Всю жизнь его манила околица села

22 сентября 2016

Время — самое объективное мерило, оно все расставляет по местам, всем воздает по заслугам. Жаль только, что не всегда вовремя… Но тут уж никуда не денешься — иной раз десятилетия и даже столетия требуются на осмысление тех или иных событий, личностей.

С одной стороны можно позавидовать Усману Шагиевичу Зиганшину, министру сельского хозяйства ТАССР в 1971­1983 годах, юность которого пришлась на расцвет Советской власти и революционного оптимизма в обществе, а с другой, посочувствовать — он пережил крах социалистических и собственных идеалов, распад страны. В 1992­м Усмана Шагиевича не стало… И вот сегодня, в канун его 90­летия (это будет 26 сентября) мы вспоминаем незаурядного, скромного, исключительно порядочного человека, всю свою жизнь посвятившего сельскому­ хозяйству, его развитию и будущему процветанию страны, как он надеялся.

 

Бухгалтер из Большой Атни

Усман родился в 1926 году в большой крестьянской семье. Время для всех было тяжелое, а уж маленькому Усману особенно досталось. Сначала умерла мать, вслед за ней ушел отец — мальчику в ту пору еще и четырех лет не исполнилось. Усман попадает в детдом, где над ним издевались, били старшие ребята. Он убегал, его возвращали, снова убегал в родное село. В конце концов дальние родственники сжалились, приютили мальчика у себя. Усман окончил в Большой Атне школу, записался на курсы счетоводов — в ту пору эта профессия в сельском хозяйстве очень ценилась, и в 1941 году он — уже бухгалтер колхоза имени Кирова в Атнинском районе.

Когда грянула Великая Отечественная война, Усману еще и шестнадцати не исполнилось. Работал в колхозе не покладая рук, возглавлял полеводческую бригаду. А в начале 1944 года и его очередь пришла Родину защищать. Усман Шагиевич был на фронте сначала сапером, потом танкистом — стрелком­радистом. Освобождал от фашистов Белоруссию, Литву. Победу встретил в Кенигсберге. Но домой смог вернуться только в 1950 году. Грудь молодого бойца украшали медали «За отвагу», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941­1945 г.г.»

 

Из наградного листа бойца У.Ш. Зиганшина:

«В районе г. Орши, проделывая проход для танков корпуса в минных полях противника, несмотря на сильный огонь противника, он снимает и обезвреживает 87 мин. 27 июня 44 года кр­ц Зиганшин участвует в постройке моста через реку в р­не м. Старостье. По месту постройки моста противник вел непрерывный артиллерийский и оружейный огонь. Кр­ц Зиганшин, проявляя мужество и смелость в течение 8 часов, находясь под огнем противника, быстро выполняет все задания. За проявленную при выполнении боевого задания храбрость и мужество ходатайствую о награждении кр­ца Зиганшина медалью «За отвагу».

Командир 2 отдельного

мото-саперного батальона,

гвардии майор А.Мельников

6 июля 1944 г.

 

Вернувшись из армии на родину, Усман стал наверстывать украденное войной время: сразу поступил в сельскохозяйственную школу по подготовке председателей колхозов при Министерстве сельского хозяйства ТАССР, затем заочно обучался в Казанском сельхозинституте. И невесту себе присмотрел — симпатичную учительницу Закию из села Большой Менгер, женился.

В 1953 году в семье Зиганшиных родилась дочь Ляйля (она пошла по стопам матери, стала преподавателем, в настоящее время работает в КФУ), в том же году Усман Шагиевич стал председателем колхоза «Коммунизм таны» Атнинского района. В 1955 на свет появился сын Азат (окончил автодорожный факультет КАИ), в 1960 — Айрат (в настоящее время — доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой КГМУ).

Директор Атнинской МТС, началь­ник Тукаевской районной сельхозинспекции по заготовке, второй секретарь Тукаевского РК КПСС, начальник Куйбышевского (ныне это Спасский район) производственного совхозно­колхозного управления, первый секретарь Арского райкома КПСС, первый секретарь Сармановского райкома партии — куда бы судьба ни забрасывала Усмана Шагиевича, семья послушно следовала за ним. Жена никогда не роптала, наоборот, даже радовалась переменам в жизни, новым знаниям и новым добрым людям. Вот только сокрушалась, что дети редко отца видят. Еще рассвет не брезжит, а муж уже на ногах — на работу торопится­. Вечером уже темно и дети в постели, а он лишь с работы возвращается. На первом месте у Зиганши­на всегда было дело, относился к нему он со всей ответственностью. Да и спокоен был за детей, за погоду в доме — Закия Закировна, жена и верная подруга, отличная хозяйка и примерная мать, была надежным тылом. Зато когда выдавались свободные минуты и собирались гости — тут уж веселее да разговорчивее Усмана­абыя не было, шутками да прибаутками любого мог рассмешить. А если брал баян да песню затягивал на два голоса с женой — любил татарские народные, про лес родимый — все гости замолкали, чтобы послушать супругов.

Усман Зиганшин очень любил родную природу, свободное время нередко использовал для того, чтобы прогуляться по тропинкам в лесу, посидеть на берегу какой­нибудь шустрой речки, подышать свежим воздухом после дождя. А зимой тешил себя и детвору лыжными походами, причем, это всегда были очень веселые и познавательные путешествия. Усман Шагиевич словно черпал силы и энергию из окружающей среды, она была его главной экологической нишей. Да и как иначе, он ведь родом из села и на всю жизнь остался человеком деревни.

А еще он любил баню и всегда сам заготавливал березовые веники непременно с веточками зверобоя или душицы. Эти веники сушились в предбаннике, распространяя удивительный аромат деревни…

 

Портфель министра — тяжелая ноша

В 1971 году Зиганшин стал министром сельского хозяйства ТАССР. Предложение было неожиданным, очень почетным, раздумывать не приходилось — Усман Шагиевич сразу же отправился в Казань, а семья осталась в Сарманове, на полгода.

Вспоминает Айрат Зиганшин:

— Мне было одиннадцать лет, когда все это случилось. Помню оживление родителей, их разговоры о будущем. Я тогда еще толком не понимал, кто такой министр, чем он конкретно занимается. Зато в школе, до сих пор не забыл, меня одноклассники стали вдруг дразнить «министерским поросенком». Уже не знаю, за что, но я очень обижался и был рад отъезду в Казань. Еще думал: может, теперь отец чаще станет дома бывать, с ним ведь всегда так интересно. Да не тут­то было, по субботам он всегда работал, да и по воскресеньям тоже, он не мог иначе — работа министра отнимала у него все время без остатка. Но он никогда не жаловался, наоборот, был очень жизнерадостным, шутками так и сыпал. Теперь, я думаю, потому, что очень любил свое дело, родную землю.

Непростое наследство получил новый республиканский министр в 1971 году. Ситуация в сельском хозяйстве в те годы во всей стране оставляла желать лучшего: продовольственный рынок почти опустел, жизненный уровень населения стремительно падал. Необходимо было принимать меры, менять курс. Усман Шагиевич с энтузиазмом взялся за новое ответственное дело, министр сельского хозяйства ТАССР был преисполнен искренним желанием принести максимум пользы селу, труженикам полей и ферм республики. Он часто ездил по районам, дружил с наукой, встречался с механизаторами прямо в поле, внимательно выслушивал их претензии, давал дельные советы. Кстати, именно по инициативе Усмана Зиганшина в республике была разработана и затем широко внедрена прогрессивная система земледелия. Да и в Москве, куда министр нередко выезжал для решения различных хозяйственных вопросов, его уважали, прислушивались к его мнению.

Усман Зиганшин принимал активное участие в общественной жизни, был членом Татарского обкома КПСС, депутатом Верховного Совета республики. За свой самоотверженный труд награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени, медалями, Почетными грамотами.

Вместе с командой специалистов из своего аппарата министр, руководствуясь решениями и указаниями вышестоящих органов, разработал план мероприятий по развитию мелиорации, химизации земледелия, переводу животноводческих отраслей на промышленную основу, организацию крупных животноводческих комплексов, создание высокомеханизированных птицеводческих хозяйств. К сожалению, полностью воплотить в жизнь столь масштабные задачи в рамках существующих в ту пору административно­управленческих структур оказалось невозможным.

Увы, модное и весьма затратное укрупнение хозяйств на селе не оправдало надежд. Комплексы­гиганты, не располагая необходимыми земельными ресурсами, оставались без кормов, коровники наполовину пустовали из­за невозможности производить достаточное количество молодняка. В результате сельское хозяйство в целом несло большие убытки. На возведение дорогостоящих крупных животноводческих комплексов республика потратила в те годы почти половину капитальных вложений, предназначенных для села. А давали эти комплексы всего­то 10­12 процентов товарного молока, да 7­8 процентов процентов мяса крупного рогатого скота. Основную нагрузку в обеспечении продуктами животноводства несли обычные фермы, хотя средства на их обустройство и реконструкцию в те годы почти не выделялись. Кто в этом виноват? Министр…

 

Всегда оставаться человеком

В ноябре 1983 года последовал указ Президиума Верховного Совета ТАССР об освобождении Усмана Зиганшина от должности министра сельского хозяйства. Конечно, он очень переживал. Ему было 57 лет — еще полон сил и энергии, но пришлось искать приложение богатейшему опыту, мощным организаторским способностям, незаурядному интеллектуальному потенциалу в другом месте. Усман Шагиевич получил приглашение поработать главным государственным инспектором Государственной инспекции по закупкам и качеству сельхозпродуктов по Татарской АССР. Должность важная, ответственная, хотя и не такая высокая, как министр. Почти десять лет отдал этой деятельности Усман Шагиевич, не изменяя себе в привычках, в заданном жизненном ритме — то есть, рано вставал, не щадил себя на работе, поздно возвращался домой. Он к тому же был активным членом Коммунистической партии, возглавлял ревизионную комиссию республиканской партийной организации. Эта работа требовала внимания, усилий.

…Сердце не выдержало в ноябре 1992 года — Усман Зиганшин умер от острого сердечного приступа. Опубликованный в газете «Советская Татария» некролог был подписан группой высокопоставленных чиновников во главе с недавно избранным Президентом Татарстана Минтимером Шаймиевым.

Долгие годы работавший вместе с Усманом Зиганшиным Асят Айметдинов (кандидат экономических наук, заслуженный экономист РФ), вспоминая скорбный день похорон, так описал свои ощущения:

«В минуты прощания у безжизненного тела своего кумира я мысленно вспоминал жизненный путь всех предшествующих руководителей сельского хозяйства в республике и ловил себя на мысли, что министр был тогда самым незащищенным человеком. Любой властный орган мог вызвать его на ковер, лишить прав и должности. И Зиганшин, и те, кто возглавлял это ведомство до него, оставляли свой пост не по своей воле — их увольняли даже без объяснения причин…»

 

Людмила КАРТАШОВА.

На снимке:  поездка в район.

Фото из архива семьи Зиганшиных.

Вернуться в раздел "Память"

Комментарии: