Хранительница дома Молоствовых

29 января 2015

Самая знаменитая татарстанская ель растет в Тетюшском районе близ деревни Долгая Поляна, а точнее — в бывшей усадьбе предводителя уездного дворянства помещика Молоствова, рядом с его домом. Кстати, это единственный сохранившийся до наших дней барский особняк на территории республики, специалисты относят его к ценному памятнику жилой сельской архитектуры классического направления периода эклектики. После реставрации особняк, который часто посещают туристы, стал филиалом Тетюшского краеведческого музея.

Но вернемся к ели. Не так давно пушистая и душистая стала обладательницей сертификата и переходящего кубка. Эти награды выдаются деревьям (!) за, так сказать, особые заслуги перед отечеством в рамках всероссийской программы «Деревья — памятники живой природы». Организаторами акции выступили Совет по сохранению природного наследия нации в Совете Федерации РФ, НПСА «ЗДОРОВЫЙ ЛЕС», МГУ леса при поддержке Федерального агентства лесного хозяйства.

Чтобы стать признанным памятником природы, дерево должно быть старовозрастным, с его именем должны быть связаны реальные исторические события, предания и легенды. Дерево также может иметь отношение к конкретному историческому лицу или просто произрастать в знаковом месте того или иного населенного пункта, являясь его украшением.

Наверное, именно в долгожительстве деревьев, многие из которых живут значительно дольше людей, кроется их удивительная, притягательная сила. За внушительным возрастом деревьев стоят порой яркие, исторические события. Во многих странах старовозрастные деревья берутся под охрану, за ними тщательно ухаживают, стараясь максимально продлить их жизнь, объявляют охраняемыми памятниками природы. Сосна Байкушева в Болгарии, дуб Кайзера в Берлине, Стелмужский дуб — самый старый в Европе... Такие деревья становятся достопримечательностью всей страны. Есть «зеленые» знаменитости и в России: лиственница Петра Первого в ботаническом саду МГУ, дуб, посаженный поэтом Сергеем Есениным в селе Константиново под Рязанью, четырехсотлетний дуб в Ростовской области, обхватить который можно, лишь взявшись за руки вшестером, старая липа (говорят, ей от 300 до 600 лет) в городе Светлогорске Калининградской области. В почетный список уникальных деревьев попала и горно­алтайская ель из Тетюшского района.

А почему бы, например, не внести­ в список знаменитостей трехсотлетний дуб черешчатый на границе Тюлячинского и Сабинского районов, длина окружности его ствола — более четырех метров, а высота почти­ 35 метров. А в Агрызском районе на территории природного заказника­ «Кичке­Тан» вот уже много десятилетий растет удивительная ель с верхушкой, похожей на большую шапку. Об этом дереве ходят легенды. Как­то инспектор заказника Амир Хасанов рассказывал, что более полувека назад, когда он был ребенком, непослушных детишек предупреждали: не ходите далеко в лес, опасно, под елью сидит медведь.

— Когда работники Министерст­ва лесного хозяйства республики узнали о федеральной программе, посвященной старовозрастным деревь­ям России, тут же составили заявку­ для участия в акции, — рассказыва­ет директор ГПКЗ «Долгая Поляна» Василий Никитин. — Кстати­, в составе сертификационной комиссии, которая принимает решения о праве­ того или иного дерева войти в программу, значатся директор Департамента государственной полити­ки и регулирования в области лесных ресурсов Юрий Гагарин, главный редактор журнала «Живой лес» Людмила Дмитриева, известный уче­ный и телеведущий Николай Дроздов и многие другие достойные люди.

Представители этой комиссии обследовали тетюшскую ель, определили ее возраст — 125 лет. А затем состоялось торжественное чествование зеленой красавицы, первого в Татарстане дерева, получившего статус памятника живой природы. Около ели установили информационную табличку с указанием вида дерева, его описанием и точным возрастом. Руководству «Долгой Поляны» вручили сертификат, переходящий кубок, а также список рекомендательных оздоровительных процедур — ведь коль дерево попало в программу, то место его произрастания становится особо охраняемым и приобретает статус ООПТ. Под елью сделали настил, чтобы не портить корневую систему. Место ведь бойкое, рядом музей, народа много под елью ходит. А уж после того, как дерево прославилось, поток туристов к нему и вовсе увеличился. Все теперь стремятся не просто посидеть на лавочке под елью, но и загадать заветное желание, которое должно исполниться. А молодожены со всей округи повадились под заповедным деревом клясться друг другу в вечной верности.

…Ель в Долгой Поляне сразу же притягивает к себе, словно гипнотизирует: величием, красотой, удивительной живительной силой. Вот и я, впервые увидев это дерево поздней осенью несколько лет назад во время знакомства с природным заказником «Долгая Поляна», тут же пошла к нему: почудилось, что оно позвало, хотело что­то рассказать. Мохнатые темно­зеленые ветви доверчиво свесились вниз, словно пытались обнять. Я села на лавочку под деревом, задумалась, прислушиваясь к звукам леса, вглядываясь в стальную ленту Волги вдали. Мысли невольно унесли в далекое прошлое, лет этак на сто с лишним назад, когда ель еще была молоденькой елочкой — интересно, что она видела и слышала, свидетельницей каких историй могла быть… Как жаль, что деревья не умеют разговаривать! Вдруг возле меня присела женщина и заговорила стихами.

«Уголок России живописный есть

Загляденье просто,

глаз нельзя отвесть.

Воздух — наслажденье,

Листьев — аромат…

Царственно спокойно

там деревья спят.

Уголок России живописный тот

Долгою Поляной окрестил народ».

Улыбнувшись ласково и мягко, женщина представилась: Татьяна Владимировна Железнова, жительница деревни Долгая Поляна, специалист природного заказника 2­й категории, по совместительству экскурсовод музея особняка Молоствовых. Она тут же сообщила, что автор только что прочитанных ею стихов — Елизавета Владимировна Молоствова (дочь действительного статского советника, члена Казанской судебной палаты В.Б. Бера), супруга предводителя Тетюшского уездного дворянства и владельца особняка Долгая Поляна Владимира Германовича Молоствова. Сам он трагически погиб в 1918 году, а его жена прожила в поместье до августа 1936 года, до своей смерти.

— Могила супругов, которые были очень привязаны друг к другу, внизу, в их некогда любимом фруктовом саду, тянувшемся до самой Волги, — указала рукой Татьяна Владимировна.

Справа прямоугольным лысым пятном на фоне густых деревьев про­сматривалась так называемая Кроличья поляна. Свое название она получила в годы Великой Отечествен­ной войны — здесь располагалась ферма по разведению кроликов. Еще одна поляна — Деревушенская, выходит прямо на крутой обрывис­тый берег Волги. Чуть поодаль примостилась Каменная поляна — ровное плато площадью 10 га, под слоем его почвы на глубине 20­30 сантиметров находится сплошной каменный бут. Эту поляну облюбовали­ занесенные в Красную книгу РТ жуки­олени, названные так за свои ветвистые наросты, напоминающие фор­мой оленьи рога. Да в таком ог­ромном количестве, что летом шагу­ по поляне не ступишь — кругом жужжат «олени». Кстати, название Долгая Поляна произошло от этих самых полян, которых тут очень много.

Рассказ Татьяны Железновой о событиях столетней давности оказался познавательным и очень интересным, я включила диктофон, чтобы ни словечка не пропустить.

— На сохранившемся фундаменте старого деревянного барского дома в Долгой Поляне был построен новый — в стиле готического замка со смотровой башенкой и балконом. В нем после венчания в 1899 го­ду поселились молодожены Владимир и Елизавета Молоствовы — очень образованные и интеллигентные люди. Они слыли хорошими агрономами, селекционерами, а также­ прекрасными ландшафтными дизай­нерами. В их саду росло одних только яблонь более пятисот. Сад этот — настоящее произведение искусст­ва. Он был очень продуманно сделан­ в виде террас. На первом располага­лись морозоустойчивые деревья, на втором — более теплолюбивые, наконец, на третьем ярусе росли самые нежные растения. Буквально к каждому дереву поступала вода из поливочной ямы. В имении имелся свой небольшой винокуренный заводик, на котором в зимнее время работали крестьяне, перерабатывая плодово­ягодную продукцию. Особой гордостью сада считался каскад из прудов, питающихся родниками, расположенными на разных уровнях­. Таким образом, вода переливалась из одного пруда в другой по желобам и поступала непосредственно в поливочную яму. В этих прудах Молоствовы разводили форель.

Вздохнув с сожалением, Татьяна Владимировна добавила, что к настоящему времени от прудов мало что осталось, они высохли, и только полукруглые углубления в почве указывают на то, что когда­то здесь плескался водоем.

— Впрочем, еще не все потеряно, — неожиданно оживилась Татья­на Владимировна. — С тех пор, как в Долгую Поляну пришли экологи, особенно после организации на этой территории природного заказника «Долгая Поляна», ситуация стала меняться. В саду появилось немало новинок, например, обустроен родник «Елизавета», приведено в порядок и огорожено семейное захоронение Молоствовых. А еще планиру­ется вернуть к жизни великолепные молоствовские пруды, по этому поводу целый план разработан, который постепенно начинает осуществляться. Так что не за горами день, когда «Долгая Поляна» станет очень востребованным объектом в экологическом туризме. И я ведь это не просто так говорю, не голословно. Есть в этой местности удивительное притяжение. Как­то в Долгую Поляну приезжал Минтимер Шарипович Шаймиев. Мне выпала честь вести экскурсию, рассказывать высокому гостю о достопримечательностях имения Молоствовых, знакомить с уникальной природой. Минтимер Шарипович не скрывал своего восторга. Когда мы прощались, я ему сказала, что он обязательно захочет вернуться сюда — так уже было со многими. И как в воду смотрела! То ли Минтимер Шарипович прибыл в Тетюшский район на какое­то мероприятие, то ли просто мимо проезжал спустя некоторое время, только его вновь потянуло в Долгую Поляну. Мы все вышли его встречать, и он, распахнув руки и широко улыбаясь, произнес: «Я вернулся, Татьяна Владимировна!» Запомнил ведь… А еще приезжал к нам заграничный потомок Молоствовых — такой любопытный седой старичок. Он долго сидел на лавочке в тени вековой раскидистой ели, той самой, под которой мы с вами сидим, набирался энергии. А потом благодарил за красоту, которую мы сохранили для людей.

…Признаюсь, каждый раз бывая в Тетюшском районе, стараюсь попасть в Долгую Поляну, полюбоваться красотой родной природы, набраться сил и энергии в этом волшебном месте. Вспоминаю удивительного светлого человека — Татьяну Владимировну Железнову, которой, к сожалению, уже нет среди нас, и ее пророческие слова о притяжении этого места.

 

Людмила КАРТАШОВА.

На снимках: лиственная аллея; ель у дома Молоствовых в Долгой Поляне.

Фото В.Никитина.

Вернуться в раздел "Лесная полоса"

Доставка газа в Магри страница
kubangas.ru