). В апреле 2020 г мне стукнет 62 года.

Начну с горячего. В конце августа 2018 года у меня заболело правое колено. Ну, травмы для спортсмена – дело обычное, можно даже сказать практически неизбежное, поскольку душа у каждого из нас стремится к полету, а мозг душу не может вразумить. В том смысле, что мышцы к этому полету на данной стадии тренированности не готовы. Что поделаешь, душа и разум не всегда в ладу.

С большинством травм мы, бегуны-ветераны, справляемся просто – продолжаем бегать. Поменьше, помедленней, припадая и приволакивая ногу, но  - бежим. И это – правильно, ибо движением мы увеличиваем подачу к больному месту крови, а значит питания и кислорода – того, что травмированной мышце нужно для восстановления. Да, кое-что мы покупаем и в аптеках – гели разные, мази. Но это, скорее, для успокоения души. Главное – сам бег. Так я себя излечивал трижды от боли седалищного нерва – процесс длительный, до года и более. При этом регулярно делая упражнение на вытягивание защемленного нерва (лежа, колено левой ноги подтягивая к правому плечу (10 секунд) и потом проделывая то же самое с правым – к левому плечу. И так трижды. Ежедневно по три серии в день). Продолжал бегать со шпорой в пятке, выбирая мягкий грунт, а пятку вымачивал в ванночке с соленой водой, через которую пропускался слабый ток. Потом разминал пятку до боли о круглую палку).  Травмы икроножной мышцы также быстрее проходят при сочетании легкого бега и отдыха.

На этот раз все оказалось серьезней - через несколько сеансов легкого бега с ожидаемым прогрессом душа вошла в противоборство с разумом, и я, как это часто бывает, преждевременно ускорился - пробежал с товарищем 10 км с нажимом. И – все. Стал хромать. Не то что бегать, ходить не мог подолгу. Так пошли неделя, две. Пошел по поликлиникам, а там вовсю стали выписывать рецепты, которые в общем свелись к устранению воспаления. Диагноз не ставился. И только в одной предположили, и я в итоге с этим согласился, произошел надрыв связок. А значит, нужен покой.

Я бросил бег. Не просто потому, что это при таком диагнозе противопоказано, а просто я уже не мог бежать. Даже через дорогу на мигающий зеленый свет светофора. Наступил период, что даже 2-3 км ходьбы стали даваться с трудом. Дело дошло до того, что я стал завидовать каждой старушке, бегущей к автобусу. Бежит!

Так, в бездействии, прошло полтора месяца. Пришлось купить даже амортизирующий бандаж на колено, чтобы ослабить нагрузку. Период был нервный. И тут я всерьез забеспокоился. А сколько времени при таком простое понадобится до излечения ноги? Может, год? А может – два? А что за это время будет с сердцем? С мышцами? Ведь не двадцать лет – шестьдесят. Все это одрябнет, будет разрушаться, причем, более интенсивно, чем у не тренирующихся людей. Хочешь – не хочешь, а после 45 лет синусоида физического развития у бегунов неумолимо клонится вниз. С каждым годом толчок все слабее, полет все ниже, шаг короче. Вот убедительный пример из собственного опыта. Если в 1995 году, то есть в 37 лет, я пробежал марафон (42 км 195 м) в Сызрани за 2:40.43 сек, то сейчас, хотя тренировок не бросал, я не могу пробежать в таком темпе даже 1 км. А на марафоне доволен результатом из 4 часов. При этом регулярно становлюсь призером городских и республиканских соревнований среди сверстников (М60) на дистанциях 1500, 3000 и 5000 м.

То, что после 45 лет физический ресурс у регулярно тренирующихся бегунов начинает истощаться, подтверждают другие действующие спортсмены-ветераны.

Поэтому сложившаяся ситуация меня всерьез встревожила. В молодости – одно, в ветеранском возрасте – другое. И я позвонил другу Сергею Чуклину. Он бегает давно, мастер спорта по зимнему полиатлону. В 67 лет с трубкой в сердце на лыжах «десятку» на одних толчках руками преодолевает за 30 минут. Он мою тревогу понял и предложил ряд физических упражнений, среди которых мне особенно, считаю, помогли многократное поднимание веса (3-4 кг), подвешенного на ступню в положении сидя на диване. А также увеличенная кратность по отношению к принятой прежде присяданий, отжиманий, подтягиваний, качаний пресса.

А в ноябре, когда зима припорошила тропы снегом, мы с женой поехали в Левченковский лес.  Здесь я сделал разминку и, набравшись духу, побежал…

Побежал! Какая это была неописуемая радость! Я снова бегу. Пусть припадая на ногу, пусть правой ногой просто переступая, а толкаясь только левой. Да, жена не спеша, не отставая, шла рядом, а я – «бежал». Со стороны картина, наверное,  была трагикомичной. Но что мне посторонние!

На 4,5 км я потратил примерно 52-53 минуты. Жена в своей ходьбе даже не вспотела. Но начало было положено.

Терпения хватило на 4 пробежки, в ходе которых я старался темп поднимать выше и выше. В колене нет–нет, да простреливали молнии. На одной пробежке – в одном направлении, на другой – в другом. Я понял: раскрываются ссохшиеся сосуды. А дальше организм взмолился, нервная система не выдержала. И пришлось это дело прекратить.

Но! Лыжи! Вот что меня вытащило из трясины. Я стал – где с женой, где один – выезжать в лес на лыжные пробежки. Я почувствовал, что при лыжном беге в колене нет боли, нагрузка получается щадящей. И я стал бегать на лыжах почти каждый день – все быстрее и быстрее. Сердце, наконец-то, получило нагрузку! Весь организм стал прокачиваться. За зиму, наверное, я сделал полсотни тренировок. Раньше лыжами особенно-то не увлекался, а тут, видя, что результаты растут, полюбил их.

В январе сделал вторую попытку бегать. Снова стал выезжать в лес, на ту же тропу. Темп немного увеличился. Но опять-таки нервов хватило на 5-6 пробежек.

И – опять лыжи. Причем, открыл для себя, что можно на лыжах бегать рядом с домом, в парке Химиков («Сосновая роща») даже вечером. Там лыжня (круг около километра) ночью освещена фонарями. Получилось просто здорово.

Однажды, побегав на лыжах и вспотев, я, сняв лыжи, решил немного пробежаться. И – о чудо, я был уставший, но боли в колене никакой не было. В чем дело? И я понял. Бегая на лыжах, я как следует прокачивал все суставы, сосуды и капилляры. И они наполнялись кровью. Все, что в колене ссохлось, сморщилось, отмерло, снова наполнилось жизнью.

С этого случая я стал регулярно после лыжной пробежки завершать  тренировку пробежкой, метров 200-300, без лыж.

И в марте я снова побежал. Сначала медленно, не много – километров 6-7 - но теперь уже без стрессов, постепенно увеличивая нагрузки. А в мае пробежал Казанский полумарафон (21 км 097,5 м). А в конце сентября – Жигулевский марафон «Самарская лука». Результат – 4:17. Слабый, но это было не важно. Я его пробежал! Вытащив себя в 60 лет за волосы из глубокой ямы инвалидности, поставив ровно через год вот такой восклицательный знак. Никогда еще у меня так не болели ноги, «Самарская лука» - это сплошные горы и спуски. Но я себя победил. И за это очень горд.

Как говорится, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Конечно, чтобы снова пробежать марафон, пришлось недельный объем бега летом довести до 75-90 км, сделать четыре 30-километровые пробежки, две «темповушки» на 15 км и один раз на 20 км. Не считая всего остального. Только тогда я решился.

Заметил: наш организм – очень чуткий барометр. Он чутко, «заботливо» реагирует на малейшие наши слабости, особенно после 45-ти. Только ослабил тренировки, лишнего на диванчике полежал, а он тебе – бац шпору в пятку: лежи, хозяин, отдыхай, не торопись вставать. Забыл сделать разминку, побежал сразу как угорелый, а сердце так заколотится, что темно в глазах и ноги свинцом нальются – хоть падай. Будто новичок в первый раз вышел на пробежку, а не четыре экватора на спидометре.

С годами надо быть умнее, мудрее, не допускать глупых ошибок.

Сейчас я готовлюсь к Казанскому марафону, который состоится 3 мая. В январе набегал 400 км, в феврале – 358 км, план на март – 430 км. Сделал первые две чисто марафонские тренировки – по 26 км. Задача - минимум – выбежать из 3:55. Конечно, если избавиться из моих нынешних 80 кг веса от 5-6 кг при росте 1 м 71 см, то можно было бы бежать и за 3:40. Но… характеру не хватает, терпения. А может и мотивации. Когда в молодости бежал марафон за 2:40, весил 70-72 кг.

Когда мне было 28 лет, помню, смотрел на своих друзей Николая Синицына и Сергея Чуклина (на 10 и 5 лет старше) и думал: неужели в их возрасте я еще буду не только соревноваться, а хотя бы просто бегать? И вот уже давно таких мыслей у меня нет, бег для меня – образ жизни. А мечта – стать призером чемпионата мира по бегу среди ветеранов легкой атлетики. На любой дистанции. Судя по протоколам международных соревнований, раньше, чем в 90 лет, мечту не осуществить – уж больно лихо бегут «старички». А вот в 90 лет шанс есть: говорят, тогда в этом возрасте на старт выходят иной раз один-двое. Стартовал – финишировал, и ты на пьедестале. Говорю об этом, конечно, не без доли юмора, осознавая, что наша жизнь – в руках Бога и провидения. Но если не мечтать, то и не жить.

Кое-что, правда, и в наших руках. Не дотянуть мне до мечты еще хотя бы по той простой причине, что у меня для спортивного бега большой вес – не выдержат позвонковые диски, коленные суставы и хрящи. Звоночки уже звонят. Значит, хочешь – не хочешь, а хотя бы 6-7 кг надо сбрасывать. А как, если после 19 часов жена разогревает манты и поит чаем? И нет характера сопротивляться. И ведь знаю, что именно вечерняя еда откладывается и на животе, и по бокам. За одну тренировку я без проблем сбрасываю по 2-3 кг, а однажды после 30-километровой пробежки сбросил 4 кг. Но ведь восстанавливаются эти килограммы со скоростью экспресса!

Видимо, даже собственные «шишки» ничему не учат, быстро забываются. Ведь надрыв коленных связок, работоспособность которых  пришлось долго восстанавливать – это, прежде всего, результат тренировочного перенапряжения, усугубленного повышенным весом.

Резюме написанному: не врачи, не аптекари, не лекарства спасители нашей жизни, а прежде всего – мы сами. Когда всю жизнь занимаешься спортом, бегаешь, тренируешься, то знаешь себя, свой организм практически досконально: в каком он состоянии до тренировки, после тренировки, в состоянии покоя. Даже экстрасистолы в сердце чувствуешь, которые, к счастью, редки, или даже как ссохшиеся было капилляры в сердечной мышце, как ветром парус, вдруг наполняются воздухом. И становится хорошо.

Но спорт - это не вся жизнь. В ней много еще других забот, требующих и энергии, и нервного напряжения, и времени. И – калорий. Вот и хочется и мятных пряников, и смородинового варенья, и жареной картошки с хлебом. Плюнешь (не имею права себя побаловать, что ли) и – отведешь душу.

В общем, жизнь – это борьба. Борьба с собственным весом.

А вообще бег – хорошая штука. Если ты можешь себе в 60 лет позволить без всяких последствий есть жареную картошку с хлебом и селедкой, прикусывать соленым огурцом и запивать все это молоком, такой образ жизни стоит свеч.

… 19.30. Сегодня жена в отъезде, я толком не ел. Пойду, разогрею себе пельменей. А что? Вчера я пробежал 27,5 км, а потом добавил 12,5 км лыжной тренировки. Итого – 40 км за день. Имею право поесть.

Владимир Белосков.

(Продолжение следует)

Вернуться в раздел "Физкультура и спорт"