Снова зовет яростный день

11 февраля 2016

Каждому из нас в этой жизни предназначен свой путь. Нази­бу Мазитову судьба уготовила путь творческого поиска, преодолений и служения Отчизне. Причем, этот путь для Назиба Каюмовича не кончается, хотя недавно ему исполнилось 75 лет. Более того, именно последние годы ознаменованы борьбой Мазитова, ни много ни мало, за сохранение продо­вольственной безопасности страны. Борьбой бескомп­ромис­сной, неистовой, упорной, достойной большого уважения. И эта его борьба видна, она заметна. Не случайно в связи с юбилеем Назиб Каюмович получил поздравительные телеграммы и награды из разных концов страны от известных людей: от Президента РТ Р. Минниханова, Президента Российской академии наук В.Фортова, члена Президиума РАН Ю.Лачуги, председателя Ярославской областной Думы М.Боровицкого, директора ФГБНУ ВИМ, академика РАН А.Измайлова, президента АН РТ М.Салахова, заместителя Премьер-министра РТ — министра сельского хозяйства и продовольствия М.Ахметова, министра науки и образования РТ Э.Фаттахова и т.д. Дорога Назибу Каюмовичу и золотая медаль, которой он был удостоен на всероссийской выставке в Москве «За создание и освоение производства комплекса машин для ресурсосберегающей противозасушливой технологии производства продукции растениеводства».

На каких же баррикадах сражается сегодня доктор сельскохозяйственных наук, профессор, член­корреспондент РАН, трижды лауреат государственных и правительственных премий в области науки и техники Назиб Мазитов? Об этом — наш рассказ.

Санкции против России, ввозившей в последние годы очень много продуктов питания из­за рубежа, в том числе мяса и молочных изделий, со всей остротой поставили перед страной задачу импортозамещения. Однако решается эта задача довольно вяло. И дело тут не столько в объективных причинах, считает Мазитов, сколько в субъективных.

Возьмем производство зерна. В Татарстане в первое десятилетие нынешнего века валовые сборы его были вполне солидными — до 5 и более миллионов тонн. Но затем резко снизились, что чиновники агропрома связывают с чередой засушливых лет.

Назиб Мазитов признает: да, засу­хи имеют место быть. Однако, по его мнению, в республике мало что дела­ется для внедрения влагосберегающих технологий. Больше трибунной трескотни и показушных декламаций­.

— Вот посмотрите, — он показывает поочередно разные фотографии, — на них запечатлено качество обработки почвы импортными сельхозмашинами и отечественными. Причем, это не конъюнктурные снимки, а экспертные, с полей, где проводились сравнительные опыты с участием государственных чиновников высокого ранга. И везде — сравнение не в пользу импортных.

Главная проблема наших растениеводов в последние годы — это очень быстрое испарение влаги с полей. Как в прошлом году. В середине апреля в метровом слое ее было — залейся, а через две недели –почти ноль. О каких дружных всходах в такой ситуации можно мечтать? О каких рекордных урожаях? Да, понятно: жара, суховей. Но только ли в этом дело?

Будем объективны — есть еще ряд причин, из­за которых страдает наше растениеводство. Первое — это старая техника, износ которой во многих хозяйствах составляет 60-­70 и более процентов. Существующие программы поддержки — республиканская 60:40, федеральная с субсидированием 15% стоимости, различные лизинговые схемы замедляют, но не останавливают старение. И приходится механизаторам, слесарям, сварщикам и токарям латать, скреплять, усиливать культиваторы и сеялки производства 20­-ти, а то и 30-­летней давности. Естественно, эти машины и на поле подводят, чаще ломаются. Как результат — затягивание посевной. Ни о каких оптимальных агротехнических сроках сева в таких хозяйствах говорить не приходится.

— Глыбистая поверхность полей после обработки импортными машинами — это другой важный аспект проблемы, — говорит Назиб Мазитов. — Причем, настолько важный и острый, что недооценка его — это халатность, граничащая с преступлением…

Назиб  Каюмович в выражениях не стесняется, правду­матку режет, что называется, в лицо.

Для понимания названной доктором сельскохозяйственных наук проблемы высшего агрономического образования не надо. Понятно, что глыбы, не разрыхленные комки земли на полях — это увеличение площади испарения. Чем больше глыбистость почвы — тем больше влаги уходит в небо. Той драгоценной влаги, которая могла бы работать на урожай.

— И еще серьезный изъян импортной техники — посевные и почвообрабатывающие машины плохо копируют поверхность наших полей, рельеф многих из которых волнис­тый, — продолжает Мазитов. — Рабочие органы культиваторов не создают равноглубинный рыхлый слой, сеялки не обеспечивают одинаковой заданной глубины посева, нередко семена оказываются даже на поверхности почвы. Как результат — изреженные всходы, а это — простор для сорняков, которые моментально заполняют проплешины…

Почему же на наших татарстанских полях буквально засилье всяких иностранных машин? По некоторым данным, в республике машинами иностранного производства обрабатывается уже более половины пашни. Я задал этот вопрос заместителю министра сельского хозяйства РТ Тальгату  Тагирзянову. Вот что он ответил:

— Приобретение техники — это выбор, прежде всего, самих сельхозпроизводителей, и покупают они ее за надежность, комфорт в управлении, высокую производительность и экономичность…

Такую оценку дают и руководители ряда сельхозпредприятий и КФХ, с которыми довелось побеседо­вать на эту тему. При этом они подчеркивают еще и обостряющуюся проблему кадров на селе, нехватку меха­низаторов. В такой ситуации импортный производительный широкозахватный агрегат, заменяющий пять­шесть отечественных — спасение.

Назиб Каюмович все эти доводы считает отговорками тех, кто идет на поводу Запада, стремящегося всеми способами ослабить мощь России, в том числе нанести удар и по ее продовольственной безопасности. Он незаметно переходит с почвообрабатывающей техники на тракторы.

— Сами западные фермеры те тракторы — «Джондиры», «Флексикойлы», «Нью­Холланды», которые спихивают нам их заводы, у себя не применяют, они тяжелые, утрамбовывают пашню, превращая ее в асфальт, — горячится профессор. — Не случайно из­за этого плотность почвы на наших полях увеличилась, ухудшилась ее аэрация, ослаблена работа полезных микроорганизмов…

Надо сказать, что слова Мазитова по поводу увеличения плотности почвы — не беспочвенны, они подкрепляются и данными ТатНИИСХ.

Каков же выход из положения?

У Назиба Каюмовича есть и ответ­ на этот вопрос, и конкретные предло­жения. Он считает, что высшим чиновникам агропрома необходимо обратить самое серьезное внимание на разработки наших, доморощенных ученых и предпринимателей. В частности, он считает, что незаслуженно обходят вниманием деятельность лаишевского ООО «ХаРаШа», работающего в содружестве со Всероссийском институтом механизации, которое сначала наладило модернизацию сущестувующих серийных сеялок СЗП­3,6 за счет реставрации изношенных сеялочных дисков, а в дальнейшем, развиваясь, приступило к производству собствен­ных сеялок. И сегодня сельхозмаши­ны этого малого предприятия работают в самых разных регионах России.

— Таких людей, как руководитель ООО «ХаРаШа» Хасан Шайдуллин, — надо поддерживать на государственном уровне более весомо, включая во все программы субсидирования, — считает Назиб Каюмович. — Ведь его сеялки уже доказали свое преимущества в самых разных конкурсных испытаниях на всех типах почв.

Сам Назиб Мазитов идет по жизненному пути тоже не просто с докторской диссертацией и почетными грамотами. Его культиваторы марки КБМ востребованы и с успехом работают во многих регионах России, в том числе в Краснодарском крае.

— «Захватывали» мы эту хлебную житницу России сложно, — вспоминает ученый. — Отгрузили с завода в Ярославле, где наладили серийный выпуск моих культиваторов, 12 штук в Усть­Лабинский район. Договорились: пойдут — купят. Через некоторое время звонят: забирайте обратно, не для наших полей. Я срочно выезжаю на место, разбираюсь, в чем дело. И договариваемся на следующий день провести сравнительные испытания: одинаковые тракторы, но один с их КПС­4, другой — с нашим КБМ — 7,2. Преимущество нашего агрегата оказалось неоспоримым, и усть­лабинцы тут же и за те 12 культиваторов расплатились, и еще заказали. А проблемным моментом оказалась привычка краснодарских механизаторов заглублять рабочие органы культиваторов на 6­7 см и ездить на 4 передаче, тогда как мы заглубляем на 4­5 см и ведем агроприем на 6 передаче.

По данным Мазитова, в Краснодарском крае на сегодня работают более 250 культиваторов серии КБМ.

Надо сказать, что и в нашей республике есть хозяйства, оценившие машины Назиба Каюмовича по достоинству. Вот, например, как отзывается о культиваторах марки КБМ генеральный директор ЗАО «Востокзернопродукт» И.Юсупов: «Мы начали применять блочно­модульные культиваторы КБМ, созданные под руководством члена­корреспондента РАН Н.К.Мазитова с 2006 года в количестве 13 штук. Эти агрегаты нам понравились, и мы в 2007 году заказали еще 20. Они благополучно работают в Алькеевском, Алексеевском, Спасском, Нурлатском, Рыбно­Слободском, Верхнеуслонском, Зеленодольском, Камско­Устьинском районах республики. Агрегатируются в основном с тракторами К­700 и К­744, используются вначале для закрытия влаги, затем — для предпосевной обработки. Производительность высокая — минимум 100 гектаров за смену. На паровых участках особенно эффективны в борьбе с корнеотпрысковыми сорняками. Достоинства КБМов — хорошее выравнивание поля и сохранение влаги, малое тяговое сопротивление, малый расход топлива… Урожайность на обработанных этими орудиями полях — 30­-35 центнеров с гектара».

А недавно комплекс почвообрабатывающей техники конструкции Н.Мазитова одобрен выездным заседанием секции механизации отделения сельского хозяйства Академии наук РФ в Казани, в котором участвовали представители многих регионов России.

Назиб Мазитов считает, что аграрные власти должны более активно внедрять на поля отечественные разработки, стимулировать эту работу, то есть заниматься не декламированием импортозамещения, а конкретной работой в этом направлении. И не устает выступать в данном ключе на различных форумах, в журналах, газетах. С присущими ему пафосом, публицистическим запалом и критическим уклоном, часто, что называется, на грани фола. Делу своему он посвятил всю свою жизнь и не сворачивает с этого пути до сих пор.

 

Владимир ТИМОФЕЕВ.

На снимке: Назиб Мазитов.

Фото автора.

Вернуться в раздел "Время и люди"

Комментарии: