Энергия созидания

11 июля 2019

Владимир Белосков

Председатель СХПК имени Вахитова Кукморского района Нафик Хусаинов — руководитель строгий, требовательный. Без этих качеств вожака такого уровня развития, какого достигло хозяйство, не было бы и в помине. И земля не терпит демократии, потому что на ней все надо делать вовремя. И фермам нужен четкий порядок, чтобы кормление, дойка — минута в минуту. Отсюда и стиль руководства.Но при этом Нафик Факилович еще с периода своего бригадирства усвоил: какой бы ты умный и строгий ни был, без энергии людей горы не свернешь. А сколько в то или иное дело вкладывать энергии, человек решает сам, с кнутом возле каждого не встанешь. А решение это формируется от целого ряда факторов. Например, от уровня зарплаты и прочих экономических сти­мулов, от степени конт­роля, от отношения руководства к работнику, от личности самих руководителей и личности самих работников…

Не один раз мне доводилось бывать в СХПК им. Вахитова: и в советские времена, и в постперестроечные, видеть здесь и производственные, и человеческие отношения в их развитии, наблюдать происходящие перемены. И вот что открылось. Люди там как сыр в масле не катаются. Зарплата — не на много выше среднереспубликанской по отрасли, и добывать ее приходится напряженным трудом. Поэтому, когда в канун 60­летия Нафика Хусаинова я встречался с работниками хозяйства и просил дать оценку уровню его руководства, никто не спешил взахлеб расхваливать председателя. Как, впрочем, и плохого никто ничего о нем не говорил. Но с каким достоинством люди рассказывали о своей работе, о том, какой вклад в общее дело они вносят сами. Причем, неважно, это члены правления, специалисты или просто механизаторы или доярки.

В селе Вахитово — это рядом с центральной усадьбой СХПК им. Вахитова, селом Яныль, мы встретились с дояркой Танзилей Идиятуллиной. 27 лет она работает по этой специальности. Правда, в последние годы, перейдя на новую мегаферму, переквалифицировалась в операторы машинного доения коров. Какая, спросите, разница? А дело в том, что доярки, имея в группе по 45­50 коров, знают каждую корову в лицо и какая чем дышит. Операторы же, обслуживая на троих в смену 1200 коров, видят только вымя. Вроде бы, легче, но… У каждой перед дойкой надо продезинфицировать специальным раствором каждый сосок, в кружку сделать по три отжима, вытереть разовой салфеткой и только тогда надевать доильные стаканы. После дойки — снова дезинфекция каждого соска и мойка доильного зала. Нагрузка — очень большая, и Танзиля, которой начисляют за месяц по 32­33 тысячи рублей, а на руки приходится по 28­29 тысяч, не скрывает, что хотелось бы прибавки.

Тем не менее, настроение у нее хорошее. Она старается. Является неоднократным победителем районных конкурсов доярок, лучшим оператором машинного доения коров района по итогам 2018 года. При этом ее знают как популярного блогера. Она ведет свой инстаграм, рассказывая о работе животноводов, о жизни сельчан, личных подсобных хозяйствах, развитии социальной инфраструктуры. У нее хороший дом, взрослые дочери, внуки.

— Вот посмотрите, — Танзиля показывает гаджет, где перед глазами проплывают красивые виды села: добротные дома, асфальтированные улицы, благоустроенный парк с прудом, брусчатой дорожкой по берегу, перекидным мостиком. И над всей этой красотой встает солнце, лучи которого отражают капельки росы на траве. И спрашивает, — красиво?

Конечно, красиво, Танзиля. Таких благоустроенных малых сел в республике, как Вахитово, еще поискать. Между тем, как вспоминает Нафик Хусаинов, в 1991 году, когда его уговорили стать председателем колхоза им. Вахитова, в его родном селе Вахитово в распутицу можно было проехать разве что на тракторе, а газовая магистраль прошла мимо, потому что в нужный момент некому было вовремя похлопотать, подсуетиться.

Через два года газ в село пришел. Сколько кабинетов для этого пришлось Хусаинову пройти — не сосчитать, ведь тогда все было жестко фондированно. Он заходил в один кабинет — его выгоняли, он — в другой, третий — та же история. Тогда он «залезал в окно»…

— Я жил и живу для людей, — услышал я фразу, случайно оброненную Нафиком Хусаиновым в нашей беседе.

И это, действительно, так. Представьте только — 5 км асфальта на улицах малого села. Как такое возможно? Понимающие в этом деле сразу догадаются: вопрос решался на высшем уровне. Совершенно верно. По данному вопросу Нафик Факилович в 2005 году пришел на прием к самому Президенту республики Минтимеру Шаймиеву.

Только представьте себе: что это значит — прийти с просьбой к главе республики? Во­первых, ты должен быть готов, что тебя, с родословной и с твоего собст­венного рожденья просветят­, как рентгеном — ты должен быть безупречным в делах и помыслах. Во­вто­рых, должны быть производственные успехи. И, наконец, ты должен быть сам уверенным в благородстве своих намерений. Все эти аргументы в руках Хусаинова были. Загвоздка была только в одном: уж очень много попросил вахитовский председатель для малого села.

Шаймиев пошел ему навстречу. Потому что увидел: авторитетный и уважаемый к тому времени руководитель просит для людей.

Правда, вопрос решился не сразу. Пришлось по ходу дела, и опять­таки с помощью Минтимера Шаймиева, преодолеть сопротивление и инертность тогдашнего руководителя подрядной организации. В итоге асфальт в Вахитово пришел.

Что это? Настырность? Самоуверенность? Пожалуй, понемногу и того, и другого. Но еще — чувство ответственности, долга, понимание своего предназначения.

У Хусаинова не было протекции по происхождению. Из обычной сельской семьи, он учился в обыкновенной сельской школе, занимался спортом, отслужил в армии, поработал в Яныльском СПТУ сначала спорторганизатором, потом — инструктором по вождению. И когда он предстал на отчетно­выборном общем собрании перед колхозниками, у него даже специального образования не было.

Люди все видят. И оцени­вают объективно. Могут и аванс выдать. Нафик Факилович ничем себя не запятнал, не дискредитировал. А на то, что именно ему предложили возглавить колхоз, очень сильно повлияли 5 лет бригадирствования: там он себя проявил и трудолюбивым работником, и умелым организатором, и решительным, но тактичным командиром производства.

Когда люди считают, что зарплату им все же недоплачивают, они, прежде чем открыто выражать недовольство, на своих собственных весах взвешивают все: и как трудится сам руководитель, и как он относится к людям, и как решает многие другие вопросы повседневной жизни села.

А Хусаинову есть что предъявить: где еще в республике сохранился обычный сельхозкооператив с числом работников 360 человек и месячным фондом оплаты труда 9 млн. рублей? Пожалуй, таких нет. И не много таких, где хозяйство активно участвует в развитии социальной инфраструктуры. Сейчас, например, рядом с конторой идет капитальный ремонт сельской библиотеки — добивался его Нафик Хусаинов.

— Нам повезло, наш председатель не пьет, — коротко охарактеризовал своего земляка, друга детства пенсионер, ветеран труда Рустам Гильмуллин, 7 лет проработавший ветфельдшером и 35 лет — заведующим фермой.

У Рустама Сагидулловича взгляд с хитринкой, на лице — легкая улыбка. Не чувствуется, что годы нелегкого труда придавили ему плечи. Он знаменит тем, что красиво поет, так что его часто приглашают на разные местные мероприятия порадовать сельчан своим певческим талантом: на сабантуи, подведение итогов с застольем, свадьбы и т.д. Бодрое настроение, оптимизм — дорогого стоят в нынешней жизни.

А механизатор Рафик Тимергалеев, поняв, о чем его спрашивают, сразу сказал:

— Хороший человек наш председатель. И зарплату мы получаем без задержки…

Рафик Рифатович — механизатор с 42­летним стажем, последние 11 лет трудится летом на «Ягуаре», работник в хозяйстве авторитетный. Он не стал замалчивать, что пора бы в хозяйстве технику обновлять поэнергичней, немало здесь поизносившихся тракторов и комбайнов. Но сказано это было ради объективности, без раздражения и обиды. Потому что все знают: в СХПК много средств, причем собственных, не кредитных, ушло на строительство новой мегафермы, а сейчас строится вторая. И деньги эти не уходят, как вода в песок: надои там — на мировом уровне, почти 30 кг молока на корову в сутки. А коров в СХПК им. Вахитова — 2240. А это значит, что создается запас прочности, поскольку специализация­то продуманная, правильная. А временные трудности потерпеть можно.

Хусаинов не рубит с плеча, не стучит кулаком по столу — это не его стиль.

— Как я могу стучать кулаком, если они меня выбрали? — рассуждает Нафик Факилович. — Любой серьезный вопрос обсуждаем на правлении. Если в чем­то я уверен, то стараюсь убедить членов правления…

Он вспоминает, как хозяйство покупало 11 лет назад «Ягуар», стоивший тогда 10 миллионов рублей.

— Посадим хозяйство, — возразил тогда председателю главный экономист, авторитетный специалист Рашид Мухарлямов.

Высказал сомнения и известный на всю республику тогдашний главный агроном, родной брат главного экономиста Вакиф Мухарлямов. А таких людей ломать — рубить сук, на котором сидишь­. Но председатель, тщательно изучивший вопрос, был убежден: без повышения качества кормов дальнейший рост продуктивности скота невозможен. И нашел аргументы, взяв большую часть ответственности на себя. И члены правления проголосовали «за».

— Решение решением, но еще надо было столько денег иметь, — замечает Нафик Факилович. — А их не было, надо было оформлять кредит, а банки старую технику в залог не берут…

В общем, пришлось председателю за этим кредитом походить изрядно, но он его получил. И уже в следующую зимовку животноводы увидели толк от приобретения: скошенные в лучшие сроки и более тщательно измельченные многолетние травы дали в итоге сенаж более высокого качества, и это благотворно отразилось и на повышении надоев и привесов, и на росте зарплаты.

Замечено: люди не сто­ль­ко трудностей боятся, ско­лько не терпят несправедливости. Когда тяжелый воз все тянут одинаково, это — одно. Но если кто­то начинает перекладывать ношу на товарища, сразу возникают недоразумения и разборки. В СХПК им. Вахитова все делается для того, чтобы никто не отлынивал от работы, чтобы у каждого было стремление и желание работать добросовестно. Для этого тут еще налажены и строгий учет, и неусыпный контроль. Хотя за последние годы под руководством Нафика Хусаинова и структурных подразделений, и хозяйственных площадей стало значительно больше — пашня, например, увеличилась с 5668 га до 9625 га, и это прибавило и дополнительных трудностей, и озабоченности, со­временные методы управления помогают с ними справляться. Нафик Факилович показывает смартфон, на котором — свежая сводка по надоям молока по всем подразделениям хозяйства — где плюсы, где — минусы. А еще работает система наблюдения за всеми тракторами: какую работу они в данный момент выполняют, как заправляются топливом. Пару случаев было, когда механизаторы пытались слить из бензобака солярку — пришлось им потом заплатить в два раза дороже. В общем, к утренней планерке, а она начинается в 6 часов утра, у председателя — полная картина вчерашнего дня.

Главного экономиста Марину Федорову и животноводы, и механизаторы и уважают, и побаиваются одновременно. Она — не только кабинетный работник, но и частый визитер на производственных участках. И почти всегда у нее в руках — фотоаппарат. Все недочеты, какие она видит, становятся фотофактами. Разумеется, с последующими разборками и выводами на ежемесячных совещаниях.

— Конечно, без дружной работы всех и каждого ничего бы у нас не получилось, — признается Нафик Хусаинов, экономист­менеджер с высшим образованием, заслуженный работник сельского хозяйства РФ. — Взять членов правления: давно и успешно работает агрономом Рамиль Валиев — заслуженный работник, с главным инженером Ринатом Каримуллиным тоже бок о бок трудимся давно, Салим Сулейманов — опытный строитель и тоже заслуженный работник сельского хозяйства… Да каждого члена правления взять — люди все старательные, добросовестные, заботящиеся о благе хозяйства…

Вот в таком единении интересов и усилий и кроется, пожалуй, секрет успехов СХПК им. Вахитова.

На снимке: предсе­да­тель СХПК им. Вахитова Нафик Хусаинов.

Фото автора.

 

Вернуться в раздел "Твои люди, село"

Комментарии: