И будет сниться Валаам...

20 октября 2016

Как никогда сегодня популярна присказка о том, что не нужен нам берег турецкий. Вот и меня, побывавшую во многих городах Европы, тянуло в Карелию. А именно — на остров Валаам на Ладожском озере. И вот, наконец­, решение принято: еду на Валаам!

…На волнах покачивается четырехпалубный теплоход «Ленин», который вскоре повез нас с питерской пристани на Валаам — двести десять километров по Неве и Ладожскому озеру. Когда уже стемнело и мы плыли по Ладоге, вышли на палубу: выл ветер, хлестал дождь, злобно кудрявилась за бортом темная и тягучая, как болотная ряска, вода, словно хохотала… Мороз по коже в прямом и переносном смысле, на ум сразу пришел «Титаник» с его печальной участью, отчаянно захотелось обратно в каюту, в тепло и уют… Зато утром, раздвинув шторку на окне, ахнула от восторга: солнце задорно скользило по водной глади, волны играючи прикасались к отвесным красноватым берегам, накрытым сверху пышной золотой шевелюрой деревьев.

Так нас встретил остров Валаам — самый крупный в Валаамском архипелаге, объединяющем более 50 островов. Его длина 9,6 км, ширина — 7,8 км.

В общей сложности на Валааме, в том числе в поселке Валаам, относящемся к Сортавальскому муниципальному району (город Сортавала — административный центр Сортавальского городского поселения Республики Карелия), проживают всего около двухсот человек. Половина из них монахи, половина — мирские жители, как их тут называют.

Одной только окружающей природы достаточно, чтобы превратить Валаам в место паломничества тысяч и тысяч туристов, не говоря уже об остальных его достопримечательностях. В этом я убедилась, едва ступив на священную землю: высоченные хвойные деревья купали свои вершины в голубом небе, под ними водили хороводы березы в ярко­желтых осенних сарафанах, еще ниже покачивалась разноцветная челядь — подлесок из кустарников, папоротников, всевозможных трав. А в самом низу землю покрывал ковер из мягких мхов, бруснично­чернично­клюквенных ягодников, грибов. Собирать нельзя — заповедный режим, а вот фотографировать сколько угодно. На Валааме обитает множество птиц: зяблики, синицы, вальдшнепы, завирушки, пеночки­трещотки, кряквы, гоголи, хохлатая чернеть, то и дело попадаются на глаза вездесущие смелые чайки. Среди млекопитающих встречаются белки, лоси, зайцы, мыши­полевки, нерпы, лисы. Есть лоси, но их мало, численность этих животных контролируется — уж больно падки лоси до листвы, хвои и коры деревьев, а растительность острова нужно беречь. Изредка встречается рысь, а зимой по льду с материка иногда забредают волки, но ненадолго — пищи в местном лесу для хищников маловато. Кстати, климат на Валааме достаточно комфортный, без затяжных дождей осенью и трескучих морозов зимой. А летом и вовсе солнечных дней на острове на 30­35 больше, чем на материке. В это время здесь царствуют белые ночи, самая короткая из которых длится всего 3 часа 45 минут.

Какой впечатляющий вид открывается с крутого каменистого берега, изрезанного бухточками и заводями, на водную гладь озера: век любоваться — не налюбуешься! Стою на крутом обрыве, щелкаю фотоаппаратом и мысленно переношусь в далекое прошлое. Не удивительно, что Валаам приглянулся в свое время православным религиозным деятелям, которые расселились по острову в скитах.

История Валаамского монастыря начинается с XIV века, даже известна точная дата его основания — 1407 год, предание гласит, что до 1429 года именно здесь жил инок Савватий, основавший Соловецкий монастырь. В XV столетии на Валааме проживали 600 монахов, монастырь в ту пору называли «честной и великой лаврой».

Впрочем, на далекий и оторванный от мира водными просторами Ладоги остров в давние времена ссылали провинившихся. И не только. Есть в истории Валаама грешная страница, такая же впрочем, как у нашего Свияжска, служившего в свое время местом ссылки и принудительного труда во времена сталинских репрессий, позже психиатрической больницей. На остров Валаам после завершения Великой Отечественной войны, «дабы не порочили жизнеутверждающий социалистический строй», ссылали, как в лепрозорий, увечных, организовав здесь Дом инвалидов. В монастырских и скитских зданиях жили калеки, пострадавшие во время войны, больные туберкулезом, умственно отсталые и просто бездомные старики. Монастырские постройки не считались памятниками истории: комиссия архитекторов не сочла тогда сооружения Валаама ценными. Это сейчас отношение к ним резко изменилось — Спасо­Преображенский мужской монастырь признан памятником русского зодчества, древняя иноческая обитель стала чем­то вроде мусульманской Мекки для православных людей. Пройтись по этой земле, поклониться нашедшим в ней последний приют страдальцам — уже святое дело, своего рода хадж во имя искупления грехов, пусть и не своих собственных…

Признаюсь, мою душу эти мысли переполняли на протяжении всего пребывания на Валааме, и особенно во время знакомства со старинными монашескими скитами: Воскресенским, Гефсиманским, в честь святителя Николая Чудотворца, преподобного Александра Свирского, Коневской Божией Матери. К последнему вместе с проводником долго пробирались по крутой лесной тропинке, мимо скал — и вот награда, словно три прозрачные жемчужины сверкнули озера. На берегу самого крупного из них, Игуменского, отшельником в течение семи лет в деревянной келье обитал будущий знаменитый в православном мире игумен Дамаскин, которого называют строителем. Он правил на Валааме с 1839 по 1881 год, возвел за эти годы немало храмов, новых скитов, гостиниц для паломников острова и т.д. Самая высокая лиственница острова растет именно здесь — ее высота 32 метра, по преданию дерево посадил сам Дамаскин.

Когда мы пришли к Спасо­Преображенскому монастырю, прошагав в общей сложности семь километров по лесу, то увидели следы недавнего пожарища — сгорел второй этаж гостиницы для паломников (кто­то неудачно попользовался обогревателем). Спешно велась реконструкция, чтобы успеть до зимы. К счастью, сегодня Валаамский монастырь вниманием и помощью властных структур не обделен.

…Такая неожиданность — коровы на лугу! Оказывается, на острове есть ферма, ее история уходит в глубокое прошлое и также связана с игуменом Дамаскиным — именно он положил начало ее строительству в 1879 году. С тех пор ферма здесь и существует, снабжая монахов и немногочисленных мирских жителей острова свежими молочными продуктами. Попробовать их иногда перепадает и туристам.

Мы заглянули на ферму, которая в 2015 году после тотальной реконструкции получила новое дыхание. Теперь здесь кроме молока и прочих известных его производных готовят несколько сортов сыров. Жаль, не удалось их попробовать, но говорят, что необыкновенно вкусные, потому что все на монашеской ферме экологически чистое. С таким уклоном ее возводил почти сто пятьдесят лет назад игумен Дамаскин, крепкий кирпичный коровник строили по всем требованиям того времени: с ввозами на сеновал под крышей, с механизмами для подачи кормов и воды животным, даже с водопроводом.

На первом этаже келейного корпуса располагалась кухня, трапезная, хозяйственные постройки и баня. В подвале работала паровая машина, которая и воду подводила в нужные места, и давала энергию сепаратору, взбивавшему молочные сливки в масло. Тут же были мельница для размола мелкого картофеля, сенорезка. У монахов ничего зря не пропадало — все шло в дело. От погреба к причалу вела рельсовая дорога, работал подъемный кран, изготовленный самими монахами. К началу XX века работа фермы на Валааме была так четко отлажена, что ее даже наградили почетным призом, как образцовое предприятие.

Монастырь закрыли в 1940 году, ферму передали в подсобное хозяйство советским учреждениям, лишь в 1992 году ее возвратили монастырю, вновь открывшемуся в 1984­м.

Тишина и удаленность от мирской суеты оставляют незабываемые впечатления от посещения Спасо­Преображенского мужского монастыря — этого северного духовного уголка России, который был освящен в 1896 году. Верующие православные паломники стремятся приложиться к мощам основателей монастыря — святых преподобных отцов Сергия и Германа Валаамских. Одной из самых почитаемых святынь монастыря является чудотворная Валаамская икона Божией Матери. Еще одна святыня — чудотворная икона святой праведной Анны, праматери Христа, являющаяся списком с афонского подлинника и обладающая чудесным свойством исцеления от бесплодия.

Среди монастырских построек выделяется современная просторная сцена на манер беседки, с каменными ступенями, ажурными стенами и крышей — это и на самом деле сцена, построенная два года назад. Дело в том, что Валаамский монастырь славен своим хором, в репертуаре которого различные церковные богослужебные песнопения. Валаамская обитель активно сотрудничает с кафедрой древнерусского пения Санкт­Петербургской консерватории, ее преподаватели помогают монахам изучать древнее знаменное пение Руси.

В июле 2016 года на территории Валаамского монастыря состоялся II Международный фестиваль правосла­вного пения «Просветитель», который проводится по благословению патриарха Кирилла. В фестивале принимали участие монастырские и духовные хоры из разных уголков мира: Армении, Болгарии, Греции, Грузии, Ливана, Румы­нии. Выступил на этой сцене и хор из Татарстана.

…Сильный и быстрый дождь пролился над монастырем — и снова выглянуло солнце, заиграв лучами на куполах Спасо­Преображенского храма. По мокрой бетонированной дорожке, не поднимая лиц, спешили по делам два монаха, а совсем рядом на детскую площадку с качелями и песочницей вышла погулять молодая мама с мальчиком лет пяти.

Валаам живет своей жизнью — служители Церкви исполняют свой долг перед Богом, миряне работают в инфраструктуре поселка и монастыря, туристы открывают для себя страницы истории. «Долго будет Карелия сниться...», — поется в песне.

И это правда.

 

Людмила КАРТАШОВА.

На снимках: виды Валаама.

Фото автора.

Вернуться в раздел "Путевые заметки"

Комментарии: