Опасно для жизни

24 июля 2014

Население поселка Гари, входящего в состав города Зеленодольска, взбудоражено. По крайней мере, та его часть, которая называется ТОСом — территориальным общественным самоуправлением. Причем, взволнованы люди настолько, что успокаивать их приехали в прошлую пятницу сразу три высокопоставленных представителя муниципальной власти: руководитель исполкома Зеленодольского муниципального района Сергей Егоров, заместитель главы района Фоат Шамсиев и руководитель исполкома города Зеленодольска Александр Кияшко. Прослышав о том, что приедет начальство, в назначенное время подошли к библиотеке не только тосовцы, но и, так сказать, некоторые рядовые граждане.

Собрались в библиотеке, так как более подходящего помещения на этот случай в поселке не оказалось. «Уважают вас, втроем приехали…», — вполголоса проговорил я, обращаясь к тосовцам. «Боятся по одному ездить…», — тут же прозвучало в ответ.

Колючий все-таки он, народ. 

Речь пошла о референдуме по поводу самообложения населения. Вопрос злободневный: бюджетных средств на решение социальных вопросов у государственных и муниципальных органов не хватает, поэтому для обустройства населенных пунктов решено привлекать средства самих жителей. Причем, чтобы повысить активность граждан, в директивных документах прописан хороший стимул: на каждый собранный с населения рубль из бюджета выделяется четыре. Скинулись на целый миллион — получай четыре миллиона. Однако, заставить жителей сдавать деньги по самообложению никто не может — только на основе референдума. Референдумы сейчас проходят по всей республике. И не везде население голосует «за». Вот и жители поселка Гари высказывают сомнение: стоит ли отдавать свои кровные?

На чем основаны сомнения? Дело в том, что поселок вошел в черту города более 20 лет назад — в 1991 году. С тех пор, как свидетельствуют его жители, год от года качество жизни в населенном пункте только ухудшается. Так, когда Гари были самостоятельным поселком, здесь, так сказать, в шаговой доступности был свой сельсовет, куда можно было обращаться с разными вопросами. Работали 8-летняя школа, детсад, дом культуры, библиотека, фельдшерско-акушерский пункт, магазин, парикмахерская, почта, дом быта. У сельсовета было свое подсобное хозяйство. 

— У нас тогда был сельский уклад жизни, — говорят тосовцы, — младшие уважали старших, высок был авторитет учителей, к нашему мнению местные власти прислушивались, дети безопасно ходили в школу, играли на улице. Сейчас все это утрачено…

Новейшая, городская история Гарей отмечена закрытием большинства выше названных социальных учреждений. На сегодня здесь остались только магазин, библиотека, почтовое отделение. И еще церковь. Казалось бы, а зачем все остальное? Ведь теперь Гари — это Зеленодольск, это город, со всеми его городскими атрибутами жизни. Но! До ближайшей школы — 3 км, столько же — до детсада. До аптеки тоже не близко. И до разных управленческих и обслуживающих учреждений добраться теперь морока. Не у всех ведь есть легковой автомобиль, а маршрутные такси №4 и №6, которых жители Гарей упорно добивались не один год, по пути забиваются пассажирами близлежащего поселка Мирный, так что в них иной раз не сесть. У библиотекаря Галины Кужель, которую часто выбирают секретарем разных поселковых собраний и совещаний, целая папка копий разных писем, адресованных в разное время властям района и города, реакцией на большинство которых стали только отписки.

Вот и сомневаются жители Гарей: а будет ли толк от тех денег, которые они соберут по самообложению? И не уйдут ли они, как вода в песок?

Руководитель исполкома Зеленодольска Александр Кияшко с обезоруживающей непосредственностью и простотой эти сомнения только усилил, сказав, что Гари — это «не самопровозглашенная республика», и собранные деньги будут направляться на решение самых первостепенных проблем всего города. Но тут вмешались, похоже, более искушенные в таких делах чиновники — Сергей Егоров и Фоат Шамсиев, которые заверили, что деньги, собранные по самообложению, пойдут, естественно, на решение социальных проблем самого поселка, и подтвердили, что на каждый собранный у граждан рубль будут выделены 4 рубля бюджетных. Занявшийся было «пожар» был потушен.

Как показывает практика, деньги по самообложению направляются, прежде всего, на внутрипоселковые дороги. Отдельные жители Гарей, как довелось увидеть, по собственной инициативе привозят щебень, асфальтную крошку, битый кирпич и засыпают ямы на проезжей части перед собственными домами. Когда же, наконец, проложили, асфальт по некоторым улицам, жители усомнились в том, соответствует ли фактическое покрытие дорог тому, что указано в отчетных документах: уж больно узкие полотна, отсутствуют тротуары, нет никакой дорожной разметки. К тому же улицы Демократическая, к примеру, Ульянова и Лесная заасфальтировали лишь наполовину. Разве так бывает? И вообще, помнят ли городские власти, что Гари — это тоже город? Встреча проходила без регламента, без председателя и секретаря, без утвержденной повестки. Причиной этому отчасти стало, можно сказать, и форс-мажорное обстоятельство. Дело в том, что председатель ТОСа Л.Заруцкая буквально на днях вышла из доверия тосовцев, поскольку, по их мнению, стала незаконно распоряжаться муниципальной землей и чужим, хотя и бесхозным, имуществом. Ей пришлось написать заявление о сложении своих полномочий и давать показания правоохранительным органам.

Что ж, выборы нового председателя и ведение собраний в соответствии с существующими правилами — дело наживное. Главное, что есть у тосовцев и жителей Гарей неравнодушие. Не случайно в ходе встречи ими были подняты острые социальные проблемы поселка. Например, обратили внимание на то, как опасно пешеходам пересекать дорогу на центральной улице. Оказывается, что как только здесь в 2007 году проложили асфальт до магазина «Магнит», то сразу увеличился поток машин, в том числе грузовых, повысилась и скорость движения. А никаких ограничений на дороге нет: ни светофоров, ни знака предельно допустимой скорости, ни «зебры», ни лежачего полицейского.

— Мы боимся за своих детей, — высказался кто-то, — ведь они каждый день, по пути в школу, с риском для жизни переходят дорогу. Ладно, что хоть новую трубу водопровода, протянутого под дорогой, закопали неглубоко — хоть там машины чуть-чуть подпрыгивают, и водители невольно притормаживают…

Сергей Егоров оживился:

— Водопровод работает?

Спросил с акцентом, с намеком на то, что новая труба — это забота власти о местном населении.

— Работает, только вода плохая — песка много. Ходим за питьевой водой в садоводческое товарищество, — последовал ответ.

Руководство района и города стало вникать в ситуацию с безопасностью движения. Тосовцами была вывешена даже схема проблемной части поселка с названиями улиц. Так сказать, для наглядности. Прозвучало обещание решить проблему. Были подняты вопросы восстановления автобусного маршрута №3, прокладки асфальта на отдельных участках грунтовых дорог, оборудования детской игровой и спортивной площадок…

Надо сказать, что диалог тосовцев с властью в целом протекал вполне мирно, интеллигентно и даже, как это принято говорить, в конструктивном духе. Может быть, местное самоуправление Гарей посчитало, что приехавшие к ним чиновники на своих должностях относительно недавно и с них «взятки гладки»? Во всяком случае, когда «отцы города и района» заверили поселковцев, что к 70-летию Победы в поселке будет поставлен новый памятник павшим в Великой Отечественной войне — он включен в план, а председатель ТОСа будет получать за свою общественную работу какое-то ежемесячное вознаграждение, в помещении раздались аплодисменты. ТОС в Гарях хотя и существует с 1997 года, но люди в нем меняются, а новым избранникам бывает страшновато перед сильными мира сего. И каждый свой даже маленький успех в отстаивании прав они готовы расценивать как победу.

Вместе с тем, не все жители разделяют такое снисходительное отношение к нынешним властям. В частности, бывший депутат Геннадий Воронов со всей принципиальностью заявил, что вопрос самообложения населения — вторичный. Главное — это куда направляются бюджетные деньги города. Ведь наверняка ежегодно идет работа над планами, на их реализацию выделяются средства из бюджета, формирующегося из налоговых отчислений и тех жителей Гарей, которые работают на зеленодольских предприятиях. Так почему не жалуют местные власти поселок? 

Вопрос резонный. И отвечать на него — именно нынешним властям. Тем более, что глава района и города Александр Тыгин в здешних властных структурах, с небольшим перерывом, с 2005 года. С начала прошлого года в этой обойме Сергей Егоров, Александр Кияшко и Фоат Шамсиев, у которых тоже нет никакого морального права на раскачку, — они теперь в ответе и за себя, и за тех чиновников, кто ушел. Да, Зеленодольск сегодня — город большой, с населением более 160 тысяч, и проблем у него не меряно. Многие из них решаются. Строятся жилье, объекты соцкультбыта, коммуникации, дороги, немало внимания уделяется вопросам развития промышленности, образования, здравоохранения, культуры, торговли, поддержки пенсионеров и инвалидов, молодежи.

Однако нерешенных проблем еще больше. Поселок Гари — это 1000 домовых хозяйств, порядка 1800 проживающих. И важно не отмахиваться от их проблем, не оставлять на завтра, а искать пути решения уже сегодня. При этом опираясь на тех, кто, не считаясь с личным временем, не за материальное вознаграждение, а за совесть, за людей старается эти проблемы поднимать, заострять на них внимание, добиваться положительного результата.

На снимке: жители поселка Гари говорят о своих проблемах.

Владимир БЕЛОСКОВ

Фото автора.

Вернуться в раздел "Местное самоуправление"

Комментарии: