...Лежать остались в темноте

03 мая 2018

Время неумолимо движется вперед. Мы все дальше уходим от грозных событий 1941-45 годов, через несколько дней отметим 73-ю годовщину Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Ее участников среди нас осталось совсем мало, большинство се­лений Татарстана уже простились с последними боевыми солдатами, защищавшими­ Родину семьдесят с лишним лет назад. А те, кто еще живы — уже глубокие старики…

В минувшую субботу из села Рождествено Лаишевс­кого района в Казань уезжал небольшой отряд школьников в рабочей одежде с рюкзаками за плечами (три мальчика и три девочки) в сопровождении не­молодого, но спортивного, крепкого с виду мужчины. Из Казани специально арендованный автобус повез их в Великий Новгород, в печально знаменитое селение Мясной Бор.

Деревня Мясной Бор вошла в историю Великой Отечественной войны как Долина смерти. Здесь в 1942 году попала в окружение и была практически полностью уничтожена 2-я Ударная армия Волховского фронта. Тысячи солдат, которых предало командование, пытались прорвать немецкое окружение, но полегли в окружающих деревню болотах… В наши дни многочисленные отряды добровольцев занимаются поиском и перезахоронением останков героев войны. Каждый год молодые энтузиасты возвращают истории забытые имена. В деревне Мясной Бор построены мемориальный комплекс и часовня в память о погибших.

С 1985 года в средней школе села Рождествено работает спортивно­ патриотический клуб «Пламя», которым руководит уроженец этого села, учитель физкультуры и истории Владимир Чуприн. Первоначальной задачей клуба была подготовка мальчишек к службе в армии, поэтому много времени уделялось спортивным занятиям, военному делу, строевой выучке. Но примерно лет двадцать назад в списке рабочих направлений школьного клуба «Пламя» появился новый вектор — поисковый. Это старинный друг Владимира Васильевича как­то рассказал ему о своих поездках в район Мясного Бора по поиску пропавших без вести солдат, предложил присоединиться. Чуприн согласился­.

— Не верил я поначалу, что оставили людей с войны на поле боя. Но когда первый­ раз приехал в Мясной Бор и увидел все своими глазами, стало не по себе: как великая­ держава могла забыть, бросить тысячи людей военного времени на просеках, вдоль дорог? И они лежат там до сих пор, — с нескрываемой болью в голосе откровенничал Чуприн, когда мы осматривали созданный им и его учениками военный музей в Рождественской школе. — Сейчас я очень хорошо понимаю, кто такой неизвестный­ солдат — это павший без вес­ти, брошенный, забытый солдат. Наш долг — вернуть ему имя, похоронить по­че­лове­че­с­ки. Кстати, уроженцы нашей республики тоже значились среди пропавших без вести бойцов второй Ударной армии. Конечно, было желание найти земляков. И однажды нашли без вести пропавших солдат Великой Отечественной­ войны из Дрожжановского, Спасского и Сар­мановского районов. Их взволнованные родственники встречали нас на вокзале — они уже всякую­ надежду потеряли на то, что узнают хоть что­то о судьбе бли­зких. А теперь, как они при­знались, душе стало легче­.

После того, как я все это услышала, у меня тоже сильнее забилось сердце. Мой дед Андрей Карташов, призванный на войну из села Вазерки Пензенской области в июне 1941 года, пропал без вести. Никаких весточек о себе не подал с тех пор, как увез его из родных мест военный эшелон… Помню, как, заламывая руки и вытирая слезы, бабушка причитала: «Узнать бы хоть, где его могилка, как смерть свою принял…» Так и прожила всю жизнь одна, воспитывая двоих сыновей, потом внуков простая русская крестьянка Евдокия Тимофеевна Карташова. А тайна пропавшего без вести мужа до сих пор остается тайной (его имя, кстати, сегодня носит его внук, мой брат Андрей).

Услышав эту историю, Владимир Чуприн протянул лист бумаги и попросил написать данные моего деда. А вдруг… Все может быть. Однажды разговорился Владимир Васильевич с пожилым жителем своего села Василием Павловичем Хеврониным. Тот рассказал, что его отец на войне пропал без вести. Чуприн по собственному почину начал поиски. И нашел документы, фотографии. Оказалось, что солдат попал в плен, потом в концентрационный лагерь на территории Польши.

— Как же плакал старик, увидев фотографию, как благодарил за то, что отыскали следы отца, — рассказывал Чуприн. — Сын старика, то есть внук пропавшего без вести солдата, съездил на могилу деда. Родственники в местной церкви поставили свечку за упокой.

…Под стеклом в школьном военном музее лежат гильзы, гранаты, затворная группа от винтовки, кобура для пистолета, пробитые пулями каски, солдатские фляжки, ложки, карманные часы на цепочке… Чуть в стороне планшет, котелок для приготовления пищи, ручной пулемет Дегтярева — не муляжи, все с поля боя, пропахшее порохом. Столпившиеся вокруг учителя, ребята из кадетского класса с интересом слушают рассказы о войне, а заодно учатся грамоте поисковой работы, умению вести раскопы.

Пятнадцатилетний Эмиль Конышев из села Тангачи уже был в поисковой экспедиции под Великим Новгородом у деревни Мясной Бор. Мальчик рассказал, что эта поездка его очень впечатлила.

— Мы искали останки павших бойцов — и это великая честь для меня, — признался Эмиль.­ Еду второй раз в Мясной Бор, буду очень стараться.

Никита Тюшин и Артур Малочкин из села Рождествено поделились воспоминаниями о том, как ездили в экспедицию в Алексеевский район, где также велись раскопы, отрабатывалась тема Гражданской войны.

Впервые готовились отправиться в Мясной Бор в составе поисковой группы Дина Северова и Оксана Ткач.

— Хочу знать, как все было на самом деле, — призналась Оксана. — Не по книгам, по телевизору или интернету ­. там не всегда найдешь правдивую информацию. Хочу все увидеть воочию. Я уже ездила в экспедицию в Алексеевский район, навыки есть.

Дина Северова рассказала о своем дедушке, участнике Великой Отечественной войны Северове Павле Ивановиче, которому посчастливилось вернуться с войны. Сумел выжить и дед Артура Малочкина. А вот два деда Владимира Васильевича Чуприна погибли… Всего же на фронт из Рождественского поселения ушли 360 человек и лишь 70 из них вернулись домой.

Ездить весной в Мясной Бор — традиция татарстанских поисковых отрядов, среди которых и отряд Владимира Чуприна.

— Много их осталось еще лежать там? — с тоской спросила я учителя.

И он, понурив голову, после паузы признался:

— Много. Судите сами, сводный отряд, приезжающий со всей России, ежегодно захоранивает в Мясном Бору по 4­5 тысяч человек. Раньше поисковым отрядам не разрешалось заходить в эти леса — офицеров и солдат этой армии считали предателями. Может, поэтому их и не хоронили, они так и остались лежать на земле. И только в 1986 году погибших солдат реабилитировали, потому что решили — если генерал сдался, то солдаты тут не при чем…

Чуприн рассказал, что останки солдат находят при помощи металлоискателей, производят раскоп. Изготавливают специальные металлические щупы, которыми прокалывают каждый сантиметр земли. При раскопе начинают поднимать, снимать грязь и дерн, все собирать. Самая ценная находка — солдатский медальон. Многие, оказывается, не писали медальон, боялись, что убь­ют­, примета была плохая. И потом, если медальон попадал к немцам, они могли дать информацию в НКВД, что, мол, такой­то попал к ним в плен… Находят медальон, и если он написан, начинают поиск родственников, предлагают захоронение на родине. Если родственники сами не могут забрать останки, их поисковики или везут, или помогают увековечить память на месте, в Мясном Бору.

В настоящее время в клубе «Пламя» 35 мальчиков и девочек, а всего в Рождественской школе обучаются 85 учеников. Дети заканчивают школу, уезжают из села. Но связь с учителем поддерживают, многие из них продолжают заниматься поисковой работой. Среди них Бикчентаева Маргарита — студентка педагогического института, Женя Хабутин — из кооперативного техникума, Екатерина Бурнова — из КХТИ и многие другие. В последнее время члены клуба «Пламя» из села Рождествено стали ездить в экспедиции совместно с другими отрядами, например, с соседями из клуба «Отечество» села Столбище, с которыми дружат много лет.

В организации поисковых экспедиций клубу «Пламя» помогает глава Лаишевского района Михаил Афанасьев, оказывает посильную помощь и глава Рождественского сельского поселения Сергей Гуцу.

— На базе нашей школы 15 мая пройдут районные соревнования «Зарница». В конце мая съездим в экспедицию по Гражданской войне в Спасский район, — поделился планами Владимир Чуприн. — С 15 июня планируем поехать в Карелию и Мурманскую область, в Медвежьегорск и Североморск. Намерены поднять со дна сбитый в войну самолет и бойцов­летчиков. Их надо увековечить, фамилии уже известны. Общественно­молодежная организация Татарстана «Отечество» обратилась с предложением к Президенту Рустаму Минниханову — восстановить макет самолета ПЕ­2. Он поддержал идею, выделил грант, который «Отечество» выиграло. Наш клуб пригласили в команду… В сентябре планируется экспедиция в Белоруссию. Работа очень многогранная, в течение года мы реализуем спортивно­патриотическое направление, проводим работу с ветеранами, оказываем им тимуровскую помощь, организуем семинары, лекции, экскурсии в музее, выезжаем с маршами памяти по республике, рассказываем о своей работе, показываем видеоролики.

Хочется еще добавить, что «Пламя» из Рождествено входит в состав популярного среди молодежи Всероссийского военно­патриотического общественного движения «Юнармия». Начальником его штаба в Лаишевском районе является Владимир Чуприн.

…9 мая рождественцы придут в дом своего односельчанина — единственного в селе ныне живого ветерана Великой Отечественной войны, 93­летнего Михаила Ивановича Романычева, чтобы поздравить его с праздником и еще раз поблагодарить за Великую Победу. Михаилу Ивановичу повезло: с войны он вернулся живым, вырастил детей, порадовался внукам, правнукам и даже праправнукам.

 

Людмила КАРТАШОВА.

Фото автора и из архива клуба «Пламя».

Вернуться в раздел "Память"

Комментарии: