Страсти зеленого берега

07 июля 2016

Вдали от шумных дорог, в окружении пахучего разнотравья и голубоглазых водоемов спряталась в Лаишевском районе деревенька Кзыл-Иль. В переводе с татарского — «красивая страна». По соседству с деревней неспешно несет воды река Меша, словно дородная крестьянка нарядившаяся в летний зной в синий сарафан с каймой из полевых цветов. Дух захватывает — такая благодать исходит от уголка нетронутой дикой природы, чудом сохранившегося в современном железобетонном мире.

И вот в этой деревушке кипят нынче страсти нешуточного накала: народ взбудоражен так, что письма летят не только в Казань, но и в Москву.

 

 

Прощай,

красивая деревня

Вот выдержки из одного такого письма, подписанного жителями деревни: «Нас, жителей деревни Кзыл­Иль Лаишевского района, очень беспокоят участившиеся в последнее время визиты так называемых «специалистов по продаже земли». Все наши вопросы игнорируются. И только из интернета мы узнали, что вся прибрежная полоса реки Меша, по которой наши родители, мы, наши дети и теперь внуки бегали купаться, поделена на участки и распродается. У новых собственников появилась безумная идея засыпать озеро. Видимо, под земельные участки им земли не хватает. А наше­ озеро — это славное украшение нашей земли, как и живописные берега самой реки Меша, к которым, как теперь выясняется, нам путь закрыт…»

…Дорога с трассы свернула направо к селу Березовка, потом мы как­то неожиданно нырнули в густую зелень, запрыгали по грунтовке. По обеим сторонам раскинулись ковры из ярко­розового иван­чая вперемешку с голубыми цветками цикория и желтыми зверобоя. И вдруг этот красивый летний пейзаж неожиданно закончился грубыми земляными отвалами — мы въехали в деревню Кзыл­Иль.

За рулем Леонид Гузенфильд — у него в Кзыл­Иле дом, который он пока использует под дачу. Проживает здесь с семьей все лето напролет, и давно бы официально прописался в деревне, да боится потерять городские, прежде всего медицинские, льготы для сынишки. Как, впрочем, и многие другие жители Кзыл­ Иля, имеющие прописку в Казани. В деревне сейчас шесть десятков домов, 14 жителей здесь прописаны и живут на постоянной основе. Например, пенсионерка Галия Беглова находится здесь с ранней весны до поздней осени. Хотя было­ время, когда ее семья постоянно­ проживала в Кзыл­Иле. Жизнь так сложилась, что все домочадцы разъехались, пожилой женщине одной стало трудно справляться, особенно зимой, с деревенским бытом, а в городской квартире хлопот меньше. Но зато в теплое время года Галия­апа целиком посвящает себя сельской глубинке, очень любит деревню­, с которой у нее связано столько добрых воспоминаний. Галия также, как Леонид и другие «неофициальные» и «официальные» жители Кзыл­ Иля, глубоко переживает за судьбу деревни и окрестностей. Сокрушается, что дорогу тянут не к месту, что к Меше теперь не подступишься, и покой теперь будет только сниться.

…За деревней рубили деревья и кустарники, валили кучи песка и глины в умирающее озеро, оно уже превратилось в болотце. Над водоемом кружили удивленные птицы, не понимая еще, что их дом разрушен.

Землевладельцы предъявили жителям документы о правах на владение землей, показали эскизный проект на 146 домов с приусадебными участками вдоль Меши. Поселок под названием «Зеленый берег» займет в общей сложности 18 гектаров, будет огорожен и поставлен на круглосуточную охрану. В интернете уже вовсю рекламируется продажа участков от 50 тысяч рублей за сотку.

А в деревне, прослышав о приезде казанского журналиста, народ собрался на улице Зеленой. Устроили что­то типа митинга — говорили­ о своих проблемах и чаяниях, размышляли о том, как дальше жить.

— Не нужны нам ни этот поселок, ни эта проклятая дорога через деревню, весь народ против, — горячилась Галия­апа. — Вон в Курманаково, в Меретяках дороги нужнее — но там не строят. А в Кзыле дорога нужна лишь коттеджному поселку, который возводится в нашем райском уголке.

— Очень люблю свою деревню — тишина, природа красивая, — говорит Ахат Гизатуллин. — Вот мой дом по весне топят талые воды с поля, но потом они уходят. А построят асфальтовую дорогу, талой воде некуда деваться — и наша­ сторона улицы вся в воде окажется. Эта вода в озеро у деревни стремилась, а сейчас его засыпали…

— Очень грустно — с нами никто не считается. Всю нашу улицу перепахали, — жалуется Миннугур Бадриева. — У меня в хозяйстве козы, кролики, куры, у других наших жителей живность на подворьях — где мы ее пасти будем, где корм заготавливать? Еще над нами низко самолеты летают — рядом аэропорт, 10 км всего. Нас даже предупреждали: в очках на самолеты не смотрите, чтобы летчиков не ослепить. А тут целый коттеджный поселок появится…

 

 

Кто круче?

У каждого гражданина есть право на природные богатства. Независимо, богатый он или бедный. Это и в Конституции записано. В том, что в последнее время у горожан обострилась тяга к природе, нет ничего удивительного: экология городов оставляет желать лучшего, да и картошку с морковкой лучше есть свои, а не купленные в магазинах. Муниципальные власти, по закону имеющие право распоряжаться землей в пределах административных границ, используют этот обострившийся спрос на земельные участки в интересах своих территорий и проживающих на них коренных жителей: средства, поступающие от проводимых земельных аукционов, идут на благоустройство населенных пунктов, решение всевозможных социальных проблем. Не случайно и глава Егорьевского сельского поселения Рифат Хамидуллин приезжает в Кзыл­Иль, как на работу: ходит по деревне, успокаивает народ:

— Все будет хорошо, уверяю, я же ваш глава, я за вас, сельчане…

Начальник отдела строительства и ЖКХ исполкома Лаишевского муниципального района Андрей Рябинин на сходе жителей деревни заявил, что строящаяся дорога «предусмотрена по проекту и в целях пожарной безопасности». Ни в районном бюджете, ни тем более в сельском поселении таких денег, чтобы проложить асфальтированную дорогу по деревне, нет. Так не лучше ли создавшейся возможностью воспользоваться, чем сопротивляться?

Часть жителей, похоже, раскусили преимущества от строящегося поселка, не случайно в их рядах обозначился раскол: одни — «за», другие — «против».

И все же: из­за чего сыр­бор? А суть вот в чем: если бы владельцы земельных участков — некие А. Гарифуллин, Э. Гарифуллин и А. Привалов — размежевали и зарегистрировали территорию не между деревней и рекой, а вверху или внизу по течению, да предварительно пообщались бы с народом, возможно, такого конфликта бы и не случилось. Но получилось так, что новоявленные хозяева участков посчитали, что они круче и у них больше прав на «райский уголок», чем у местных жителей. Принцип равноправия соблюден не был. Кзыл­ильцев бесцеремонно как бы оттеснили плечом от берега. Хотя известно, что даже при равных правах у местных, коренных жителей прав все­таки больше и с ними, по крайней мере, надо считаться. Тем более, что их тревоги не беспочвенны.

— Нам внушают, что жители этого поселка якобы будут такими же жителями, как и жители нашей деревни,­ говорит Леонид Гузенфильд. — Это неправда, равные права местных жителей на природные богатства уже ущемлены. К тому же поселок строится в водоохранной зоне, где запрещены выгребные ямы. А куда будут сливать нечистоты, в Мешу? Берег этой реки в районе населенных пунктов Карадули, Караишево, Обухово, Паново уже загадили. Очистных там нет — все в старушку Мешу и в почву сливают...

— Я был в тот день в Казани, — рассказывает житель Кзыл ­Иля Ахат Гизатуллин, всю жизнь, а ему под 70, здесь проживший. — Дома оставалась лишь моя 90­летняя мама. И вот они приехали, всю улицу нашу Зеленую раскурочили, а мою клумбу­, которую я так любовно отстраивал напротив своего дома, цветы на ней высаживал — с землей сравняли… Не поверите, я когда это увидел — заплакал от обиды и бессилия…

 

 

«Моя хата с краю…»

У государства, как известно, есть органы, которые, получая из бюджета народные деньги, должны смотреть, видеть, контролировать и вмешиваться. А что получается здесь? На запрос жителей Кзыл­Иля из Минэкологии РТ ответили, что экологами «с выездом на место проведено обследование данной территории, в ходе которого факт ограждения участка не подтвердился». И вообще, вопросы утверждения схем территориального планирования муниципального района, в том числе выкуп земельных участков в границах муниципалитета, относятся к компетенции местного значения. Вот и обращайтесь, мол, в районный исполнительный комитет.

Министр по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям РТ Р. Хабибуллин в свою очередь перенаправил просьбу жителей Кзыл­Иля в исполком. Из МВД по РТ пришла бумага о том, что обращение жителей переадресовано в Управление Федеральной службы безопасности по РТ «для рассмотрения по компетенции».

А и.о. руководителя исполкома Лаишевского муниципального района А. Карсалов и вовсе, похоже, «забронзовел»: весной нынешнего года он пояснил жителям Кзыл­Иля, что «в соответствии со ст.209 и ст.260 Гражданского кодекса РФ, ст.3 Земельного кодекса РФ собственнику недвижимого имущества принадлежат права владения, пользования и распоряжения имуществом». Недвусмысленно как бы дав понять: новые хозяева земли «что хотят, то и воротят».

…В один из пасмурных дней в конце нынешнего мая все жители Кзыл­Иля дружной толпой, взявшись за руки, вышли за околицу и загородили проезд бульдозерам и прочей дорожной технике. В рядах защитников была и одна из самых пожилых жительниц деревни — маленькая, сухонькая, шустрая Закия­апа Хусаинова. Когда ее более молодая товарка Миннугур Бадриева заявила, что если строители проигнорируют протест жителей и въедут в деревню — она объявит голодовку, Закия­ апа тут же ее поддержала: «Я тоже начну голодовку!»

— Вот мы встали в цепочку, говорим: хоть давите нас, но не пустим, — рассказывала Миннугур Бадриева, когда мы с ней встретились. — Строители отвечают, что нас давить не будут, но, мол, они же по закону действуют, вот разрешительные бумаги на дорогу. Вскоре приехал их бригадир, наш участковый примчался из Державино. Он, кстати, даже и не знал, что земли вокруг деревни все проданы, признался, что первый раз об этом слышит. Участковый нас поддержал, и строители уехали восвояси.

Но вскоре, уже в июне, в деревне состоялся сход, на который прибыло начальство из Лаишева, были глава Егорьевского сельского поселения Хамидуллин и руководитель исполкома Лаишевского района Фадеев со свитой, представитель «Татавтодора» и владельцы «коттеджных» земель. Народа собралось много. Снова на чиновников посыпались жалобы.

Результат — тот же. Пока статья готовилась к публикации, из деревни сообщили: асфальт проложен практически до деревни. У Меши уже начато строительство домов, русло ручья изуродовано для устройства переезда к новым владениям с опушки леса. Рыбы в этом году близ деревни ловится меньше обычного, ягоды еще есть, но они, как и лес, обильно покрыты дорожной пылью. Несмотря на то, что по депутатскому запросу республиканская прокуратура все­таки выявила нарушения при оформлении земель под коттеджи и направила соответствующие предписания, работа на берегу Меши кипит. И это в год защиты водоохранных зон! Обидно…

 

Людмила Карташова.

На снимках: жители Кзыл­Иля на своей улице, пока еще Зеленой…

Вернуться в раздел "Под острым углом"

Комментарии: