Сельские проблемы городской окраины

31 января 2019

Минувший год для Валерия Золотарева, владельца ЛПХ из поселка Мирный в пригороде Казани, был непростым — тяжело заболел, оказался на больничной койке, жизнь висела на волоске. Но выкарабкался. Родные решили, что хватит Валерию Ивановичу, разменявшему восьмой десяток лет, жить в одиночестве в большом непричесанном доме, вести хозяйство с огромным количеством животных — пора перебраться в городскую квартиру со всеми удобствами, лежать на диване и смотреть телевизор. Он так и делал в течение недели, а потом, устав от безделья и давления четырех стен, сбежал в свою прежнюю беспокойную сельскую жизнь.

 — Ничего в этом удивительного нет. Я ведь все детство и юность в деревне провел, в Старой Икшурме Сабинского района, откуда родом, — рассказывал как­то Валерий Иванович на кухне за чашкой чая. — Мой отец — участник Великой Отечественной войны, очень любил животных, особенно лошадей, у нас их был полный двор. Наверное, от него у меня такая любовь к братьям нашим меньшим.

Какой только работы не перепробовал за свою жизнь наш герой — был директором­ пионерского лагеря, начальником снабжения в одном из казанских трестов. И вдруг до боли захотелось сельской воли! Судьба сделала подарок — удалось взять в аренду кусок земли на окраине поселка Мирный. Построил дом, завел хозяйство.

— Я словно возродился, — вспоминает те времена Валерий Иванович. — Трудно было — не скрою, зато интересно, душа радость получила. Раздолья­то в селе сколько, небо какое глубокое, лес стеной стоит, воздух совсем иной, чем в городе — поневоле поэтом станешь. И хотя наш Мирный считается с 1965 года не селом, а городом, но уклад здесь деревенский: все друг друга знаем, радости и беды делим сообща.

…Утро у Золотарева начинается с переодевания в рабочую робу и выноса на скотный двор всевозможных кормов — в бадьях, ведрах, кастрюлях и прочих емкос­тях. Хозяин обязательно набивает карманы еще и сухарями, сахарком — для люби­мых лошадок. Их у Валерия Ивановича одиннадцать — разного возраста и масти, и все с тщательно подобранны­ми именами: Шерли, Карамелька, Шоколадка и так далее. А еще в его хозяйстве есть коровы, свиньи, гуси, кролики, куры. Ну и, конечно­, собаки, кошки — чтобы дом сторожить да мышей ловить.

С оравой живности пен­сионеру одному управляться трудно, ему активно помогают местные школьники, а также студенты Казанской ветеринарной академии — любители лошадей. Это для них своего рода практика, которой, как с сожалением признаются ребята, в вузе в последнее время не хватает. Золотарев разрешает ребятам возиться с животными сколько душе угодно, так сказать, набираться практических навыков, а заодно и душеньку отводить. При этом не ходит в Минсельхозпрод РТ за субсидией — поддержите, мол, государственно важное дело.

Валерий Иванович так считает: профессию ветеринара выбирает в основном сельская молодежь, те парни­ и девчата, кто без боязни и брезгливости, по призванию готовы придти на помощь братьям нашим меньшим. Ну как таким не пойти навстречу? Одна из его учениц — Соня Бикбова — после окончания вуза работает главным ветеринарным врачом в одном из престижных хозяйств республики. Сейчас уже реже, но все же Соня забегает к старинному другу, чтобы разрешить ту или иную ситуацию. Вот, например, не так давно помогла выходить заболевшего жеребенка.

В последнее время пристрастился к сельской жизни­ и сын Валерия Ивановича Александр Валерьевич, в свое время окончивший Казанский сельхозинститут. Но так вышло, что жить ему довелось в городе и о сельских ориентирах пришлось забыть. Но, как говорится, гены из организма не выкинешь, и дело, к которому душа больше всего расположена, все равно возьмет верх. Александр всерьез увлекся свиноводством, мечтает стать если не фермером, то солидным владельцем ЛПХ, чтобы разводить свиней, продавать мясо. Так что это во многом по прихоти сына Валерий Иванович содержит у себя на подворье небольшое пока стадо хрюшек из шести голов. Александр полностью взял на себя обеспечение животных кормами — наладил тесные взаимоотношения с расположенным поблизости танковым училищем и регулярно привозит оттуда пищевые отходы, которые хрюшки уплетают за милую душу. А когда нынешние свины­подростки еще пребывали в нежном поросячьем возрасте, Александр Валерьевич лично контролировал процесс приготовления пойла для них — чтобы обязательно было теплым, а то еще застудятся... И порой поругивал отца, если обнаруживал нарушения в пищевом рационе. Перед новогодними праздниками одну из хрюшек забили — мясо и сало Александр удачно реализовал, немного оставил себе. Но проблема реализации излишков сельхозпродукции сегодня особенно волнуют отца и сына. Впрочем, как и многих других владельцев ЛПХ в поселке, которые считают, что личным подсобным хозяйст­вам государство должно уделять больше внимания, так как они многое делают для решения продовольст­венной программы в стране.

— Особенно обижены хозяева подворий в пригородах больших городов. Мы живем по сельским укладам, крестьянским трудом заняты, а относимся к Казани. И как горожане, не получаем тех льгот, которые положены сельчанам, — сетовал Валерий Золотарев, когда зашел разговор о проблемах в ЛПХ. — Вот, например, я сейчас в очень непростой ситуации нахожусь — истек срок аренды моего земельного участка рядом с домом, где распо­ложены хозяйственные постройки и конный двор. Пытаюсь хоть как­то вернуть эту землю в свое прежнее пользование — увы, безрезультатно. В Министерстве сельского хозяйства и продово­льствия лишь разводят руками: мол, жители поселка Мирный — горожане и забо­та о них лежит на городской власти. А городу мы не нужны, в ответ на наши просьбы приходят отписки… Иной раз мне даже кажется, что городские власти элементарно не знают, как им с нами, по сути сельчанами, обращаться, и не в курсе они толком: чем мы живем­дышим.

Владельцы ЛПХ пенсионеры Фарида и Зиннур Шайхутдиновы из поселка Мирный держат на подворье восемь голов КРС. Трудятся не покладая рук сутки напролет: скотину надо накормить — напоить, убрать навоз, дважды в день коров подоить. А еще приходится думать о том, как молоко да мясо сбыть. Фарида­апа сама нередко выносит свою продукцию к ближайшему рыночку — на продажу.

— Хорошо, в последнее время стали с нами сотрудничать перекупщики, — призналась женщина. — Откуда они? Да я толком не знаю, но не наши — то ли азербайджанцы, то ли узбеки. У них тут частные магазины. Конечно, товар берут задешево, зато без хлопот.

 Людмила КАРТАШОВА.

На снимке: В.Золотарев на своем подворье.

 

Фото автора.

Вернуться в раздел "Рынок и люди"

Комментарии: