Кто хочет в село?

25 января 2018

Село живет напряженной, трудовой, созидательной жизнью. В мастерских и на машинных дворах идет ремонт техники, на комплексах и фермах несут каждодневную вахту животноводы. Каждый день село кормит город хлебом, мясом и молоком, картофелем и овощами.

В то же время в сельском хозяйстве обостряется кадровая проблема. То и дело приходится слышать: «Вот еще пять-шесть лет, и мы уйдем на пенсию. А кто вместо нас? Желающих работать на полях и фермах все меньше…».

В связи с этим наш корреспондент встретился с заместителем министра сельского хозяйства и продовольствия РТ Олегом Земсковым и попросил его ответить на вопросы.

— Олег Владимирович, все чаще в селах и деревнях руководители хозяйств говорят о кадровой проблеме. Насколько она остра?

— В целом наши сельхозпредприятия имеют определенный запас прочности. Однако проблема кадровой обеспеченности агропромышленного комплекса налицо и с каждым годом она становится все острее. Как по специалистам, так и по рабочим профессиям. Сегодня из 932,5 тыс. человек, проживающих в сельской местности, в АПК работают лишь 75, 4 тыс. человек или 8% из этого количества. На текущий момент обеспеченность хозяйств специалистами составляет 91%. Не хватает агрономов, инженеров, экономистов, зоотехников, ветеринарных врачей. Такая же ситуация по механизаторам и животноводам.

— Как это сказывается на производстве сельхозпродукции?

— Пока на производстве дефицит кадров по большому счету сказывается не столь существенно. Мы в целом вовремя и почву обрабатываем, и сеем, и убираем — у нас нет заброшенных земель. И скот кормим и доим. И даже наращиваем производство продукции...

— Как же это удается?

— Просто в иных хозяйствах люди работают, образно говоря, и за себя, и за того парня. А куда деваться? Не оставлять же поля не засеянными, а коров не доенными? Возрастает нагрузка и увеличивается производительность труда. Где­то это происходит за счет технического прогресса: приобретения посевных комплексов, современных тракторов и комбайнов — с кратным увеличением производительности по сравнению с предыдущим потенциалом машинно­тракторного парка; где­то за счет строительства новых животноводческих комплексов и ферм с доильными залами, позволяющими увеличивать производство продукции даже в условиях нехватки кадров. Но в немалой степени нормальное функционирование отрасли происходит, увы, за счет сверхнормативной нагрузки и на работающих специалистов, и на работников массовых профессий. Есть районы, где, например, один агроном обслуживает 12 тысяч гектаров при рекомендуемой норме не более 4 тысяч гектаров. Вот и представьте режим его работы и отдыха. А это же не машина — человек…

Хорошо, что это пока — не типичное явление.

— Какие факторы обостряют ситуацию?

— Почему люди уходят из сельского хозяйства? Первая причина — низкий уровень заработной платы. Если взять данные в разрезе районов, то мы увидим далеко не радужную картину. Целый ряд районов не дотягивает даже до уровня 20 тысяч рублей в месяц. И это — при сверхнормативных нагрузках.

Второй серьезный фактор — жилищная проблема. Ребята уходят в армию, возвращаются, подыскивают девушку — приходит время жениться, создавать семью. А жить негде. Если только у родителей. Потому что построить собственный дом нет средств. Даже если взять ипотечный кредит, его крайне затруднительно будет погашать — опять­таки из­за низкой зарплаты. Пугает молодых людей и отсутствие стабильности на рынке: нынче хозяйство, где парень работает, на плаву, а завтра может оказаться банкротом. И как погашать банковский займ тогда?

Новое время породило и еще одну проблему — нехватку земельных участков в пригородных населенных пунктах. Иные молодые люди и хотели бы построить дом, да не могут — негде. А дело в том, что даже при наличии в деревне земельных участков их приобретение осуществляется через открытые торги, к которым, как правило, сразу подключаются разного рода толстосумы. И даже если ты первый парень на деревне, и ты любишь свою малую родину, и ты хочешь остаться здесь жить и работать, участка тебе не видать…

— Но ведь так не везде?

— Можно назвать хозяйства, где среднемесячная зарплата существенно выше среднереспубликанской по АПК. В их числе, например, ООО ТК «Майский» Зеленодольского района — 42,6 тыс. рублей, ООО «Челны­Бройлер» и ООО «Камский бекон» Тукаевского — соответственно 38,1 тыс. и 34,9 тыс. рублей, ОАО ПК «Ак Барс» Пестречинского района — 31,5 тыс. рублей, ООО «Цильна» Дрожжановского района — 30,3 тыс. рублей, КФХ «Сафиуллова Р.Г.» Тетюшского района — 32,5 тыс. рублей и т.д. Конечно, в таких хозяйствах кадровая проблема решается легче. Да и в целом уклад самой жизни на селе там совсем другой, потому что появляется больше возможностей и для саморазвития: занятий спортом, художественной самодеятельностью, посещения театров и зрелищных мероприятий. А это все тоже очень важно.

— Какие меры предпринимаются для закрепления кадров? Достаточные или они?

— Во­первых, работает целая система поддержки самого сельского хозяйства. Работают и федеральные, и республиканские программы. О них вы много пишете. Без такой поддержки невозможно представить нормальное функционирование агропромышленного комплекса. Если в цифрах, то для АПК Татарстана из всех источников финансирования ежегодно выделяется более 20 млрд. рублей.

Во­вторых, принимаются меры по материальному стимулированию тех, кто работает в АПК. Так, ежегодно проводится конкурс для специалистов, для 100 победителей которого выделяются гранты по 100 тысяч рублей каждый. Плюс к этому в этом году 200 лучших комбайнеров также были удостоены грантов такого же номинала. Отдельные конкурсы с более скромными премиальными суммами проводятся для молодых специалистов и молодых комбайнеров.

В­третьих, действуют стимулы для выпускников аграрных вузов и средних профессиональных заведений. Так, с прошлого года каждому выпускнику вуза, приехавшему работать в сельском хозяйстве, выплачивается по 300 тыс. рублей подъемных, а молодому специалисту со среднетехническим образованием — 150 тысяч. В течение первого года работы этим специалистам доплачивается к основному заработку по 7,5 тыс. рублей ежемесячно. Лучшим студентам аграрных вузов и техникумов выплачиваются именные стипендии. Имеется также программа целевого платного обучения молодых специалистов, согласно которой заинтересованное хозяйство выплачивает 50% стоимости обучения.

Что касается жилищной проблемы на селе, то тут главная надежда — на государственную программу развития сельского хозяйства, согласно которой выделяются бюд­жетные средства для обеспечения жильем молодых специалистов. Согласно ей, включенному в программу застройщику компенсируется 70% стоимости нормативного жилья.

Действует также программа строительства арендного жилья. По этой программе в 2017 году, например, сдан 41 дом — 3 квартиры и 38 индивидуальных домов. В стадии строительства еще 170 домов.

Особое внимание в последние годы уделяется развитию малых форм хозяйствования, являющихся фундаментом сельского уклада жизни. Практика показывает, что чувство хозяина, рачительное использование имеющихся резервов плюс поддержка государства позволяют фермерам и владельцам личных подсобных хозяйств вести рентабельное производство, накапливать средства на строительство жилья. И можно привести немало примеров, когда молодежь, видя это, остается на селе, продолжает дело своих отцов и матерей.

— И все же, похоже, что всего названного Вами недостаточно, если отток работников из АПК не прекращается…

— На сельских территориях уже не первый год действуют более трех десятков федеральных и республиканских программ, и наши села и деревни постепенно преображаются, становятся более привлекательными для жизни. Практически все населенные пункты, даже самые маленькие, в Татарстане газифицированы. Обновляются системы энергоснабжения. Строятся дороги с твердым покрытием. Ведется строительство и ремонт школ, детских садов, клубов, фельдшерско­акушерских и ветеринарных пунктов, магазинов и т.д. То есть улучшается социальная инфраструктура.

С другой — те проблемы, о которых я сказал, действительно, год от года обостряются. Ведь что происходит? На недавней встрече с 50 студентами аграрных вузов на вопрос, кто из них желает по оконча­нии вуза трудоустроиться в сельс­ком хозяйстве, руку поднял только один. Это горько, но не удивительно. Ведь та же самая программа строительства жилья на селе, о которой я упоминал, с каждым годом скукоживается. Так, если в 2014 году на ее реализацию было выделено 1378,8 млрд. рублей, что крайне мало, то в 2015­м году — 415,4 млн. рублей, в 2016­м — 365,7 млн. руб., в 2017­м — 223, 2­ млн. руб­лей. В 2015 году жилье построило 612 семей, в 2015­м — 392 семьи, в 2017­м — 217 семей. Кривая идет вниз! При этом обращаю внимание, что эта программа создана не только для работников АПК, она включает всех, кто работает на селе: учителей, врачей, работников культуры и т.д.

Отрадно, что во многих хозяйствах используют собственные возможности для решения жилищной проблемы: помогают своим работникам беспроцентными займами, более дешевыми строительными материалами, бесплатным транспортом.

В то же время, очевидно, что нужны более решительные и кардинальные меры со стороны государства. И мы над этим работаем. В настоящий момент мы разрабатываем новую республиканскую программу строительства жилья для выпускников аграрных вузов, трудоустроившихся на селе. Финансовая основа ее действия: 70% стоимости нормативного жилья — из республиканского бюджета, 30% — за счет средств заинтересованных хозяйств. Правда, тут вопрос будет упираться в возможности республики и хозяйств, а они не безграничны.

 

Интервью взял

Владимир Белосков.

Вернуться в раздел "Под острым углом"

Комментарии: