Белковая формула Сабиржана

27 декабря 2018

Заработает цех — Татарстан будет лидером по глубокой переработке бобовых

Все­таки гены свое берут. Фермер Равиль Сабиржан в своей публицистической книге «С высоты своего минарета», вышедшей в далеком уже 2006 году, пишет, что его предки по материнской линии были потомками крестьян из деревни Яушик Лаишевского района. Дед имел пастбища — пойменные луга, на которых пас свой скот. Трудился в поте лица. А попав под раскулачивание, не потерялся, а создал бизнес в Казани, купив лавку на сенном базаре. Торговал конной упряжью — хомутами, оглоблями, вожжами, колесами, седлами, а также сеном. Правда, и тут его достали большевики — отобрали приобретенный было двухэтажный дом, но оставили конюшню, где и родились его дети, в том числе и мама Равиля. Дядя Ахмет — старший брат мамы, вернулся с фронтов Великой Отечественной войны с четырьмя боевыми орденами и медалями, и сразу — на японскую. После войны за проступок товарища был «до кучи» привлечен к военному трибуналу, решением которого был отправлен на семь лет валить тайгу. Вернувшись, утопил в уборной все свои награды — так был зол на Советскую власть.

Равиль Сабиржан без какой­либо поддержки сумел стать успешным фермером. Начальный капитал накопил в Афганистане, будучи три года советником министра транспорта. У него крепкий дом на берегу Волги, свое прибыльное предприятие и сельхозугодья для развития фермерства.

 «По душевным порывам я человек сельский», — говорит Равиль Абдрауфович. — Во всяком случае, сельское хозяйство меня всегда интересовало и манило.

Однако, купив землю в Зеленодольском районе и построив целый комплекс зданий, фермер только тогда понял, что поле на селе — минное. И чтобы сделать на нем шаг, надо не только внимательно осмотреть место, куда ставишь ногу, но и на всякий случай перекреститься или сказать заветное «Бисьмилярахманирахим».

­ Была большая обзорная статья про Нафика Мадьярова — зеленодольского бизнесмена, который построил индюшиную ферму и быстро вышел на солидные объемы производства и реализации, — рассказывает фермер. — Мне показалось это интересным, он мне любезно показал, как это все работает. Выглядело это привлекательно, казалось понятным, и я захотел создать аналогичное производство.

У фермера Сабиржана для начала нового бизнеса было примерно 20 миллионов рублей. И этого хватило, чтобы перепрофилировать помещения, закупить корма, нанять рабочих и вырастить замечательных индюков — до 20 кг весом. С Нафиком Мадьяровым новоявленный фермер жил дружно, постоянно советовался с ним, и Нафик Ахмадеевич не отказывал в консультациях. Более половины из тех 100 тонн индейки, которые Сабиржану удалось вырастить, было реализовано через мадьяровский кооператив «Индейка».

Сабиржан тогда взял банковский кредит, но тут изменился курс доллара, резко повысилась процентная ставка. И он почувствовал, что погашать кредит тяжело, поэтому быстро­быстро все, что можно было, распродал, погасил кредит и вышел из птицеводства.

— Нафик Ахмадеевич со мной за продукцию рассчитался, ему спасибо. Но в процессе работы я понял, что в этот бизнес надо входить не с 20 миллионами, а как минимум с 200 миллионами, — подытоживает итоги своей первой попытки внедриться в аграрную деятельность Равиль Абдрауфович.

Фермер Сабиржан получил хороший урок. Он усвоил, что в индюшином бизнесе, как и вообще в сельском хозяйстве, велика роль человеческого фактора. К примеру, дежурная в ночь птичница уснула, подача свежего воздуха отключилась, и — несколько сот индюшек задохнулось. А это — огромные убытки. Такие случаи у фермера бывали. Лучшие учителя — это собственные ошибки, если из них делаются правильные выводы.

И вот — следующая попытка. Мы находимся на околице села Бело­Безводное Зеленодольского района. И я вижу каскад зданий, возведенный фермером несколько лет назад. В них вовсю идет работа. Искрит сварка, стучит кувалда, гнутся и устанавливаются профили. Много тут оборудования разного назначения. Вот распылительная сушилка высотой 14 метров, а это — пневматическая сушилка высотой 10 метров. Здесь установлен мощный вакуумный насос, а это — выпаривающие установки, которые сгущают продукт. Тут и гидроциклонные установки для вымывания крахмала.

— Мы решили попробовать организовать производство той продукции, которая востребована, но на рынке ее нет, — рассказывает Равиль Абдрауфович. — В данном случае это — растительные белки. Они применяются и в хлебопечении, и при изготовлении сыров и колбасных изделий — не в качестве замены, а в качестве добавки. Требуются в огромном количестве и для производства комбикорма.

Вот уже полтора года осуществляется данный проект, в который уже вложено, по подсчетам фермера, около 200 миллионов рублей.

Фермера поддержал Мин­сельхозпрод респуб­лики — выделил Сабиржану грант. Без этой поддержки, как говорит сам фермер, осуществление проекта было бы делом весьма проблематичным.

В настоящее время закуплено примерно 98% оборудования. Идет процесс монтажа, наладки, проводки коммуникаций между агрегатами. Это большая, трудоемкая работа, требующая больших финансовых затрат, но планомерно эта работа делается. Большая часть оборудования смонтирована, но потребуется еще несколько месяцев, чтобы производство запустить.

— Мы, когда выйдем на проектную мощность, будем производить лишь четыре тысячи тонн белка в год. Это капля в море в сравнении с реальной потребностью. Из­за границы сегодня завозится сорок­пятьдесят тысяч тонн соевого белка, в основном из Китая. При этом Китай сам импортирует большой объем растительного белка, — просвещает Равиль Абдрауфович.

Любопытно, что производить растительный белок зеленодольский фермер планирует из гороха. Параллельно будет налажено производство комбикорма, поскольку до 8% завозимого гороха будет составлять снятая шелуха — прекрасная основа для комбикорма. Это несколько тонн в день. Комбикормовый цех готовый. При этом расчетливый и «битый» фермер настроен выпускать комбикорм только для рыб, потому что другие виды комбикорма потребляются не стабильно в связи, мягко говоря, с неблестящим финансовым положением сельхозпроизводителей.

Кстати, в лабораторных условиях фермер уже получил растительный белок с содержанием чистого белка 70% от абсолютного сухого веса. И он знает, как этот процент увеличить. Поэтому беспокойства, что этот продукт не получится, у него нет. Хотя, как без переживаний — шишка на лбу помнится.

Интересно, что и крахмал, который составляет более 50% сухого гороха, Сабиржан тоже намерен вымывать, высушивать и продавать. Как и еще один побочный, но ценный продукт — пищевые волокна. Это та мезга, которая остается после изъятия из гороха белка и крахмала. Таким образом, создается совершенно безотходное производство.

— Будущее наше производство ценно и для фермеров, — говорит Равиль Абдрауфович. — Если таких, как наше, будет создано несколько, сдвинется в благоприятную сторону структура посевов. Когда горох хозяйствам станет выращивать выгодно, его в посевах станет больше, а это — и прекрасный предшественник для последующих культур, и прекрасный кормовой компонент для животных.

И ведь резонно рассуждает фермер. Ведь горох в республике умеют выращивать, когда­то его посевы составляли около 400 тысяч гектаров, сейчас в пять­шесть раз меньше, поскольку на горох нет достойной цены, а культура в выращивании достаточно капризная.

— Наша продукция может стать альтернативной и для рыбной муки, которая в основном завозится из заграницы. А это еще и импортозамещение, — заключает Равиль Сабиржан.

 

Тимофей Троицкий.

На снимке: фермер Равиль Сабиржан и его цех по производству растительных белков.

Фото автора.

Вернуться в раздел "Время и люди"

Комментарии: