Дачи больше нет?

10 мая 2018

Весна, наконец-то, прогнала зиму восвояси, снег растаял, и люди ринулись на дачи: копать, сеять, белить плодовые деревья, убирать­ прошлогоднюю листву с ягодных плантаций. Да мало ли дел найдется сегодня на дачном участке — только успевай. Но вот досада: из нашего лексикона должны исчезнуть окрашенные романтизмом слова «дача» и «дачники». С 1 января 2019 года на территории страны начинает действовать  новый Закон под названием «О ведении гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Как заметил председатель правления Союза садоводов Татарстана Владимир Дейнекин, пока мы опираемся на старый Закон «О садоводчес­ких, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан», в народе именуемый просто 66­м зако­ном. Но уже нужно учиться жить по­новому, готовиться, адаптироваться, привыкать, хочется этого или не хочется…

Мы сидим с Владимиром Федоровичем в его небольшом рабочем кабинете, забитом всякого рода бумагами. На столе перед ним лежит толстая подшивка нового Закона, который Дейнекин вертит с нескрываемой недоброжелательностью. Интересуюсь:

— Вам не нравится этот закон, Владимир Федорович? Почему?

— А он не только мне — всем не нравится, садоводы возмущены и озадачены в первую очередь потому, что его спустили без нашего ведома, без обсуждения! Многие председатели садовых обществ говорят, что этот закон — путь к развалу… Почему, к примеру, «для собственных нужд»? Это неправильно, наши садоводы активно помогают выполнять продовольственную программу в стране, делятся излишками продукции, а не только себя ими обеспечивают.

— Слышала, что в старом 66-м законе тоже было много недоработок, более того, садоводы требовали радикальных в нем изменений, из-за чего вносилось много поправок.

— Это так. В 66­й закон предлагалось много поправок. Я лично выступал в Совете Федерации, в Госдуме по поводу некоторых пунктов последней редакции. Все пришли к выводу, что она не годится, в таком виде закон принимать нельзя, нужна переработка… И вот нам «спустили» совершенно новый вариант, который не обсуждался: не хотите, мол, прежний, не можете прийти к консенсусу, так вот вам наш закон — берите и пользуйтесь. Но мы же хозяева своей страны, как можно без обсуждения?

— Какие новшества в садоводстве и огородничестве появятся благодаря новому закону?

— Отменены такие категории, как садоводческое некоммерческое партнерство и кооператив, осталось только товарищество. И это положительный момент, я о нем давно говорил и предлагал такой расклад нашим законодателям. Почему? В партнерствах и кооперативах материальные ценности (скважины, трансформаторы, дороги, заборы, дома охранников), которые создаются садоводческими товариществами, автоматически переходят в собственность юридического лица. А в товариществах они считаются совместной собственностью. Чувствуете разницу? Садоводческое товарищество, кстати, является одной из форм собственников недвижимости. Еще одна новация: по новому закону можно строить в садовом обществе жилой дом и регистрировать его как место проживания. Но я думаю, что это ложный путь. Посудите сами, получив участок и построив в садовом обществе хороший дом, люди вскоре поймут, что они живут в убогом пространстве… Главная проблема — дороги. Думаю, что надо бы государству дать людям возможность строиться в других местах, в тех поселках, где есть развитая инфраструктура (школа, садик, почта и т. д.) В садах же на это рассчитывать не приходится, потому что земли общего пользования плохо спроектированы и плохо обслуживаются. Вот пример. В садоводческом обществе «Якорь» в Лаишевском районе один гражданин построил добротный дом, подвел газ, дорогу сделал, а сейчас продает… И знаете почему? Понастроили огромные заборы, а ширина аллеи — всего четыре метра. Чистить зимой такую аллею, чтобы машина проехала, неудобно — снег некуда разбрасывать. Вроде бы мелочь, а очень существенная! Люди осознали, что зря потратили большие деньги и силы. А вообще у нас в садах сейчас ютятся те, у кого нет средств на покупку нормальной квартиры… Сады должны быть зоной отдыха, а не местом постоянного проживания.

Вопросов без ответа новый закон вызывает много. Например, если у вас два, три или четыре участка, сколько голосов вы будете иметь на собрании? Закон по этому поводу молчит…

Неопределенность есть и в оплате взносов, хотя законодатель пошел на все, чтобы сделать прозрачными платежи и не дать им уходить на сторону. Теперь по закону садоводческие товарищества должны вносить платежи только через банк, хотя это нарушение нашего законодательства, прав людей. Ведь есть Гражданский Кодекс, в котором сказано, что гражданин может оплачивать некоммерческие платежи и наличными, и безналично. А теперь рядовой садовод должен отстоять сначала в очереди, чтобы попасть в свою бухгалтерию и получить правильный счет, затем нужно идти в банк и тоже отстоять в очереди… А еще требуется заплатить комиссионные банку. А если банк вдруг лопнет? Сохранности вклада государство не гарантирует. Случилось же у нас подобное, когда лопнул Татфондбанк. Считаю, что в новом законе должно быть обозначено, хотя бы в приложении, что вклад садоводческого товарищества имеет гарантию.

Еще замечание относительно прав садоводов, не являющихся участниками садоводческого товарищества. По новому закону они имеют право присутствовать на собрании садоводческого товарищества и даже голосовать за составление сметы, требовать и получать все документы. Но как так можно? Это все равно, что не быть гражданином того или иного государства и голосовать за его бюджет… Пусть присутствуют на собрании, но без права голоса.

— Закон уже принят, можно ли как-то его изменить, улучшить?

— Работаем над поправка­ми по всей России, у меня лич­но их уже двадцать с лишним. Например, я предлагаю не допускать заочного голосования садоводов при принятии сметы, советую в отдельный реестр внести сведения о садоводах­индивидуалах и т. д. Мне также хотелось бы, как председателю правления Союза садоводов Татарстана, чтобы закон закрепил обязательное обучение­ председателей садового товарищества, что очень важно. Нам также нужен общественный совет садоводов для обратной связи, ведь Татарстан — большая республика, очень трудно со всеми напрямую поддерживать связь.

Схематично прописаны в законе и обязанности садоводов. Например, фиксируется, что на собрании могут присутствовать не сами садоводы, а их представители. А в предыдущем законе были уполномоченные и доверенные лица. В принципе, это одно и то же, но все же хотелось бы сохранить уполномоченных, которым выдается мандат для голосования от определенного количества садоводов, не сумевших присутствовать на собрании. Это создаст кворум, собрание будет легитимным. Пока такого нет. Зато обозначены в новом законе очные, заочные и очно­заочные собрания. Это когда садоводы, не желающие идти на собрание, пишут ответы на вопросы на листочках. Их собирают, оглашают — таков алгоритм действий очно­заочного собрания…

— Предполагается ли в Татарстане разработка и принятие собственного закона по садоводству?

— Мы обсуждали этот вопрос с нашими депутатами в Госсовете. Такое возможно, но этот документ не должен противоречить основному закону. Недавно в Лаишевском районе мы собирали садоводов и дачников, которые живут в лесном фонде. И те нас спрашивают: а как мы теперь будем существовать? Раньше, до принятия нового закона, у них все было несколько иначе. А сейчас появилась «лесная амнистия», появился целый пласт «партизан», который мы пока не осваивали… Они к нам не шли, потому что хотели жить вольно, в лесу… А теперь они становятся нашими, просят дороги и прочие блага. Откуда брать средства, как быть? Новый федеральный закон пока ответов не дает, все надежды на собственный…. Надеюсь, что время обязательно внесет в федеральный закон свои изменения, а мы получим региональный документ с учетом того, как к садоводам относятся в Татарстане.

 

Интервью взяла

Людмила КАРТАШОВА.

Вернуться в раздел "Актуально"

Комментарии: