Сила — в кооперации

06 декабря 2018

Пленарное заседание в Больших Кайбицах предваряли три «круглых стола». Живой и заинтересованный разговор состоялся с участием делегаций Зеленодольского и Тетюшского районов на «круглом столе» по теме: «Подходы к повышению деловой активности сельского населения». Его вели председатель Комитета по экологии, природопользованию, агропромышленной и продовольственной политике Госсовета РТ Тахир Хадеев, председатель Ассоциации фермеров, крестьянских подворий и сельскохозяйственных потребительских кооперативов РТ Камияр Байтемиров и заместитель начальника отдела развития малых форм хозяйствования Минсельхозпрода РТ Фанис Рафиков.

Отметив факт самой внушительной государственной поддержки, оказываемой в Татарстане малым формам хозяйствования на селе, среди других регионов России, модераторы предложили участникам семинара­совещания высказаться по поводу существующих проблем. Причем, вопросы для обсуждения были сформулированы конкретно. Доходит ли поддержка до населения? Работают ли гранты? Как активизировать сельчан?

Сделаем ремарку: нередко у нас «круглые столы» проходят в форме монологов начальников и молчаливого внимания им аудитории. То есть, со всех концов республики собирают самых, по сути, продвинутых людей, но только для того, чтобы что­то им сообщить. Или же обращение в зал делается, но скорее формы ради. А воспользоваться ситуацией и расспросить, а как же там, в глубинке, жизнь­то идет, какими заботами обременены люди, ни времени, и, похоже, сил и желания у начальников уже не остается.

В данном же случае состоялся живой диалог. Представители муниципальной власти оживились, увидев и почувствовав, что к ним обращаются заинтересованно. Состоялся контакт модераторов «круглого стола» с аудиторией.

Зажег зал Камияр Байтемиров, пройдясь, что называется, по живому. Так, подняв проблему сбыта сельчанами произведенной продукции, он назвал в качестве положительного примера сельскохозяйственный потребительс­кий кооператив «Индейка» в Зеленодольском районе. Отлично работает кооператив, производит в год более 3000 тонн продукции, поставляя ее более, чем в десять городов России. Но… Только один Санкт­Петербург, например, заявляет о готовности закупать 900 тонн индюшатины в месяц. О чем это говорит? О том, что российский рынок — это насос, готовый проглотить все, что производится, с руками и ногами, просто наши аграрии не могут этот спрос удовлетворить. И что делать Санкт­Петербургу? Ясное дело: обратиться к загранице.

А «Индейка»? Этот кооператив сам от заграницы зависит. Племенное яйцо­то завозит из Канады, США, Франции. Потому что у нас, в России, или его нет, или не удовлетворяет по цене и качеству. Так и живем. А если санкции?

Другой пример — Верхнеуслонский район. Население здесь в большинстве своем охладело к своему подворью. А почему? Да просто труд хлопотный, а коммерческого интереса нет. Молоко, например, приходится отдавать по 12­15 рублей за килограмм. Частные заготовители вывозят его в Ульяновск, Чувашию. Молоко это проходит определенный путь, а потом возвращается в те же верхнеуслонские магазины, только уже с меньшей жирностью и по цене дороже 30 рублей. Получается, что сливки с этого молока получает не тот, кто вырастил корову, кто кормит ее и поит, а тот, умеет пользоваться ситуацией.

А все потому, что каждый селянин варится в собственном соку. У нас мелкие сельхозпроизводители не создают, по примеру Запада, потребительские кооперативы, которые работали бы в интересах своих создателей: закупали молоко, перерабатывали, реализовывали по рыночной цене, а добавленная стоимость оставалась бы у самих мелких сельхозпроизводителей.

Причины три. Первая — нет лидеров, которые бы озаботились ситуацией и взялись за организацию дела. Вторая — даже если лидер появляется, у людей нет доверия: надо платить паевые взносы, а будет ли толк? Не пропадут ли кровные денежки? Третья — не хватает бюджетной поддержки. Вернее, до прошлого года не хватало, теперь она увеличивается на глазах.

Участники «круглого стола» отметили и другие болевые моменты. Например, глава Большеякинского сельского поселения Зеленодольского района Фирая Файзуллина рассказала о желании сельских предпринимателей строить животноводческие субсидируемые фермы из более легких, переносных конструкций: пока же в положении о субсидиях записано, что фермы должны быть капитальные­.

Почему сельчане все больше склонны строить и строят­ фермы из легких современ­ных конструкций? Во­первых, нет гарантий, что ферма станет субсидируемой, и если производить молоко и мясо будет не выгодно, конструкцию можно или перепрофилировать на другой бизнес, или продать. Во­вторых, фермы нередко строятся в середине села. И даже если когда­то было получено от соседей разрешение на такое строительство, появляется много причин для того, чтобы эти же соседи начали жаловаться на сельхозпроизводителя: на неприятный запах от фермы, на засорение территории. Опять же легкую сборную конструкцию фермы легче демонтировать и вывезти на другое согласованное с властями место.

Из зала было предложено централизованно заказать проект облегченной фермы, на которой можно было бы содержать от 8 до 15 коров.

На «круглом столе» прозвучало, что Президентом РТ выделены средства для создания потребительских кооперативов в сельских поселениях — до 5 млн. рублей на кооператив. И — будто еще керосина в огонь. Так, глава поселка городского типа Васильево Николай Самороков рассказал, что в поселке есть немало желающих содержать скот и птицу. Но поскольку земельные участки маленькие — 9­12 соток, негде хранить скирды сена и соломы. И прозвучало предложение: надо узаконить временное, сезонное хранение кормов, например, на территориях общего пользования.

Казалось бы, а в чем проблема? Вы — местная власть, вот и примите решение. Но, похоже, не все так просто. Видимо, власти приходится учитывать и мнение того большинства, кто уже привык и хочет жить по­городскому — без скота и живности. Для таких эти скирды и ометы — что бельмо на глазу.

Другой проблемный момент — пустующие земли. Таких земель в населенных пунктах довольно много, они, как правило, заросли сорняками и представляют собой унылое зрелище. Однако власть не может их предоставлять хотя бы для временного использования в аренду, так как у этих земель где­то есть собственники. У тех подход прямой: или отдай ему миллион руб­лей за гектар в аренду, или пусть там хоть саранча плодится. Кстати, тот факт, что в последние годы в России все чаще вспыхивают очаги саранчи, свидетельствует как раз о наличии больших беспризорных территорий, зарос­ших сорной растительностью. Именно такие места — колыбели для размножения злостных прожорливых вредителей. В Предволжье таких «бес­хозных» земель особенно­ много в Верхнеуслонском и Зеленодольском районах. Однако, похоже, владельцами таких территорий зачастую являются как раз те, кто должен­ на законодательном уровне решать проблему. А это сложно.

Как известно, в Татарстане третий год работает республиканский закон о развитии личных подсобных хозяйств населения. Согласно ему, владельцам подворий выделяются субсидии. Например, на строительство миниферм, на приобретение молодняка скота и птицы, на корм кобылам, на поддержку молочного скота и т.д. В числе направлений поддержки ЛПХ есть и субсидии на ветеринарное обслуживание: 300 рублей в год на корову.

Оказывается, эта практика поддержки ЛПХ — на ветеринарное обслуживание —  вызывает у людей раздражение, многие от нее отказываются. А почему? На «круглом столе» причину назвали: мороки много, а результат пупырошный. Дело в том, что, оказывается, для получения «ветеринарной» субсидии людям приходится сдавать, по одним, данным 8, по другим — до 11 документов.

Казалось бы, ну что в этом такого — контроль­то за расходованием бюджетных денег нужен. Да пусть будет хоть 20 документов, если они у тебя все есть в компьютере: копия паспорта, ИНН, полис соцстрахования, расчетный счет и т.д. Но, пожалуй, впервые довелось четко услышать экономическую составляющую такой поддержки — ее конкретизировали представители Тетюшского и Камско­Устьинского районов: чтобы получить 300 рублей поддержки, приходится тратиться на 600 рублей. Все! Больше ничего не надо говорить, чтобы понять узаконенный абсурд. И, дай Бог, чтобы в 2019 году доведение данного вида поддержки было упрощено: это сделать, по крайней мере, пообещали в Минсельхозпроде РТ и Управлении ветеринарии Кабмина РТ.

Оживленную полемику в ходе «круглого стола» вызвало предложение доводить со следующего года средства господдержки до населения через кооперативы. Практически­ единодушно участники семинара­совещания высказались за сохранение устоявшейся формы. И это понятно: во­пер­вых, кооперативы созданы не везде, а лихорадочно создавать их только ради получения субсидий — не дело. Во­вторых, есть селения, где уже работают по два, а то и три кооператива, конкурирую­щие друг с другом — например, по сбору молока. Через какой направлять субсидии? В­третьих, в нашей истории уже были примеры насильст­венного объединения кресть­ян в колхозы. Мало чего хорошего из этого получилось.

— Не надо ломать то, что уже наработано и действует, — как бы подвел черту заместитель главы Тетюшского района Евгений Курков.

Оживление в зале вызвала информация о том, что некоторые фермеры пытаются «химичить», пытаясь представить в Минсельхозпрод РТ данные о несуществующих фермах. В частности, в Дрожжановском районе стал достоянием гласности случай, когда два фермера сфотографировали один и тот же коровник с разных ракурсов и представили их в числе других документов, как фотографии двух разных помещений, в расчете на получение субсидии. По подобным фактам в настоящее время в республике возбуждено 6 уголовных дел.

У людей большое беспокойство вызывает намерение федеральных властей обложить с 2019 года личные подсобные хозяйства подоходным налогом. Одним из экспериментальных регионов для опробования новшества станет Татарстан. Судя по комментариям с трибуны, толком пока никто не знает, что все это значит и что в итоге получится.

Подвел черту под дискуссией Тахир Хадеев. Он заметил: если бы цена на молоко была в пределах 25-­28 рублей за килограмм, то не нужно было бы придумывать никаких реформ: сами экономические стимулы побуждали бы сельчан развивать личные подсобные хозяйства.

Сильным рычагом воздействия на село стали субсидированные кредиты, которые в рамках национального проекта стали выдавать сельчанам с 2006 года. В Татарстане на развитие ЛПХ сельчанами было получено порядка 40 млрд. рублей на строительство животноводческих помещений и кормохранилищ, покупку скота и сельскохозяйственной техники. С 2017 года выдача льготных кредитов прекратилась, а гранты получают лишь немногие.

Участники «круглого стола» высказались за то, чтобы инициировать вопрос о возоб­новлении льготного кредитования личных подсобных хозяйств сельских жителей. Хорошим решением вопроса стало бы создание потребительских кредитных кооперативов. И такие кооперативы, как отметил Камияр Байтемиров, несколько лет назад успешно ра­ботали, пока их не «задавил» своими циркулярами Центробанк. Тахир Хадеев при­вел в пример некоторые другие регионы России — Липецкую и Костромскую области, где накоплен положительный опыт кооперирования и кредитования личных подсобных хозяйств.

 

Тимофей ТРОИЦКИЙ.

Вернуться в раздел "Разное"

Комментарии: