Террорист №1 под Казанью

10 марта 2011

За окном электрички — черно-белый мартовский пейзаж, типичный для пригородной полосы: бесконечные утопающие в сугробах дощатые заборы, крыши дачных домиков и кромка леса, вплотную обступившего железнодорожную станцию с необычным названием — Займище. Название, происходит от слова заимка — так в старину называлась одинокая избушка посреди леса или на его опушке — место обитания лесника или станционного смотрителя.
Трудно сказать, когда именно возникло это поселение, расположенное всего в паре перегонов от Казани в живописной местности, недалеко от волжского берега. Вероятнее всего, в конце позапрошлого века, когда была построена железнодорожная ветка Казань — Нижний Новгород. Вскоре вокруг железнодорожного разъезда вырос большой дачный поселок, который стал любимым местом летнего отдыха казанцев. Преподаватели гимназий и профессура университета, чиновники многочисленных департаментов и военные, представители купечества и духовенства с женами и детьми — вся эта чистая публика в погожую летнюю пору стремилась вырваться из царства пыльных казанских улиц, чтобы полной грудью вдохнуть чистый воздух цветущего луга. Господа в строгих костюмах и лощеных цилиндрах, дамы в длинных изящных платьях и шляпках с вуалями, дети — задиристые мальчишки в матросских костюмчиках и благовоспитанные девочки в нарядных платьицах и кружевных панталончиках — все спешили под сень соснового бора или на Волгу кататься на лодках или удить рыбу. Впрочем, рыбу им приносили на продажу и местные жители: они в этом деле были куда удачливее избалованных господ. Те же щедро платили им не только за доставленных к барскому столу судаков, окуней и щук, но и за парное молоко, грибы и ягоды, приносимые им крестьянами. Казалось, беззаботные времена чеховских дачников не кончатся никогда.
Роковой семнадцатый год вдребезги разбил этот уютный мирок, огненным вихрем ворвавшись в судьбы миллионов россиян, расколов общество на красных и белых. Летом 1918 года Казань находилась на осадном положении: белогвардейские батальоны генерала Каппеля приближались к ней с каждым днем. Примерно за полтора месяца до захвата города белыми в окрестностях станции Займище произошло таинственное убийство, о котором извещает неприметная мраморная плита с выцветшей позолотой букв на стене станционной постройки. 23 июня 1918 года в примыкающем к станции лесу пятеро бандитов напали на председателя Казанской ГубЧК Гирша Олькинецкого, председателя Казанского губкома РКП(б) Якова Шейнкмана и его супругу, а также находившегося с ними работника продуправы И.Коршунова. Угрожая оружием, бандиты отвели их в лес. Здесь, если верить рассказу Шейнкмана, которого бандиты почему-то отпустили вместе с женой, преступники застрелили главного казанского чекиста. Бандиты также почему-то оставили в живых и еще одного свидетеля — Коршунова. В истории этой много неясного: до сих пор непонятно, было ли это ограбление или теракт?
А два месяца спустя, после захвата Казани Каппелем, в нескольких километрах от станции Займище на разъезде Обсерватория разыгралась еще одна кровавая трагедия Гражданской войны, связанная с именем террориста № 1 Бориса Савинкова. После подавления мятежа, который подняли эсеры, он оказался в Казани, где вместе с Каппелем разрабатывал план захвата Романовского моста и станции Свияжск, которая имела для белых важное стратегическое значение. В то время, когда батальон Каппеля, прорвавшись в тыл красных, штурмовал предмостные укрепления у села Нижние Вязовые, Савинков в составе конного эскадрона находился в засаде у разъезда Обсерватория. Белым кавалеристам предстояло навязать бой левобережной группировке красных. Прячась за стволы сосен, они в бинокли наблюдали за разъездом, к которому вскоре подошел состав с красноармейцами. Высыпавшие на платформу бойцы устроили митинг, даже не выставив дозорных. Пока комиссары выкрикивали лозунги о мировой революции, белые незаметно окружили красных и открыли по ним кинжальный пулеметный огонь. Савинков лично расстреливал из «виккерса» тех, кто, по его мнению, предал Россию. Вскоре холм был усыпан телами погибших — лишь небольшая часть красного полка, отстреливаясь, отступила к станции Васильево.
Сегодня многочисленные дачники, приезжающие отдыхать в Займище, не могут даже представить, что живописные окрестности поселка девять с лишним десятилетий назад были местом ожесточенных боев в ходе Гражданской войны.

Артем СУББОТКИН.

Вернуться в раздел "Край наш отчий"

Комментарии: