Он бежит по Луне

17 января 2019

Событие планетарного масштаба произошло в прошлое воскресенье в парке Урицкого в Казани­. Не на ракете долетел, не по «щучьему веленью», не в фантазиях писателей трансформируясь во Времени, а собственными ногами первый человек добежал до Луны. И этим первым стал ни кто иной, как наш земляк, казанец Рустем Гиниатуллин. В Книге рекордов Гиннеса такого достижения­ нет — подобные значительно уступают этому.

— Понятно, что речь идет не о прилунении, как таковом, а о километраже, накрученном Рустемом своими ногами, — поясняет давний друг и соратник по увлечению казанского сверхмарафонца, председатель некогда известного клуба любителей бега «Аргамак», автор 33 книг о здоровом образе жизни Павел Морев. — Наш земляк преодолел бегом 384 тысячи километров с гаком. Именно такое среднее расстояние до лунного «главпочтамта».

Почему до «главпочтамта»? Потому что так принято у нас рассчитывать расстояние от одного населенного пункта до другого. Не от крайней избы до крайней, а от середины до середины — от почты до почты. Такая мера нужна была ямщикам: ведь им нужно было кормить лошадей, а казенная кормежка требовала учета.

Самую же ближнюю точку Луны, а до нее 357 тысяч километров — когда спутник в своем движении по эллептической орбите достигает кратчайшего расстояния с Землей, Рустем Гиниатуллин достиг еще в 2016 году, о чем написано в одной из книг Павла Морева.

Допускаю, что выше написанное для многих будет несколько абстрактной информацией. Что такое 384 тысячи километров бегом? Это 48 лет каждодневного бега, не считая дней, когда залечивались редкие травмы. Начав регулярно бегать в 1971 году, Рустем Абдрахманович в 1983 году вышел на объем более 9 тысяч километров в год и держал эту планку до 2014 года, а в течение семи лет пробегал более 10 тысяч километров.

И опять­таки требуется пояснение. 9000 км в год — это 750 км в месяц, или 175­180 км в неделю, или 25 км в день. А вот это уже ощутимей, не правда ли? В течение 40 с лишним лет по 25 км ежедневно. Тут передохни один день, а завтра надо бежать уже 50 км!

Все свои тренировки и соревнования Рустем Гиниатуллин фиксирует в общих тетрадях, которых у него скопилось несколько. Одну из них я полистал, чтобы убедиться в реальности вышеприведенных цифр.

И ведь Рустем — не освобожденный бегун, у которого ничего больше в жизни нет, кроме бега и казенных харчей. Он всю свою сознательную жизнь проработал аппаратчиком в АО «Татхимфармпрепараты"», он отец троих детей. Бег — это его увлечение, хобби, а не способ зарабатывать деньги. В его биографии, например, есть такой случай. В 1998 году он выезжал в Австралию на международные соревнования на дистанции 1000 миль. Это 1609 км. Преодолев это расстояние по 4­километровому кругу за 14 суток 13 часов 28 минут 48 секунд, казанский спортсмен занял 6 место. И вот ведь какое дело: аппаратчик потратил на эту поездку собственные деньги.

Это невозможно понять даже марафонцу. Классичес­кий марафон — 42 км 195 м — это непростое испытание. Но миллионы обычных людей на всей планете участвуют в соревнованиях по марафонскому бегу, самоутверждаясь в своих собственных глазах . Но 1000 миль!!! Это что­то нечеловеческое, не реальное, космическое, не поддающееся осмыслению. Можно строить только предположения, что чувствует человек, преодолевающий такую дистанцию. Да, есть остановки — подкрепиться, попить, даже поспать час­два­три­. Но — потом снова бежать. А сердце? А ноги? А голова? Они же работают в каком­то запредельном режиме. Просто бежать и терпеть эти страдания невозможно. Только переходом на определенном моменте дистанции человека в нирвану, в транс, в астрал можно объяснить его способность бежать так долго.

Один японский писатель, марафонец, так описывает свой дебют в соревнованиях на 100 км. Он довольно спокойно пробежал первые 40 км. А потом из­за жаркой погоды начались мучения: жажда, наваливающаяся усталость, периодические боли то в одном боку, то в другом. И вдруг после 70­го километра все страдания куда­то ушли. Он оставшиеся 30 км преодолел достаточно комфортно, и ему показалось, что он мог пробежать еще много километров.

Кто­то может сказать: это и есть «второе дыхание». Да, но о «мертвой точке» и «втором дыхании» можно говорить применительно, пожалуй, к дистанциям от 1500 м до 10 000 м. Или немного больше. Но не на 100 км, не на суточном беге, тем более не на 1000 миль. Там — совсем другое. И это «другое» очень мало изучено. Чтобы изучить и понять сверхчеловека, надо самому быть сверхчеловеком.

Казалось бы, сам Рустем Гиниатуллин мог бы все рассказать и объяснить. Но он — не рассказчик, не аналитик, он простой гражданин, житель Казани. Правда, при встрече­ он каждый раз вспоминает давнюю­давнюю заметку в газете о его победе в суточном беге в Казани. Она называлась «Радость преодоления».

— Пожалуй, лучше и точнее о том, чем я занимался и продолжаю заниматься в этой жизни, не скажешь, — говорит он.

И вот это, пожалуй, ближе­ к нам, к земле­матушке. И понятней. Что такое мучения в беге? Это не более, чем временные ощущения. Зато радость от их преодоления — она безгранична, она в тебе всегда. А разве в жизни не так: чем больше на твоем пути трудностей, проблем, барьеров, тем больше хочется праздника. А самое надежное — не ждать, что кто­то тебе этот праздник организует, а делать его самому. И не от случая к случаю, а всегда, постоянно. Лучше — каждый день.

…Принято считать, что трудно бе­гать первые два года. А потом, если тренировки регулярны, если правильно соблюдается режим тренировочной работы и отдыха, если нагрузки плавно увеличиваются, и при этом организм с ними справляется, о чем свидетельствуют медицинские анализы и собственные ощущения, тогда и наступает тот момент, когда ты вступаешь в радостную полосу своей жизни и откуда выходить не хочется. Как оказавшемуся в состоянии клинической смерти и увидевшему тот самый тоннель с манящим светом в его конце, уже не хочется возвращаться на нашу грешную землю.

 Владимир Белосков

 На снимке: казанские марафонцы, в центре – Рустем Гиниатуллин, справа от него – Павел Морев.

Фото автора.

Вернуться в раздел "Физкультура и спорт"

Комментарии: