Любовь и вечная память...

07 мая 2015

«Бабуль, а в нашей семье были участники войны?» — спросила я у своей бабушки. «Были. Мой папа воевал, дважды был в плену и вернулся домой контуженный, но живой. А маме, когда началась война, было всего 16 лет и ее, девчонку, оторвав от дома, отправили копать окопы под Сызранью. Тогда они не знали друг друга. Родители пережили все ужасы войны, испытали на себе голод и холод и делали все, чтобы защитить страну от врага».

Этот разговор был не единственным, мы садились рядом и разговаривали, иногда к нам присоединялась бабулина сестра Алиса по скайпу: она помнит почти все, что касается отца. В этой статье я попробую рассказать о прадедушке, которого я не видела, но от этого не менее дорогого мне человека, прожившего жизнь достойно. Мы, его потомки, благодарны ему за стойкость, силу духа и бескорыстие.

Ахмедов Джамалетдин родился 17 ноября 1920 года в Ферганской области Маргеланского района, в селе Яз­Яван. Работал трактористом в колхозе. На войну ушел 8 августа 1942 года и воевал по 2 ноября 1942 года, пока не попал в плен.

Когда он рассказывал о войне, всегда плакал, потому что ему было очень тяжело вспоминать эти моменты из жизни. Он рассказывал, что на войне было холодно и голодно. Паек давали на три дня, но он, от природы здоровый и сильный человек, съедал его за один раз. Солдаты ему говорили, мол, нужно экономить. А он отвечал: «Кто знает, может, завтра убьют? А так хоть сытым буду». Рассказывал, что во время атак на передовой в воронках от фашистских снарядов можно было прятаться, потому что снаряд дважды в одну не попадал. И передвигались также по воронкам. С передовой захватывали в плен немцев и на себе приволакивали в штаб. За это у него даже награда была. Многие его близкие и друзья умирали во время боев прямо на его глазах. Во время одного из них снаряд упал очень близко к отцу, его контузило, и он потерял сознание, а когда очнулся, был уже в плену.

Тогда плен был хуже смерти. Находился в концлагере он несколько месяцев. Судьба ему предоставила шанс: когда всех пленных отправили в газовую камеру, он оказался в самом низу, перед дверью, где была щель и он мог дышать. И это его спасло. После всех покидали в ров и наскоро завалили землей, а ночью приходили простые люди и откапывали трупы, спасая живых. Также и его спасли. Рассказывал, что попадались немцы, которые подкармливали и спасали русских.

Когда Джамалетдин с группой таких же, как он, добрался через линию фронта до своих, то сначала был допрошен. После этого — штрафбат. Воевал. Винтовок не хватало, и приходилось на врага идти с саперной лопаткой. И опять — плен. Освободили, когда закончилась война. Прадеда отправили в Баку, где он находился долгое время. Когда проверили его и поняли, что он не предатель — отпустили.

В мирное время прадед женился на моей прабабушке, которая в молодости, выехав из Самарской области, какое­то время жила в Узбекистане. Они переехали в Татарию, Лениногорск, завели большую многодетную семью. Вместе растили детей, много работали. И были счастливы оттого, что над ними чистое голубое небо. Правда, контузия очень сказалась в дальнейшем на здоровье фронтовика, у него то и дело были сильные головные боли. Психика у прадеда была настолько нарушена, что иногда, когда он смотрел по телевизору, например, сказку о царе Салтане, то на том моменте, где в бочку сажали мать и сына, смолили и отпускали в море, он рыдал. И над военными фильмами плакал всегда. Был настолько ранимым человеком. Очень жалел детдомовских детишек, потому что сам рос без родителей. Когда к нам домой приходили интернатские дети, сразу начинал их угощать едой, покупал им одежду. Он очень бережно относился к хлебу: кусок хлеба, валяющийся на улице, подбирал и птицам отдавал.

Спустя много лет около прадедушкиного дома в Лениногорске вымахали высоченные тополя — память о моем прадеде, который их посадил. Еще живы соседи, которые помнят его доброту и бескорыстное сердце. Наша же семья бережно хранит его медали. Я часто вспоминаю и очень жалею, что не смогла увидеть его вживую. Мы очень им гордимся и благодарны ему за его трудовую и героическую жизнь, спасибо за меня и всех людей, спасибо за ВЕЛИКУЮ ПОБЕДУ!

Прадеда давно нет в живых. Люди уходят, а память остается навсегда…

 

Милена Белоскова.

Фото из семейного архива.

Вернуться в раздел "Память"

Комментарии: