Возвращение в Камаево

29 ноября 2012
Ильнур Хайриев, казалось, прочно устроился в городе. Получив образование педагога, он сначала 7 лет проработал в школе, а потом перешел на руководящие должности в различные бизнес-структуры. Приобрел квартиру в Елабуге, женился. Посмотреть со стороны — жизнь у молодого человека складывалась как нельзя лучше.
Так село Камаево, что в Менделеевском районе, казалось, безвозвратно потеряло еще одного своего сына.
Но он вернулся. Жене Альбине причина была озвучена так: «Отец заболел». Да так оно, собственно, и было. Ведь в Камаеве оставались отец и мать. Крестьяне до корней волос. Оба в разное время работали руководителями тамошнего колхоза «Батыр кул», а еще отец — главой сельского поселения, мать — главным экономистом. Свой дом, большое подворье…
Но была и еще одна причина возвратиться. Причина, которую Ильнур не афишировал, не разглашал. То, что давно и постоянно тревожило душу и не имело никакого названия. Это — «запах полыни и вешние ливни» над родным селом. То, что всегда, сколько бы времени ни прошло, притягивает, зовет, манит, если успел полюбить и впитать, что называется, с молоком матери.
Ильнур сельским трудом занялся с самого раннего детства. Отцу и матери хозяйством заниматься было некогда — с рассвета и до позднего вечера на работе. И пять лошадей, овцы и свиньи были практически на плечах братьев — Ильшата и Ильнура. Они их кормили, поили, пасли, убирались в стойлах. Вот когда Ильнур впитал, так впитал! И красоту рассветов над росными лугами, и романтику закатов за лесистыми холмами, и героику сельского труда, и великий смысл сельского бытия. И радость первой покупки на собственные деньги — велосипеда.
Конечно, он увидел и ощутил и тяжесть работы сельского человека, живущего к тому же в условиях бездорожья, с недостаточно развитым соцкультбытом, с грустью «этих северных бедных небес». Потому поначалу и уехал в город, напутствуемый родителями: «Поезжай, сынок, видишь, как мы тут мучаемся…»
И вот пришел 2006 год… Год возвращения в родные пенаты. И — надо же было так совпасть — и год начала реализации национального проекта развития агропромышленного комплекса. Оживление в деревне — льготные кредиты на строительство сараев, покупку скота и кормов. То, о чем раньше и помечтать не приходилось. Ну как тут останешься в стороне?
И Ильнур идет в Россельхозбанк, оформляет документы на получение 400 тысяч рублей. На эти деньги он начал строить свою ферму, вложив и собственные сбережения. Одновременно приобрел станок для изготовления бетонных строительных блоков, пилораму. Через некоторое время в том же банке взял еще один кредит — на 700 тысяч рублей.
— Предпринимателю работать без кредитов практически невозможно, — говорит Ильнур Равилевич. — И я рад, что у нас в Елабуге есть допофис Россельхозбанка, где специалисты быстро вникают в суть вопроса, оперативно принимают решение и относятся к клиентам не по-казенному, а внимательно и душевно…
Сейчас у Ильнура Хайриева, создавшего собственное крестьянско-фермерское хозяйство, 500 гектаров арендованной земли, 70 голов крупного рогатого скота, в том числе 30 коров. И еще 4 скаковые лошади — это для души. И — масса переживаний, без которых не обходится ни одно сельскохозяйственное производство: из-за погоды, цен на продукцию и услуги, отношения людей к работе, политики государства в отношении села…
Ильнур — настоящий фермер. Хотя в период сезонных работ он нанимает до 15 рабочих, тем не менее, сам и на трактор садится — бороновать пашню, сеять зерновые, опрыскивать посевы против сорняков, вредителей и болезней, прессовать сено, пахать поля. И на комбайне его можно застать — молотит хлеб он получше любого наемного. Потому что и технику знает, и технологию. А если ситуация заставляет, то и коров доит. И на пилораме сам доски пилит. И работа эта ему тоже нравится.
— Я тут, в своем фермерском хозяйстве, чувствую себя свободным. Работа не на кого-то, а на себя пробуждает чувство хозяина, и чувство это сладкое — несравнимо ни с чем, — говорит Хайриев.
Может, обошелся бы он и без трудовых подвигов. Но куда деваться?! Наемный — он и есть наемный. То заболел, то напился. А то просто не пришел на работу. Какие с него взятки?
Чувство хозяина побуждает фермера трудиться и расчетливо, и рачительно. Взять, к примеру, такой вопрос, как продуктивность дойного стада. Иной «колхозник» может годами мучиться с буренкой, от которой, как говорят, ни молока, ни мяса, понапрасну тратя и корма, и вкладывая свой труд. Инвестор впадает в иную крайность, привозит «золотую» корову на «Боинге» из Австралии, которая через год-два от нашего климата и условий содержания благополучно заболевает маститом или туберкулезом и уходит на мясо.
У Хайриева буренки ухоженные и дают, в большинстве своем, по 15-20 килограммов молока в сутки, а отдельные — до 25 килограммов. В прошлом году фермер в известном племенном хозяйстве — ООО «Серп и молот» — закупил на 400 тысяч рублей 5 нетелей. Из них он создал племъядро, животные окружены особым вниманием: дифференцированным рационом кормления и своевременными прививками. После отела они, несомненно, будут тщательно раздоены.
Альбина, жена Ильнура, поначалу, когда муж все свои доходы вкладывал в сельхозпроизводство, сильно переживала. А сейчас привыкла: раз мужу его новое дело нравится, значит, так и должно быть. К тому же и отдача кое-какая теперь есть.
В фермерском хозяйстве Ильнура Хайриева имеются 3 зерноуборочных комбайна, в том числе новая «Нива», два новых трактора МТЗ-82, «КамАЗ», «Газель», пресс-подборщик, косилка, грабли, погрузчик. Ежедневно на «Газели» до 800 килограммов молока вывозится в Удмуртию — там за него платят побольше. Летом надои выше, вырастает и продажа — до 1200 килограммов. При этом КФХ «Хайриев» своевременно расплачивается с пайщиками за землю — зерном, сеном, услугами. А при продаже этой продукции местному населению делается скидка.
Сейчас фермер строит новую ферму — современную, со всей технологической начинкой: доильными аппаратами, молокопроводом, танком-охладителем молока, автопоилками, навозоуборочным транспортером.
— Конечно, здорово помогают субсидии Минсельхозпрода, — говорит Хайриев. — Хотя собственные пилорама и станок по производству блоков сильно удешевляют строительство, тем не менее, без субсидий было бы тяжело…
Ильнур Равилевич мечтает довести молочное стадо до 100 коров, со временем заняться переработкой молока и мяса, для чего планирует еще создать снабженческо-заготовительный кооператив. Это будет хорошая опора и для личных подсобных хозяйств населения: гарантированный сбыт излишков продукции, стабильный дополнительный доход...

P.S. Когда материал был уже подготовлен к печати, мы созвонились с Ильнуром Хайриевым.
— Ферма сдана в эксплуатацию, коровы доятся, работа идет, — сообщил он.
И голос фермера был сильным и бодрым.

Тимофей ТРОИЦКИЙ.
 
На снимке: фермер Ильнур Хайриев и его отец Равиль Гаптельханович.
Фото автора.

Вернуться в раздел "Рынок и люди"

Комментарии: