Теленок родился...

01 февраля 2018

2018 год Министерство сельского хозяйства и продовольствия РТ объявило годом направленного выращивания племенного молодняка. Что это такое? А смысл такой: хорошая корова получится только из хорошей телочки.

Казалось бы, банальщина несусветная. Ну кто станет возражать против такой логики? Аксиома! Истина, не требующая доказательств.

Тогда что побудило руководство министерства так заострить внимание на одном из аспектов молочного животноводства, расписанном во всех вузовских учебниках аграрного профиля? Ответ очевиден: топтание на месте. Это если говорить по­крупному, с высоты, так сказать, мировых тенденций и показателей. Если же подходить объективно, с учетом всего и вся, то правильней будет сказать — слишком медленное продвижение вперед в отрасли, считающейся якорной в АПК Татарстана.

Судите сами: в прошлом году надой молока на корову в республике составил 5447 кг. Если сравнить этот результат с показателями, скажем, 30­летней давности, то прогресс, конечно, налицо. В те времена за надои свыше 3000 кг молока­ на корову давали ордена и медали. Но проблема в том, что сегодня на выручку от реализации молока с нынешней, значительно увеличившейся продуктивностью коров мо­жно приобрести необходимых­ селу товаров значительно меньше, чем три десятка лет назад. По сравнению­ с зерном, молоком, мясом цены на технику, запчасти, строительные материалы, ГСМ, электроэнергию, газ — то, что нужно селу, скакнули за это время опережающими темпами. Особенно больно этот диспаритет цен ударил по аграрному сектору в 90­е годы, заставив хозяйства поначалу набрать многомиллионные кредиты в надежде на последующее списание долгов, а потом, когда этим надеждам сбыться было не суждено, привел к банкротству и лихорадочному поиску спасения села любой ценой.

Сейчас мы имеем то, что имеем: более половины пашни и поголовья молочного скота — у крупных инвесторов и сократившееся поголовье скота в личных подсобных хозяйствах.

Однако наш разговор — не о формах хозяйствования. Сейчас, когда на российском рынке цены на сельхозпродукцию сформировались ниже прошлогодних, в том числе на производимые в республике зерно, сахарную свеклу, маслосемена подсолнечника и рапса, а также на молоко, финансовая ситуация в АПК обострилась настолько, что заставляет с новой силой искать резервы. И не только для решения сиюминутных задач, но и на перспективу. И то, что Минсельхозпрод РТ обратил внимание именно на молочную отрасль, вполне естественно: это наша, татарстанская отрасль — молочная река у нас большая, самая большая в России, и в этой реке есть, где развернуться.

5447 кг молока на корову в год — это неплохой показатель. Но в России есть регионы, где давно уже получают более 6000 кг.

Но бог с ним, с честолюбием. Возьмем экономику. Мы попросили экономистов Минсельхозпрода РТ подсчитать, каковы затраты на корову до третьего отела. Почему до третьего? А просто больше двух­трех лактаций коровы у нас не живут — идут под нож, на мясо. По разным причинам, не будем вдаваться в подробности. Так вот, нам представили такие данные: примерно 220 тыс. рублей. Вот давайте и прикинем. Если за две лактации корова даст нам 11 тыс. кг молока, умножим эту цифру на 20 руб., будто бы это средняя по году цена реализации, и что получим? А получим те же 220 тыс. рублей. Это означает, что с таким пожизненным надоем корова сама себя, может быть, экономически и оправдывает, но не дает дохода для расширенного воспроизводства хозяйства, не дает прибыли.

Да, корова за это время даст двух­трех телят, а это тоже доход. Но ведь и часть надоенного молока уйдет не на молзавод, а на выпойку­ этим телятам, а это как бы минус. А цена реализации — это такая ненадежная штука, будто та девушка в кинофильме «Сбежавшая невеста­»: вроде бы вот, уже под венцом, а на миг отвлекся, глядь, а ее уже и след простыл. Какие только «предъявы» не делают сельчанам переработчики, лишь бы сбить цену: то засоренность высокая, то — плотность низкая, то — кислотность излишняя, то антибиотики в молоке… А то и объяснений никаких не делают: снизили дружно цену, и все.

Как бы то ни было, нашим сельхозпроизводителям, если мы хотим быть конкурентоспособны, ориентир по продуктивности молочного стада надо держать на мировой уровень. А это — 8­9 тысяч килограммов молока на корову. Скажете, бред сивой кобылы? А куда деваться? Если сейчас, при разных запретах давление на отечественный рынок идет такой нешуточный, что цены на молоко стали падать даже зимой, то что будет, когда, рано или поздно, барьеры для международной торговли снова будут убраны? Ведь мы же в ВТО! Тем более в условиях, когда господдержка сельхозпроизводителей во многих развитых странах существенно весомей, чем у нас, рассчитывать надо, прежде всего, на себя.

Есть выражение: «Мечтать не вредно…». Но вот данные Минсельхозпрода РТ: в 22­х обследованных передовых хозяйствах республики первотелки дают по 18,6 — 29 кг молока в сутки. 29 кг — это показатель в ООО СХП «Нырты» Сабинского района. Умножим 29 кг на 305 дней лактации — получим цифру 8845 кг. Вот вам и мировой уровень!

Конечно, путь к большому молоку начинается с теленочка. И даже не тогда, когда он уже появился на свет, а еще когда он в утробе матери. И то, что Минсельхозпрод из технологической цепочки вычленил именно это звено, этот момент, заострив на нем особое внимание, в том числе и глав районов, безусловно, оправданно. Помнится, был на вечерней дойке у фермера Владимира Игошина. Много интересного довелось увидеть, многое он рассказал. Положа руку на сердце, скажу, что уж очень душевным отношение фермера к своим коровам и телятам не назовешь. Все­таки это, как ни крути, не домашние буренки и молодняк. Их у Игошина более ста голов, из которых 40 — дойные. Всех, как говорится, не поцелуешь. Наемные работники на ферме есть и у него, а это тоже говорит о многом.

Но что он делает? Он из огромного перечня вакцин, можно сказать, опытным путем нашел ту, которая, попав в организм коровы, позволяет и ей быть здоровой, и теленку. Это помимо продуманной организации кормления коров. А далее: получив здорового теленка, он два месяца поит его сначала молозивом, а потом теплым молоком матери — по 5­6 кг в день.

Специалисты скажут: а не жирно ли столько молока на телят тратить? По технологии­то можно и пораньше на заменители переходить. Но это жизнь заставляет Игошина так поступать. Он сейчас получает по 600 кг валового надоя. Примерно 400 кг он продает на рынках Заинска и Альметьевска по 35 рублей за килограмм. А куда остальное? Продать заготовителям? Но частные заготовители ему предлагают 15 рублей за литр — практически ниже себестоимости. «Да лучше я выпою все оставшееся молоко телятам — сэкономлю таким образом на разных добавках…», — говорит он. Поэтому, кстати, телята у него получают порой и 8­9 литров молока в день — лишнего, но это другая изнанка молочного производства: не выливать же молоко в овраг…

Передовых хозяйств, получающих­ на корову по 7­8 тысяч и более килограммов молока в год, в республике немало: СХПК «Племенной завод им. Ленина» Атнинского, ООО АПК «Продпрограмма» Мамадышского, СХПК им. Вахитова и СХПК «Урал» Кукморского, ООО «Цильна» Дрожжановского районов и др.

А теперь зададимся вопросом: что же мешает и другим хозяйствам развивать молочное производство более динамично? Приблизиться по продуктивности коров к мировому уровню? Отвечая на эти вопросы, хотим мы или не хотим, а мимо фактов, которые одним словом можно назвать «кошмар», никак не пройти. С фашистскими застенками времен войны можно сравнить те условия, в которых содержатся в иных хозяйствах телята. Малыши там мычат, кричат, орут, стонут.

Что нужно животным, чтобы просто жить? В первую очередь, это воздух, воду и корма. Если этого нет, руководителей и специалистов надо привлекать к уголовной ответственности за издевательства над животными. И ведь есть факты такого отношения!

Возьмем ООО «Ярыш» Альметьевского района. Согласно технологическому регламенту до двух месяцев телята должны содержаться в индивидуальных клетках или боксах. Так вот, мало того, что в хозяйстве практикуется групповое содержание таких телят, у них нет даже воды, нет в кормушках положенных престартеров — кормовых добавок. А сено, которое дают животным, больше напоминает солому. Отсюда среднесуточные привесы — 300 граммов: телята растут медленно, а телки осеменяются в возрасте «старых дев» — 24 месяца, тогда как положено в 13­14 месяцев. Но как осеменишь телку в возрасте год с небольшим, если она из­за издевательств над ней в этот период похожа на худосочного подростка? Такое же отношение к телятам в КФХ «Бариев» Рыбно­Слободского, ООО «Транс­Молоко» Чистопольского районов.

В КФХ «Галямов Р.А.» и ООО «Газовик» Пестречинского района созданы неприемлемые условия содержания для нетелей: сырость, грязь, занавоженность групповых клеток, резкий запах аммиака. Из­за этого их развитие идет медленно. Мучают телят бескормицей и безводьем в ООО «Урожай» Муслюмовского района. Маленький проем для питья у телят в ООО «Сульча» Черемшанского района. Холодная, замерзшая вода в поилках в КФХ «Ибрагимов» Бавлинского, АО «Авангард» Зеленодольского, ООО АФ «Апас» Апастовского районов. В КФХ «Загидуллин» Альметьевского района в поилках лежит силос, который уже загнил. А в ООО «Абалач» Менделеевского района телятам перекрыли даже воздух, и те задыхаются, будто узники Бухенвальда в газовой камере: здесь вентиляционные шахты существуют только для видимости — они закрыты и не работают.

Стоит ли удивляться, что телята в таких условиях болеют и мрут, как мухи?

Вопрос: почему такое отношение к телятам в частности и к животноводству в целом проявляется в хозяйствах, которые в большинстве своем уже давно стали частными предприятиями, и их «боссы», казалось бы, кровно заинтересованы в высоких конечных результатах? Что за рыбку ловят они в мутной воде?

Если не найти ответов на эти вопросы, вперед идти, а тем более к мировому уровню, будет крайне затруднительно. Если вообще возможно.

 

Владимир Белосков.

Вернуться в раздел "Под острым углом"

Комментарии: