Гора по соседству с небом

23 июля 2015

По заграницам да морским побережьям разъезжать нынче стало накладно — евро с долларом сильно подросли, да и небезопасно во многих странах. А так хочется летом вырваться из привычной среды, сменить обстановку. Куда податься? Хотите сэкономить бюджет, не лететь на самолете «к черту на кулички» и в то же время получить массу удовольствия от общения с уникальной живой природой в родном Татарстане? Тогда отправляйтесь в Азнакаевский район на гору Чатыр-Тау.

Землю спасают деревья

Едва въезжаешь на территорию Азнакаевского района, как сразу отмечаешь разительные перемены в окружающем пейзаже. Перед нами еще не Уральские горы, но, можно сказать, их преддверие — Бугульминско­Белебеевская возвышенность. Знаменитая гора Чатыр­Тау — яркая ее представительница. Именно на Чатыр-­Тау расположена самая высокая точка Республики Татарстан, ее отметка — 321,7 метра над уровнем моря. Эта гора примечательна еще тем, что у ее подножия, как с гордостью сообщают жители Азнакаевского района, стоял некогда лагерем со своей свитой знаменитый крестьянский бунтовщик Емельян Пугачев. Правда это или только домысел, сказать трудно, но туристам, посещающим эти места, в обязательном порядке рассказывают данную легенду.

В урочище Чекан перед глазами бескрайняя, ровная как ладонь, цветущая степь. Взгляд то и дело натыкается на ступенчатые склоны, словно располосованные большим ножом, густо поросшие травой. Ступени на склонах сделал человек не забавы ради — это метод улучшения качества земельных угодий, называемый террасированием. Впервые он был применен на одном из самых крутых склонов района специалистами Туймазинского лесхоза с помощью навесных бульдозеров. Была произведена планировка, посажены деревья. Они прижились, и вот уже на склоне шумит молодой рукотворный лес. Между прочим, именно деревья помогли в свое время остановить весьма агрессивную земельную язву у подножия горы Чатыр­-Тау. Так что опыт достоин подражания.

Лесистость в Азнакаевском райо­не невысока — в среднем она соста­вляет 18,4%, (правда, это на один про­цент выше, чем в среднем по республике), в основном встречаются массивы с преобладанием дуба, березы, липы. Зато много лесопосадок — овражно­балочные насаждения, полезащитные лесные полосы, облесенные берега малых рек. Таким образом, приходится, с одной стороны, поднимать лесистость района, с другой — воздействовать на негативные процессы, лечить землю.

Добыча нефти в Азнакаевском районе ведется интенсивно, но к чести нефтяников — они в последние годы научились разумно пользовать­ся земельными ресурсами: при добыче нефти используют передовые технологи, стараются как можно меньше вредить природной среде. А ведь были времена, когда нефтяники весьма активно хозяйнича­ли на этой земле и внесли немало нега­тива в окружающий пейзаж, загрязнив родники, почву, атмосферу.

Несмотря на то, что гора Чатыр­Тау в течение многих лет считалась памятником природы, все же до объявления ее природным заказником эта территория испытывала на себе постоянный антропогенный пресс. Землепользователь, которым был совхоз «Азнакаевский» и на который возложили согласно законодательству охранные обязательства, не обеспечивал достаточную сохранность заповедной природной территории. Здесь бесконтрольно велась распашка земли, выпасался скот. Создание особо охраняемой территории позволило организовать систематическую охрану территории, осуществлять постоянный контроль за подведомственными объектами, миром флоры и фауны.

Постановлением Кабинета Министров РТ от 24 июня 1999 года в Азнакаевском районе был образован государственный природный комплексный заказник «Чатыр­-Тау» с особым режимом охраны. По его территории протекают реки Ик, Стерля, а также небольшая Варьзяде (ее еще называют Елга). С крутого склона горы Чатыр­Тау как раз в речку Варьзяде бьет мощный родник — гордость азнакаевцев.

Чатыр­-Тау примечательна уника­льным поселением слепушонки — небольшой, редко встречающейся мыш­ки, а также самой северо­восточной в России колонией сурков. Несколько лет назад на горе производился подсчет этих животных, насчитали их тогда свыше семи тысяч особей, а в целом по Татарстану сурков обитает около 60 тысяч. Такая массовость дала основание поставить вопрос о выведении этого зверька из категории редких, занесенных в Красную книгу Республики Татарстан.

А сурков то за что?

Автору этих строк не раз приходилось бывать на Чатыр-­Тау, и самым забавным занятием всегда было общение с сурками. Эти смешные толстенькие увальни, похожие на маленьких медвежат, умеют разговаривать на своем сурочьем языке. Они издают пронзительные свистящие звуки, что­то типа «фью­фью», таким образом сурки предупреждают сородичей об опасности. Специалисты уверяют, что татарстанские сурки «говорят» на одном языке, а сурки монгольские, американские или алтайские имеют другие диалекты. Совсем как люди...

Кстати, в казанской журналистской среде даже появился анекдот про азнакаевских сурков — яркий пример того, как рождается народный­ фольклор. Приезжаю в Казань из Азнакаева и с восторгом сообщаю коллегам, что побывала на горе Чатыр­-Тау, где расположена замечательная и очень большая колония сурков. На что один остроумный журналист с мрачным юмором изрек: «А сурков то за что?» Вот было хохоту…

Сурки живут семьями в многокомнатных квартирах­норках. Состоит такая семья, как правило, из папы, мамы и, чаще всего, одного или двух детенышей. Между прочим, норки у сурков двух видов: зимние — побольше и поглубже, поуютнее и потеплее, и летние — проще и мельче. Сурки любят по вечерам сидеть возле своих жилищ, а лучше стоять «столбиками» — задумчиво, с философским видом взирая на мир. Местные жители говорят: словно намаз читают... Еще сурки любят ходить другу к другу в гости. Об этом свидетельствуют тропинки, которые четко проложены от одной норы к другой, к третьей и так далее — разве не доказательство их необыкновенной общительности?

Сурки в Азнакаевском районе за годы «заповедности» настолько привыкли к людям, что почти не обращают на них внимания. Я сама­ была свидетелем — на машине к норке можно подъехать совсем близко и сфотографировать доверчивого зверька. Работников Приикской региональной специализированной инспекции аналитического контроля Минэкологии РТ, которые вели мониторинг, проводили анализы, сурки вообще принимали чуть ли не за родных — с любопыт­ством шныряли между приборами, словно желая чем­то помочь.

Некогда на сурков велась активная охота, их в этих местах и вообще по республике чуть ли не полностью уничтожили. Пришлось взять зверьков под строгую охрану, занести в Красную книгу.

Выселение из нее — процесс непростой, решение принимается коллегиально. Ох, и досталось во время обсуждения бедным суркам! В каких только грехах их не обвинили! Например, в том, что сурки наносят огромный вред сельскому хозяйству республики, потому что поедают много посевов и зерна. Это глубочайшее заблуждение — хотя сурки и относятся к отряду грызунов и семейству беличьих, но ни зерна, ни каких­либо сельхозпосевов в рот ни грамма не берут, а питаются исключительно дикими растениями. Так уж у них устроен желудок. Единственный грех этих животных — любовь к глубоким норам. Были случаи, говорят, что в них иногда проваливались трактора.

Довелось пообщаться с бывалым охотником из Азнакаевского района Мусавиром Зарифуллиным.

— Рябчиков, уток и прочую птицу десятками добывал, на кабана ходил, волков стрелял, — признается Мусавир. — Но одно дело — хищный, умеющий за себя постоять зверь, и совсем другое — беспомощный и безвредный сурок. Уж очень такая охота походит на убийство, у меня на это животное никогда рука не поднимется. Зря его убрали из Красной книги…

А вот у известного эколога рес­публики Андрея Калайды, возглавляющего общественный совет министерства, другое мнение. Он считает, что охота на сурков правомерна­ и особого урона животным не причинит. Потому что эта охота (как и на лосей) лицензированная, то есть ограниченная и контролируемая.

Притяжение Чатыр-Тау

Кто хоть раз бывал на Чатыр­Тау, мечтает вернуться сюда вновь, чтобы полюбоваться нежными ковыльными склонами и другой пышной растительностью, подышать свежим воздухом, дотронуться руками до самого неба, пообщаться с животными.

Здесь произрастает более 50 видов степной флоры, занесенной в Красную книгу РТ. В их числе бурачок разностебельный, копеечник крупноцветковый, оносма простейшая, бедренец известколюбивый.

Эти удивительные места облюбовали многие птицы. Например, каменка обыкновенная устраивает свои гнезда в заброшенных норках сусликов и сурков, желтая трясогузка и овсянка селятся в луговом разнотравье, на лесных колках выводят свои нехитрые птичьи трели зяблики и лесные коньки. Нередко можно видеть парящих в небе орла­могильника, пустельгу и других редких представителей отряда соколообразных. Прячется от посторонних глаз желтогорлая мышь, выбирая для жилья укромные участки, а вот полевка­экономка предпочитает открытые пространства — ей так удобнее охотиться. Вольготно чувствуют себя на Чатыр-­Тау занесенные в Красную книгу РТ безобидные хомячок Эверсманна, серый хомячок и степная пеструшка — здесь проходит северная граница их ареала.

Богат в Чатыр­-Тау и мир насекомых — вот где рай для энтомологов! Здесь встречаются самый крупный в Татарстане жук медляк степной, а также редкие для других территорий пчела­плотник, муравей­жнец, водолюб большой, бабочка адмирал и ленточница голубая, шмели спорадикус и йонеллюс, мегахила шмелевидная и многие другие.

Основное назначение Чатыр­Тау, как ООПТ — это сохранение и восстановление редких и исчезающих видов растений и животных, обитающих в этих местах. Так считают специалисты Минлесхоза РТ, в ведении которого находится заповедная гора.

Людмила КАРТАШОВА. 

На снимке: сурки на страже.

Фото автора.

Вернуться в раздел "Край наш отчий"

Входные стальные двери от производителя в Челябинске 74master.com .
74master.com