Опера на сельской сцене...

10 ноября 2016

Когда в село приезжают артисты, среди местных жителей начинаются ажиотаж и разговоры: кто и откуда приехал, что привезли, обязательно надо пойти… Но если раньше, еще каких-то пару десятков лет назад, приезд столичных артистов в провинцию в самом деле был редкостью, то сейчас этим мало кого удивишь. А вот ощущение праздника при этом, непосредственность сельчан, радушие и хлебосольство принимающей стороны по сей день остаются визитной карточкой села.

Обычно сельские клубы во время выступлений артистов переполнены. И далеко не обязательно при этом со сцены звучит простенькая эстрада — это миф, что сельчане хуже, чем горожане, разбираются в серьезном искусстве. Иногда наоборот — именно сельские слушатели и зрители оказываются более требовательными, взыскательными и справедливыми критиками. Может, потому, живут рядом с природой, и как она сама — непосредственны и искренни­.

На эту тему довелось недавно говорить с оперной певицей, заслуженной артисткой РТ Ригиной Валиевой (на снимке). Ны­нешним летом она в составе бригады артистов Татарской государственной филармонии имени Габдуллы Тукая принимала участие в концертах на сценах сельских клубов Закамья. Ригина рассказала, что сельчане встречали их с энтузиазмом, не скупясь на аплодисменты и восторженные выкрики «Браво!». Немало оваций досталось и ей самой, и это было очень приятно. А после выступления был задушевный разговор с местными жителями за чашкой чая.

…В районном центре Алек­сеевское зал буквально замирал, когда Ригина начинала петь — романтичный и очень лиричный голос напоминал журчание ручья, перемежающееся с шепотом листвы. Словно звучала сама природа. В оперном искусстве такой голос называют лирико­драматическим сопрано, владелицей его некогда была знаменитая оперная певица греческого происхождения Мария Каллас. Вот Ригина отчаянная и дерзкая половчанка из оперы А.Бородина «Князь Игорь», в следующем выходе она в красивом вечернем платье исполняет застольную песнь из первого действия оперы Верди «Травиата». А теперь она в национальном костюме своего народа исполняет татарскую песню «Идел вальсы» композитора Гали Ильясова.

В зале перешептывались: «Кто это? На испанку похожа, вон какие жгучие черные глаза…» «Да нет же, не испанка­, наша она, татарка, заслуженная артистка республики…»

Умение перевоплощаться, играть и петь так, что все вокруг замирают от восторга, до слез в глазах — это высший пилотаж в искусстве. Конечно, Ригина понимает, что до идеала ей еще далеко, что до него идти и идти. Да и будет ли достигнут этот самый идеал и так ли уж необходимо дотронуться до заветной верхушки, после которой уже можно не карабкаться вверх? Недаром говорят, что нет предела совершенству. Ригина считает, что на пути вверх лишь десять процентов отводятся таланту, а остальные девяносто — это каждодневный, изнуряющий труд. И она к нему привыкла с детства.

Ригина Валиева родилась в городе Ангарске Иркутской области в татарской семье выходцев из Башкортостана. Мама работала врачом, отец — инженером. Если не считать, что в юности отец Ригины отменно играл на гармошке, танцевал, и его даже приглашали в ансамбль песни и пляски в Уфе, то семья Валие­вых к музыке не имела никакого отношения. Но увидев доч­ку у приемника, внимательно слушающую какую­то оперу и затем весьма успешно повторяющую услышанное­, родители, поразмышляв, отдали Ригину в музыкальную школу. Девочка оказалась талантливой, участвовала во многих конкурсах и фестивалях, в том числе международных, ее называли «ангарской звездочкой». В 11­м классе Ригина поступила на первый курс Иркутского музыкального училища, которое, кстати, выпестовало в свое время знаменитого пианиста­виртуоза и музыкального об­щест­венного деятеля Дениса Мацуева.

После окончания музыкального училища по специальности «дирижер­хоровик» Ригина поехала покорять столицу Татарстана — поступила­ в Казанскую консерваторию, начала специализироваться на академическом пении.

Прошли годы. Трудолюбивая, как пчелка, блистательная певица Ригина Валиева сегодня хорошо известна не только в Татарстане, России, но и за рубежом. На ее концертах всегда аншлаг, и это несмотря на то, что она артистка серьезного оперного жанра. Казалось бы, куда проще, как обладатель уникального тенора Николай Басков, податься в эстраду, петь незамысловатые хитовые песенки, блистать в шоу­бизнесе и срывать аплодисменты непритязательных поклонников. Но Ригина не ищет в творчестве легкого пути, не тратит свой талант на красивые «мыльные пузыри». У нее другое предназначение, как бы это напыщенно ни звучало — нести искусство в массы, просвещать нашу молодежь, приобщать к настоящей серьезной музыке. Кстати, у Ригины это неплохо получается — впервые попавшие на ее концерт молодые люди, очарованные голосом, манерой исполнения, артистизмом, спешат взять автограф, подарить букет цветов, поблагодарить за толчок к пониманию оперного искусства. Ведь в жизни, чтобы что­то полюбить, надо ЭТО научиться хорошо понимать.

В 2013 году Ригину Валиеву пригласили в Турцию, в Стамбул — петь главную партию в одной популярной турецкой опере. Было несколько выступлений с овациями и восторгами, с букетами цветов. Возможно, сотрудничество с татарстанской актрисой развивалось бы и дальше, но тут у России с Турцией случился известный конфликт — проект закрылся, Ригина вернулась на родину.

…Мы встретились с Ригиной у служебного входа в филармонию в Казани на улице Павлюхина — черноокая девушка в джинсах и свитере с улыбкой протянула руку. Такая милая, простая, без капли снобизма и самолюбования. Даже не верилось, что на сцене эта девушка превращается в ярких характерных красавиц, в лиричных драматичных героинь.

Рабочий график Ригины расписан буквально по минутам: вчера был концерт на юбилее известной виолончелистки, сегодня — выступление в культурном центре «Пирамида», завтра — поездка в район и концерт перед сельскими жителями, послезавтра — уроки в музыкальной школе. Да­да, Ригина Валиева вдобавок к своей активной концертной деятельности занимается еще и педагогической практикой.

— Веду вокал в музыкальной школе и музыкальном училище Казани, — рассказала Ригина, когда мы сидели с ней в одной из гримерок где­то на самом верхнем этаже бывшего Дворца культуры имени Кирова, переоборудованного с недавних пор под Татарскую филармонию. — Мне нравится работа педагога. Очень радует, что у моих учеников есть достижения — они и лауреаты, и стипендиаты мэра Казани.

Ригина сегодня в расцвете сил, ее творческий потенциал еще не раскрылся полностью. Она оттачивает мастерство каждодневным трудом: не только по всем правилам соблюдает гигиену голоса, что очень важно для оперной певицы, но и физическое здоровье поддерживает в норме, занимается фитнесом. Думает и о будущем, все­таки жизнь актрисы­певицы скоротечна, зависит порой от многих непредвиденных обстоятельств, с которыми нельзя не считаться.

— Чем буду заниматься, когда уже не смогу петь и выступать на сцене? — Ригина смеется, не верит, наверное, что такое возможно. — Может, займусь преподаванием. Рассматриваю и бизнес. Хотела бы заниматься тем, чего нет или где ниша свободная — мне нравится решать проблемы оригинально и просто. Глядишь, и сгодится на новом поприще мое математическое мышление… Но все же пока не хочу об этом даже думать. Хочу петь, выступать, приносить людям радость, учить их доброму, вечному.

 

Людмила КАРТАШОВА.

Вернуться в раздел "Культура и мы"

Комментарии: