Страды чарующие лица

28 сентября 2017

Журналистские дороги интересны, прежде всего, встречами с интересными людьми. Особенно, если они заранее не запрограммированы. Ведь как на практике бывает: приедешь в районную администрацию, а тебе уже маршрут разработан, причем, из года в год один и тот же. Те же хозяйства, те же люди. И не то что бы это «пыль в глаза» — показы нормальные, по делу, но уж больно любопытно бывает, а что там, в сторонке от большака.

 

 

Сороковая жатва Пимена Захарова

Конец августа. Вечер. Дорога ведет мимо села Бухарай Заинского района. Вижу: на краю пшеничного поля стоят зерноуборочные комбайны. Рядом — пожарная машина и легковушка. Тут же — трое мужчин не в парадной форме. Останавливаюсь, подхожу. Выясняется, что тут работает подразделение «Бухарай» ООО АФ «Восток», структурно входящее в АО «Агросила». Руководитель — Пимен Захаров.

— Какое интересное у вас имя, — обращаюсь к Захарову, — это к какой же национальности оно относится?

Задаю этот вопрос после того, как выясняю: газета «Земля­землица» в здешних краях известна, одно время холдинг централизованно выписывал ее по подразделениям. Ну а подписчики «Земли­землицы» — это почти семья.

Спрашиваю, а сам высматриваю комбайнеров: где же они прячутся? И почему комбайны на приколе, если на небе ни облачка?

— Имя что ни на есть русское, — вразумляет меня новый знакомый. — Помните нашего патриарха? Так же звали.

Напрягаю память: Кирилл, Алексий… Это в какую же толщу времени направляет меня Пимен Семенович. Ни дать, ни взять — чтобы отвлечь ото дня нынешнего, от стоящих комбайнов.

Но вскоре ситуация проясняется: днем прошел дождь, поэтому «степные корабли» остановили — и во избежание потерь, и по причине забиваемости молотящих узлов и деталей мокрой половой. Воспользовавшись моментом, комбайнеры рва­нули в город. Естественно, с наказом «одна нога здесь, другая — там». Зато начальство — здесь, «на вахте».

— Это сороковая моя жатва, — замечает Захаров. — Всю жизнь работаю в этих краях. Сначала в колхозе, агрономом. В последние годы — в холдинге.

— Ну и как, спрашиваю, — какие­ организационные структуры лучше?

Вопрос, конечно, провокационный­ и, по сути, не для печати, но что поделать, если профессия иной раз накладывает на нас, журналис­тов­, налет стервозности. Я­то, как журналист, могу ругать холдинги, как плохо управляемые громоздкие структуры, а Захаров­то здесь, в этом сельхозформировании, работает.

Но Пимена Семеновича на мякине не проведешь:

— Так ведь разные времена у колхозов были. Помните, когда все застопорилось, перестала выдаваться зарплата, не ремонтировались коровники и телятники, не обновлялась техника…? А сейчас нам и напрягаться не надо: комбайны и тракторы есть, ГСМ достаточно, удобрения имеем… Только работай!

Вижу: руководитель то и дело стал бросать взгляд на дорогу. Оборачиваюсь: там как­то неслышно подъехали и встали друг за другом четыре «Камаза» с прицепами.

Еще минут пять подождав, Захаров, извинившись, направился к машинам, с водителем первой о чем­то повел разговор. Вскоре эта машина тронулась.

— Ребята прикомандированные, не обученные, все надо разжевать. А у нас два экипажа поехали на другое поле — попробовать, может, хлеба подсохли. Объяснил, куда ехать…

На 25 августа в подразделении «Бухарай» из 1434 гектаров зерновых и зернобобовых культур было обмолочено 586 гектаров ячменя — 100%, урожайность — 43 центнера с гектара. Убрано также было 220 гектаров озимой пшеницы — чуть больше четверти от посеянного. По графику шла и копка сахарной свеклы: новые технологии, внедренные в эту отрасль «Агросилой» и на полях, и на Заинском сахарном заводе­, позволяют теперь начинать уборку сладких корней невообразимо рано — в середине августа. На 25 августа­ было выкопано уже 350 гектаров.

Помнится, был момент, когда холдинг сильно увлекся сахарной свеклой, превратив ее чуть ли не в монокультуру. Да быстро его руководители опомнились. И вот смотрю в «Бухарае»: чего только на полях тут не растет, севооборот — обширнейший. Был яровой рыжик — целых 430 гектаров, убрали на маслосемена в первоочередном порядке. Культура — неприхотливая, как говорят агрономы: посеял — убрал. И рыночный спрос на продукцию имеется. Есть яровой рапс — 165 гектаров, кукуруза на зерно — столько же, наконец, подсолнечник — 369 гектаров.

Но обращаю внимание: ни слова — про многолетние травы. А ведь это важнейший элемент севооборота: и почву обогащает органикой, и структуру ее улучшает — воздухопроницаемость, влагоемкость. Вскоре выясняется: фермы­то в подразделении нет. В колхозе — была, теперь — нет.

— Да и у населения­то скота мало стало, — рассказывает Пимен Семенович. — Были времена, когда только в Бухарае на пастбище выгоняли 250 голов КРС — коров с молодняком. В начале 90­х 200 голов ходило. Сейчас в селе 23 коровы осталось. Для кого сено­то выращивать? Вот и приходится сеять озимую пшеницу в том числе и по плохому для этой культуры предшественнику — сахарной свекле. А куда деваться­то?

Да, есть тут о чем поразмышлять. Был холдинг «Вамин­Татарстан»: его стратегия, казалось, была с человеческим лицом: этот гигант реконструировал существующие в селах и деревнях фермы. В итоге у населения скот держался, зато холдинг обанкротился! «Агросила» построила крупные животноводческие комплексы вдали от населенных пунктов, доярок на производство стали возить вахтовым способом. Для населения возникла масса неудобств, подворья стали пустеть. Но при этом холдинг наращивает на комплексах производство животноводческой продукции. Загадка…

Сам Пимен Семенович с женой Тамарой и корову держат, и огород имеют 35 соток. Оба на своем подворье — увлеченные люди. Тамара, работающая в санатории «Ромашкинский» оператором котельной, делает из молока не только сметану и творог, которые продает местным дачникам, но и сыр. Что интересно, закваску для сыра заказывает по интернету из Москвы. Спрос на ее продукцию хороший. Пимен — фанат арбузов и дынь, эта продукция удается у него практически в любой год. Да это и понятно: кругом лес да холмы, ветров нет, почва ближе к супесчаной — то, что надо. Ну а сорта он уже изучил и опробовал, что называется, «от и до».

…В конце лета сумерки сгущаются рано. После захода окрестности тают в ночной мгле прямо на глазах. В Бухарае то тут, то там вспыхивают в окнах огни, а на небе звезды зажигаются. Стою на холме и наблюдаю всю эту красоту. А это что? Еще какие­то огни расцвечивают подножье возвышенности. Да это же комбайны идут! Вот и рокот их донесся. Похоже, поле окончательно подсохло, и прибывшие комбайнеры «Агросилы» возобновили обмолот пшеницы.

Спускаюсь на автомобиле с холма, выезжаю на шоссе. И вижу комбайн в осветительных огнях еще и на свекловичном поле. Пошла­пошла уборка! Вот это и есть страда, это и есть битва за урожай. Есть у крестьянина возможность заехать на поле — нет у него ни дня, ни ночи. Надо брать урожай, пока поле его отдает. В любое время суток! Вперед­!

 

Хлеб и мед

В этом году мне везет на лидеров­ жатвы. Вышел, к примеру, в августе на первое место по первой группе комбайнов Азат Хабибуллин из Лениногорского района. А у меня в загашнике прошлогодняя его фотография — причем, на хлебном поле возле его «Нивы». Прямо­таки журналистская удача! Конечно, в номер!

А через несколько дней, и тоже в этой группе, на первое место вырвался Фархат Ахметшин из КФХ «Зарипов Г.Б.» Лаишевского района. И надо же — у меня и его фотография есть в наличии: в самом начале уборки сфотографировал его вместе с товарищем — Маратом Фазлиевым.

А на днях довелось побеседовать с главой КФХ Гафуром Зариповым.

— Зерновых у нас было 425 гектаров, завершили уборку в августе, всю ниву обмолотили раздельным способом — сначала косили в валки, потом — обмолачивали. Намоло­тили по 50 центнеров зерна на круг. У нас три комбайна — один использовали только на косовице, второй — старенький, то и дело ломался, так что, считай, весь хлеб убрал Ахметшин. На его счету более 1700 тонн намолоченного зерна. Войдет он в число победителей республиканского соревнования или нет, гадать не стану, но то, что результат он показал хороший — это факт…

КФХ «Зарипов» — хозяйство высокой организации труда. Оно славится, прежде всего, медом — этим промыслом занималось несколько поколений Зариповых. Гафур — продолжатель благородного дела. Вот и нынче, хотя в июне и июле и прохладно было, и дожди лили то и дело — ну не медовое, прямо скажем, лето выдалось, а КФХ «Зарипов» — с медом. Как удалось?

— Так мы работаем с пчелами среднерусской породы, — рассказывает Гафур Бурганович. — Это наши, местные пчелы, адаптированные к чудачествам нашей погоды. Вот в августе Бог дал нам две недели солнечной поры, мы за это время хлеб убрали, а пчелы — нектар собрали с лип. Липы тогда вовсю цвели. Одно слово — труженицы!

В КФХ «Зарипов» не поймешь, то ли люди стараются быть похожими на пчел, то ли пчелы — на людей. В общем, когда погода дает, работа идет и у тех, и у других, что называется, на полную катушку. И тут уже нет разделения по кастам — типа «я — начальник, ты — рабо­тник». Вкалывают все на равных. Сам Гафур и на комбайне может, и на тракторе. И правая рука его — Аюп Гиниятов — тоже везде успева­ет: и на пасеке — мед качает, и на «Камазе» — хлеб вывозит, и в ремо­нте техники — как «скорая помощь­».

В жизни ведь как: одно хорошее дело за собой другое тянет. Вот убрали в КФХ «Зарипов» хлеба в августе — значит, потери — минимальны. Вот и отдача! Вспахали всю зябь до 15 сентября — считай, под урожай будущего года создана хорошая основа. А если учесть, что и 50 гектаров медоносов, и 100 гектаров многолетних трав — это прекрасные предшественники для других культур севооборота, тут вам и культура земледелия в целом.

Скоро у сельских тружеников профессиональный праздник. На душе у Гафура Зарипова спокойно: урожай убран и засыпан в амбары, влажность зерна — 13,5­14% — в норме­, семена заготовлены, озимая пшеница посеяна вовремя, зябь поднята.

Создан и достаточный запас кормов, ведь у Зарипова еще полсотни голов откормочного молодняка.

 

 

Владимир Белосков.

На снимках: фермер Гафур Зарипов; Пимен Захаров; комбайнеры­ Фархат Ахметшин и Марат Фазлиев.­

Фото автора.

 

Вернуться в раздел "Разное"

Комментарии: